Общественность и прокуратура против незаконного продления Кольской АЭС

6e1c04bff1aa6c89aabfddd7841f0d12.jpeg

Комментарий

Организатор сегодняшней акции – мурманская организация «Природа и Молодежь» – передала губернатору области символичный подарок: огромный замок, которым губернатор мог бы закрыть выработавшие свой ресурс блоки АЭС. Подарок принял помощник губернатора Алексей Барабанов.


Как заявляют в Мурманской областной прокуратуре, продление 1 и 2 энергоблоков Кольской АЭС было осуществлено незаконно: не была проведена государственная экологическая экспертиза, предполагающая общественное обсуждение проекта. «Откройте правду – закройте реактор», было написано на плакате, который держали сегодня участники акции.


«Взорвавшийся на Чернобыльской АЭС реактор был совсем новым и проработал чуть больше двух лет. Продлеваемые сейчас реакторы первого поколения — старые. Любой день их работы может обернуться катастрофой», — заявляет исследователь «Беллоны» Игорь Кудрик.

–>
Нарушения

Реакторы энергоблоков №1 и №2 КАЭС введены в строй в 1973 и 1974 годах и относятся к первому поколению (типа ВВЭР-440/230). Рассчитаны они были на 30 лет работы. Соответственно, в 2003 и 2004 годах старые реакторы должны были быть закрыты.


Но этого не произошло, а произошло «продление сроков эксплуатации» с некоторой модернизацией блоков. Лицензии Госатомнадзора на продление срока их службы на пять лет были выданы без проведения обязательной государственной экологической экспертизы. Проведение такой экспертизы федерального уровня требуется законом «Об экологической экспертизе» (ст.11).

–>
Надо заметить, что первая лицензия на продление эксплуатации старых реакторов была выдана летом 2003 года — почти сразу после того, как руководителем Госатомнадзора стал Андрей Малышев, бывший замминистра по атомной энергии. Он сменил на этом посту Юрия Вишневского, неоднократно критиковавшего действия атомщиков.


В апреле 2005 года прокуратура Мурманской области вынесла представления об устранении нарушений и проведении экспертизы Ростехнадзору (в который теперь входит бывший Госатомнадзор) и оператору АЭС концерну Росэнергоатом. Однако те не согласились исполнять постановления прокуратуры.


Как сообщили вчера корреспонденту «Беллоны» в Мурманской прокуратуре, в концерн и надзорный орган были направлены повторные представления. Однако в ответ вновь были получены только отписки. В ближайшее время областная прокуратура перешлет документы в Генеральную прокуратуру. После возможно обращение в суд по невыполнению представления прокуроров.

c7cdae1b53bd73347086a5077f5f57fe.jpeg


Внимание прокуроров на незаконность действий по продлению АЭС обратили в 2004 году «Природа и молодежь» и редакция издаваемого «Беллоной» в России журнала «Экология и право».




Позиция «Беллоны»

По мнению «Беллоны», отраженному в «Красном докладе», продление сроков эксплуатации АЭС — опасная практика, осуществляемая за счёт западных доноров, и ещё один показатель кризиса ядерной индустрии.

–>
Для продления сроков эксплуатации выбраны самые несовершенные реакторы, какие только есть во всей Европе, в том числе первые два энергоблока Кольской АЭС и первые два энергоблока Ленинградской АЭС. У всех этих реакторов имеются конструкторские и проектные недостатки, которые невозможно исправить при помощи действий, именуемых «комплексом мер по продлению ресурса и срока эксплуатации».


По признанию Росатома, безопасность этого поколения реакторов (в первую очередь тех, у которых продлевают ресурс) обеспечивается главным образом увеличением количества различных систем безопасности и систем ограничения выхода активности, ужесточением требований к оборудованию и персоналу. В результате АЭС становятся все более и более сложными и, следовательно, более и более дорогими и ненадёжными. Можно сказать, что при господствующей в настоящее время философии безопасности атомная энергетика близка к её экономически «предельному» уровню: дальнейшее наращивание систем безопасности ведёт к снижению существующей конкурентоспособности атомной энергетики.


Таким образом, продление ресурса ведёт к снижению экономических показателей и снижению безопасности АЭС. Необходимо отметить, что свой вклад в поддержку этой практики внесли и западные государства, которые финансировали мероприятия по повышению безопасности энергоблоков, о которых идет речь, рассчитывая на то, что реакторы будут остановлены по истечении их проектного 30-летнего срока эксплуатации.


Так в середине 90-х Россия подписала договор с Европейским Банком Реконструкции и Развития, в рамках программы Nuclear Safety Account, в котором были закреплены обязательства по выводу из эксплуатации блоков первого поколения. Однако после получения финансовых средств по этой программе российские власти отказались выполнить договор.


За период с 1991 по 2005 год затраты на программу ядерной безопасности ТАСИС составили около полумиллиарда долларов.


В 2004-2005 годах реагируя на продление, норвежское министерство иностранных дел значительно уменьшило поддержку Кольской АЭС.


Кроме того, Европа продолжает покупать электроэнергию, производимую в том числе и реакторами Кольской АЭС, тем самым также поддерживая опасную практику продления.


В докладе «Беллоны» «Атомная Арктика», опубликованном в 2001 году, упомянут следующий факт. Ешё в 1989 году комиссия Госатомнадзора сделала заключение, что 1 и 2 блоки Кольской АЭС нуждаются в переводе в щадящий режим с ограничением мощности до 50-70 процентов, чтобы эти блоки «плавно заканчивали свой жизненный цикл». К сожалению, тогда требование комиссии не было выполнено.


Кольская АЭС, эксплуатирующая два реактора ВВЭР-440 первого поколения, является в соответствии с выводами комиссии Госатомнадзора, а также специалистов из Швеции и Финляндии одной из самых опасных АЭС на территории России.


Полшага до крупной аварии

«На одной из старейших АЭС России проводится абсолютно незаконный эксперимент по продлению срока службы реакторов, которые проектировались в расчете на 30 лет эксплуатации. Это может привести к ядерной катастрофе, так как 1 и 2 энергоблоки относятся к первому поколению советских реакторов, сравнимых по уровню безопасности с Чернобыльской АЭС, — говорит Владимир Сливяк, сопредседатель группы «Экозащита!». — Прокуратура обязана наказать руководство АЭС за наплевательское отношение к закону и добиться отмены незаконной лицензии».


Ещё 11 июня 1992 года и.о. министра безопасности Н.Глушко составил записку председателю правительства Виктору Черномырдину: «Остро встает вопрос дальнейшей эксплуатации энергоблоков с реакторами ВВЭР-440, установленными на Нововоронежской и Кольской АЭС, которые не удовлетворяют современным требованиям безопасности. В то же время их реконструкция по заключению специалистов Минатома России экономически нецелесообразна.»


В 1993 году Кольская АЭС оказалась на грани наиболее серьезной аварии в своей истории. Из-за урагана станция лишилась энергообеспечения, что едва не привело к потере контроля над реакторов и крупной аварии.

f38469fd7bf7c28d6438a893ffe4c02c.jpeg


Продление вместо демонтажа

Последним в СССР был построен 3 блок Смоленской АЭС с реактором чернобыльского типа РБМК-1000 в 1989 году. В независимой России за почти пятнадцать лет были достроены только три блока, строительство которых было законсервировано в конце 1980х — 4 блок Балаковской АЭС (1994), 1 блок Ростовской АЭС (2001), 3 блок Калининской АЭС (2005). Причем суммы, затраченные на достройку этих блоков, составили более трех миллиардов долларов, и это притом, что в момент консервации степень готовности блоков составляла около 70 процентов.


В провозглашаемых Росатомом планах — достройка 5 блока Курской, 3 блока Калининской, 2 блока Ростовской АЭС. При этом 5 блок Курской АЭС относится к чернобыльскому типу, РБМК-1000. Достройка каждого из таких блоков с готовностью 60-70%, разрабатывавшихся в семидесятые годы, будет стоить по заявлениям Росатома порядка 1 млрд долларов.


По международным оценкам, строительство одного нового блока мощностью 1000 мегаватт стоит от 1,5 до 2,8 млрд долларов.


Исходя из этого, сомнительно, что в ближайшие пять лет Росатомом будут достроены даже три этих блока, не говоря уж о строительстве новых. Понимая экономическую невозможность и неоправданность достройки старых и строительства новых блоков, Росатом занимается продлением срока службы уже существующих.


Одна из причин продления по словам представителей Росатома — отсутствие реальных фондов и средств для снятия с эксплуатации АЭС и обращения с отработавшим ядерным топливом.


Так, крайне медленно проходят работы по демонтажу четырех блоков Белоярской и Нововоронежской АЭС, по соображениям безопасности остановленных задолго до истечения тридцатилетнего срока — в 1981, 1989, 1984 и 1990 годах. Так, отработавшее топливо было подготовлено к вывозу с Нововоронежской АЭС только к концу 2003 года.

48b86211536dc8d0e0e32e94e6002f9a.jpeg


По подсчетам экспертов «Гринпис», в течение ближайших 14 лет на демонтаж выводимых блоков должно быть израсходовано от 20 до 60 млрд рублей. Между тем, сегодня по постановлению правительства № 68 от 30.01.2002 на эти цели предусматривается отчисление сумм в несколько раз меньше необходимых (всего 1,3% выручки Росэнергоатома). Более того, по данным Счетной палаты, в нарушение российского законодательства до сих пор не создан соответствующий фонд. Таким образом, не ясно, выплачиваются ли вообще деньги на предстоящий демонтаж выводимых блоков. Кстати, на будущее не исключен и вариант, когда решение проблем демонтажа АЭС будет «повешено» на регионы, где они размещались.


В 2001-5 годах были продлены 3 и 4 блоки Нововоронежской АЭС (ВВЭР-440), 1 и 2 блоки Кольской АЭС (ВВЭР-440), 1 и 2 блоки Ленинградской АЭС (РБМК-1000). И это при том, что иногда расходы по продлению срока эксплуатации блока доходят до 20 процентов от стоимости нового блока. Все эти реакторы продолжают работать, создавая радиоактивные отходы (РАО), несмотря на то, что уже существующие представляют острейшую проблему.


До сих пор нет даже подхода к реабилитации радиоактивного загрязнения почв и водоемов в районе комбината «Маяк» в Челябинской области, утилизации и хранению накопленных в предыдущие годы высокоактивных РАО. А ведь именно на переработку на «Маяк» РАО отправляются сегодня. Вследствие работы перерабатывающего завода происходит перманентная радиационная катастрофа, включающая продолжающийся слив жидких отходов в открытые водоемы. В связи с этими экологическими преступлениями, в апреле 2005 года против комбината было возбуждено уголовное дело, ведется следствие.


Кроме того, по признанию представителей надзорных органов, в стране фактически не создана государственная система учета и контроля радиоактивных веществ и радиоактивных отходов, нет единой системы обращения с радиоактивными отходами.


«Каждый день на атомных реакторах нарабатывается радиоактивный плутоний, период полураспада которого составляет 24 тысячи лет. Тысячелетиями плутоний будет представлять опасность. Мы не имеем права отправлять такую посылку будущим поколениям», — заявляет эксперт организации «Природы и молодежь» физик-теоретик Андрей Ожаровский.


Очевидно, что в ближайшие годы Росатому всё равно придется перейти к демонтажу АЭС. И чем скорее выработавшие свой срок реакторы будут остановлены, тем меньшим будет объем проблем, с которыми придется столкнуться при демонтаже станции и захоронении радиоактивных отходов.

e415f27ef4e1300853132db87e5f0ce3.jpeg


Ситуация на Кольском полуострове

«Губернатор несет ответственность за всё, что происходит на территории области, — говорит Виталий Серветник, координатор антиядерного проекта организации «Природа и Молодежь». — В Мурманской области должна быть разработана программа вывода из эксплуатации отслужившей свой срок Кольской АЭС и стратегия энергосбережения и развития ветроэнергетики».


Сегодня Кольский полуостров энергоизбыточен. Понимая это, Росатом лоббирует строительство алюминиевого завода в Кандалакше — чтобы иметь аргумент против закрытия старых опасных энергоблоков.


Подобная инициатива была предпринята и для того, чтобы оправдать продление блоков Ленинградской АЭС близ Соснового Бора, однако общественный протест и отсутствие экономического смысла не дали проекту осуществиться.


Электрическая мощность 1 и 2 блоков Кольской АЭС составляет 880 МВт.


Энергия выводимых из эксплуатации блоков может быть за несколько лет замещена теплоэлектростанциями и с помощью ветроэнергетики.

–>
«Только используя уже имеющийся гидропотенциал, можно установить ветряки с мощностью в 500 МВт», — сказал в интервью «Беллоне вэб» Валерий Минин, заведующий лабораторией Кольского научного центра (г.Апатиты).


Для совместного использования гидроэнергетики и ветроэнергетики существуют все предпосылки: наибольшее потребление тепловой и электроэнергии приходится на зимнее время, на это же время года приходится максимум интенсивности ветра и минимум стока рек. Тем самым, эти два вида энергии могут успешно дополнять друг друга.


Ветропотенциал Кольского полуострова составляет по данным Кольского научного центра до 350 ТВт-ч в год. Это соответствует ветропарку с общей установленной мощностью 120000 МВт. Технические ресурсы энергии ветра узкой прибрежной полосы (шириной 15-20 км), где среднегодовая скорость ветра составляет более 8 м/с, были определены величиной 125 ТВт-ч в год, что соответствуют 40000 МВт установленной мощности ветропарка.

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru