Комментарий: «О разумном народопользовании»

5c001bc2463c81eddb21ed280d548302.jpeg

Накануне открытия 1-го Международного форума «Рациональное природопользование» заместитель Министра природных ресурсов (МПР), сопредседатель оргкомитета Валентин Степанков заявил: «по сравнению с предыдущим десятилетием рост экономического производства в России стал более значительным – выбросы от источников загрязнения в атмосферу, водные объекты стали увеличиваться».


«Сейчас перед нами стоит задача добиться снижения таких выбросов за счет программ модернизации производств», —сказал он.


В церемонии открытия форума приняли участие министр природных ресурсов Юрий Трутнев, президент Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков, председатель Совета Федерации Сергей Миронов, председатель Счетной палаты Сергей Степашин.


Взгляд со стороны

Глядя на огромное количество участников мероприятия, я невольно подумал: если бы каждый из них действительно делал полезное дело для сохранения природы, то ее реальное состояние было бы куда лучше нынешнего. Три дня работы по нескольким секциям.


Камертоном для докладов послужили вступительные слова Миронова, Примакова, Степашина и Трутнева.



Председатель Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков слегка оговорился: он сказал, что вопросы разумного народопользования приобрели глобальное значение. Сидевший позади меня человек заметил: «а оговорка-то по Фрейду».


Примаков отметил еще, что совместные усилия государства и бизнеса приводят к созданию более эффективных рычагов воздействия на природопользователей. Сидящий в тюрьме представитель этого самого бизнеса Михаил Ходорковский наверняка согласился бы с этими словами.


Спикер верхней палаты парламента Сергей Миронов напомнил, что он 18 лет отдал полевой геологии, что Россия обладает уникальной природной базой и трижды процитировал президента Путина.


Из цифр, озвученных спикером, запомнилось, что шесть из десяти бревен вывозятся за пределы России нелегально. Из этого вывод: надо «углубить» переработку древесины на месте.


Отметил Миронов и сдвиги в законодательстве РФ: принят Земельный кодекс, закон о рыболовстве, обновлен закон «Об охране окружающей среды». Остальное – Лесной, Водный кодексы, о плате за негативное воздействие, о недрах – все это пока еще в работе.


Председатель счетной палаты РФ Сергей Степашин заинтриговал всех первой же фразой : «Все мы помним Киотский протокол…» Если судить по реакции зала, то вспомнили далеко не все.


Далее Степашин рассказал о работе счетной палаты по повышению эффективности природопользования, в частности, в районе Балтийского моря. В будущем аудит окружающей среды будет проведен на Каспии совместно с Азербайджаном и в районе Баренцева моря совместно с Норвегией. Дальше речь пошла о «бюджетном измерении природопользования», совершенствовании налога на добычу полезных ископаемых, гармонизации интересов государства и бизнеса. Причем тут Киотский протокол я лично так и не понял.


Министр природных ресурсов Юрий Трутнев был единственным оратором, выступившим без бумажки.


Он подчеркнул, что в стоимостном выражении Россия «производит» сырья на 150 млрд. долларов в год. Далее – о несовершенстве законодательной базы, перспективах разрыва управленческих функций федеральных структур и региональных, необходимости принятия Экологического кодекса.


Основной доклад

С основным докладом выступил заместитель министра природных ресурсов Анатолий Темкин. Главная тема доклада – проблемы недропользования.


По словам Темкина, наибольшую прибыль России приносят никель, алюминий, платиноидные руды, уран. Коэффициент извлечения нефти составляет 0,35, в то время как в США он равняется 0,50, в Норвегии – 0,45, в Мексике – 0,40.


Далее Темкин говорил о несовершенстве российских законов. В частности, закона о недрах, нормы которого, по мнению докладчика, имеют «потенциальную коррупционность».


По словам докладчика, до 2020 года в РФ намечена программа изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Только на геологоразведочные работы предполагается потратить до 2020 года 255,5 млрд. рублей.


Темкин отметил, что добыча нефти на шельфе незначительна. Причины — хрупкие экосистемы, удаленность от инфрастрктуры, суровый климат.


Все это влияет на капиталоемкость проектов освоения шельфа. Надо отметить, что «ключи к богатствам подводного континента» — как выражается глава МПР Трутнев – Россия пытается подобрать уже давно. Но таких успехов, как скажем, в Норвегии, пока нет, хотя к изучению шельфа Россия и Норвегия приступили одновременно. Однако сегодня Норвегия добывает в Северном море свыше 250 млн. тонн углеводородов, а Россия так и не приступила к разработке месторождений даже в Баренцевом и Карском морях.


В числе основных нарушений в сфере недропользования Темкин назвал невыполнение лицензионных соглашений – 2531 случай; нарушение стандартов ведения горных работ – 1496; самовольное пользование недрами – 1314. Все это – при 13 900 ныне действующих лицензиях.


Замминистра Темкин также рассказал о проблемах лесного хозяйства, среди которых отсутствие хозяина; неразвитость инфраструктуры; недостаточность перерабатывающих мощностей; незаконные рубки. По данным МПР, доля лесной продукции России на мировом рынке составляет 2%.


Зашла речь о необходимости скорейшего принятия Лесного кодекса, в котором заложены такие новации: увеличение срока аренды лесных земель; упрощение порядка перевода лесных земель для нужд производства и транспорта; заявительный порядок лесопользования; исключение дублирования функций федерального центра и субъектов федерации.


Несмотря на то, что в России на каждую тысячу гектаров леса приходится один километр дорог, незаконные рубки составляют один миллиард кубометров в год. Докладчик предложил принять меры: создать новую структуру – ведомственную охрану при Федеральном агентстве лесного хозяйства, а также организовать совместно с МВД рабочую группу по пресечению транспортировки ворованного леса.


Темкин также коснулся водных ресурсов. Основные проблемы известны: загрязнение вод, некачественная питьевая вода, аварийное состояние гидротехнических объектов.


Темкин подвел итог: за последних 15 лет государство не создало условий для

экологического природопользования. Не приняты законы о плате за негативное воздействие на окружающую среду, о зонах экологического бедствия, об охране почв.


Пена витиеватых формулировок

Вывод Темкина показался мне очень правдивым и честным. Поэтому знакомство с итоговым документом форума меня несколько смутило.


Судите сами. Там написано :


«В настоящее время в России созданы условия (нормативно-правовые, интеллектуальные, технологические, технические и др.) для рационального использования природных ресурсов…»


Здесь кто-то явно заблуждается: либо Темкин, либо авторы итогового документа. Однако, читаем дальше.


«…Внедрение модели устойчивого развития страны сдерживается рядом факторов. Это: нескоординированность действий органов государственной власти и несовершенство государственной политики в сфере использования природных ресурсов; утрата действующими экономическими механизмами своей эффективности в новых условиях; торможение перехода к новой системе технологического нормирования; неразвитость конкурентной среды; отсутствие благоприятных условий для инвестиционного и предпринимательского климата…»


Думаю, этого достаточно, чтобы понять: Темкин, говоря о том, что государство за 15 лет ничего по существу, не создало для всестороннего и разумного природопользования, был прав.


А авторы итогового документа просто постеснялись сказать об этом честно и вместо этого утонули в пене витиеватых формулировок — одна «утрата механизмами своей эффективности» чего стоит!


Однако, есть в итоговом документе и честные и разумные выводы. Например:


«Стабилизация ситуации невозможна только мерами запретительного характера….Рациональное природопользование может быть обеспечено только при стимулировании предприятий к внедрению наилучших доступных технологий, необходим переход к новой системе технологического нормирования. …Необходимо стимулирование процессов раскрытия экологической отчетности крупных компаний. …Необходим непрерывный процесс обучения рационализации использования природных ресурсов и подготовки квалифицированных кадров для экологических служб предприятий, государственных региональных и муниципальных структур.»

Григорий Пасько