Сигнальщик просит убежища в Финляндии

19a0110402743ae368ae76a4a36f5d03.jpeg

Харитонов — один из известных в России экологов, проработавший оператором хранилища отработавшего ядерного топлива на Ленинградской АЭС в Сосновом Бору в течение 27 лет и уволенный за свою экологическую деятельность. На Западе таких, как Харитонов называют «сигнальщиками» или «этичными работниками».


«Я понимаю его поступок, хотя и не могу этого принять, — сказал «Беллоне вэб» Олег Бодров из сосновоборской организации «Зеленый мир», пришедшей на помощь Сергею, когда тот заявил о нарушениях на Ленинградской атомной станции. — Я думаю, его просьба о политическом убежище — это шаг отчаяния. Но на мой взгляд, несмотря на все препятствия, экологическое движение в России способно бороться».


Как заявил «Интерфаксу» Харитонов, решение об эмиграции «вызвано разочарованием в возможности остановить экологический беспредел в России», а также «отсутствием в стране по-настоящему сильной и действенной правозащитной экологической составляющей».


В 1986 году он участвовал в ликвидации Чернобыльской аварии. За общественную деятельность Сергея Харитонова пять раз пытались уволить, семь раз налагали взыскания, частично лишали заработной платы.


Более двух лет с ноября 1997 года Харитонов был вынужден проводить рабочие часы в раздевалке площадью менее четырех квадратных метров. Такое «рабочее место» было местью со стороны администрации ЛАЭС из-за его конфликта с руководством станции. Уволить его не получалось, а пускать дальше раздевалки работника, трубящего в печати о нарушениях— перестали.


Первый раз уволить Харитонова ЛАЭС попыталась в 1998 году, и тогда суд подтвердил незаконность этого решения администрации. Второй раз его уволили в 2000 году, подготовив документы к увольнению более тщательно. С помощью юристов Экологического правозащитного центра (ЭПЦ) «Беллона» он попытался опротестовать это решение руководства. Однако Сосновоборский городской и Ленинградский областной суды отклонили его жалобу.

–>
В 2004 году «Беллона» опубликовала доклад Харитонова «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России», в котором он подробно изложил многочисленные случаи нарушений правил безопасности на ЛАЭС. Помимо этого доклада, Харитонов индивидуально занимался независимым расследованием коррупции на станции.


По словам Харитонова, переданным «Интерфаксом», «развал «дела Сергея Харитонова» «Беллоной» и неэффективная пиар-кампания «Зеленого Мира», привела к развалу целого направления – защита сигнальщиков на ядерных объектах России».

«Такие судебные разбирательства очень сложны, поскольку как правило строятся на доказательствах, предоставленных работодателем, — пояснил юрист «Беллоны» Алексей Павлов. — Было бы желание уволить человека, тем более что желание избавиться от Харитонова у ЛАЭС было очень большое».


По словам Алексея Павлова, каждое дело «сигнальщика» в России очень индивидуально, поэтому о каких-либо общих способах защиты говорить не приходится.


В США сигнальщики защищены двумя федеральными законами и рядом статей билля о Корпоративной реформе. Существует и общественная организация, защищающая права этих смелых людей — Government Accountability Project (Проект за ответственность правительства). В законах четко прописано, кто такой сигнальщик. В Великобритании сходный «Закон о раскрытии общественно важной информации» вступил в силу в 1999 году, после того, как произошли тяжелейшие аварии, и погибли десятки людей.


В России таких законов пока нет. Поэтому каждый раз судьба «сигнальщика» зависит от конкретных обстоятельств. В частности, как считает председатель ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин, большую роль играет привлечение международного внимания. Сам Никитин, заявивший о той ядерной опасности, которую представляет собой российский Северный флот, был обвинен Федеральной службой безопасности в шпионаже и полностью оправдан Верховным судом в 2000 году.


«В моем деле международное внимание и поддержка общественности сыграли очень важную роль. В деле Пасько — работавшего в военной газете Тихоокеанского флота и заявившего о сбросе радиоактивных отходов этим самым флотом —тоже, хотя поддержка была уже менее сильной. К трудовому спору Харитонова внимания было ещё меньше. Но хотя нам не удалось доказать, что администрация уволила его, сфальсифицировав результаты экзаменов, — мы уверены в том, что это увольнение было незаконно», — говорит Никитин.


Проведение экзаменов регламентируется внутренними ведомственными актами.


«Наша организация тоже сталкивается с ущемлением прав работников атомного предприятия — комбината «Маяк»», — говорит Надежда Кутепова из озерской организации «Планета надежд».


«Часто работников заставляют расписываться, например, в том, что они ознакомлены с документами, которых на самом деле не видели. Недовольным грозят увольнением. Сейчас, когда в отношении комбината возбуждено уголовное дело по факту сброса радиоактивных отходов, им запрещают общаться с моей организацией», — добавляет она.


«За последние годы экологам удалось воспрепятствовать ввозу радиоактивных отходов из Венгрии на «Маяк», закрыть или не допустить появления нескольких опасных предприятий. Мы считаем, что несмотря на трудности экологическая деятельность в России может быть эффективна, — говорит Андрей Ожаровский из организации «Экозащита!». — Тем не менее, я надеюсь что финны примут во внимание аргументы Харитонова, он делал довольно резкие заявления о криминале на ЛАЭС».


В 2002 году Бодров из сосновоборской организации «Зеленый мир» стал жертвой нападения. Он был госпитализирован в травматологическое отделение городской больницы с диагнозом «сотрясение мозга». Неизвестные нанесли Бодрову сзади несколько ударов по голове тяжелым предметом.

Bellona

info@bellona.no