Комитет тридцати концепций

c0e48a6101b1547417cbb045d99f3413.jpeg

Итак, Государственная Дума Российской Федерации ушла в отпуск. Перед началом отдыха в комитетах прошли заседания, на которых народные избранники подвели итоги своей кропотливой работы на благо страны и ее жителей. Не стал исключением и комитет по экологии, возглавляемый Владимиром Грачевым.


Наверное, не лишним будет напомнить нашим читателям о том, кто, собственно, входит в этот комитет.


Итоги деятельности этих людей таковы: всего на рассмотрение комитета в течение весенней сессии поступило 30 законопроектов («концепций» — так записано в одной из отчетных справок) , из них по состоянию на 6 июля на рассмотрении комитета находилось 25 законопроектов; отклонено – 2, снято с рассмотрения 3 законопроекта. В сухом остатке – ни одного принятого нового закона! И ни одного законопроекта в области экологии, одобренного за этот период президентом страны!


Примечательно, что спикер в своем последнем слове ничего не сказал о принятых законах в области экологии. Зато о предстоящей осенней сессии заявил: «Помимо работы над федеральным бюджетом на 2006 год, будет продолжено рассмотрение новых редакций Водного и Лесного кодексов. Как показало первое чтение, эти базовые законодательные акты нуждаются в существенной корректировке».


Отметим: нуждаются в настолько существенной корректировке, что копья по этим двум кодексам ломались еще задолго до весенней сессии ГД.


Наш сайт уже не раз сообщал о ходе принятия поправок к законопроектам Водного и Лесного кодексов. Одним из тех, кто комментировал проекты, был депутат Государственной Думы, заместитель председателя комитета по экологии Анатолий Грешневиков. Перед тем, как предоставить ему слово об итогах работы ГД, предлагаем читателям ознакомиться с официальными цифрами — результатами работы народных избранников. Думается, они красноречиво свидетельствуют как о количественных показателях, так и о качественных.


Статистические данные о работе Комитета Государственной думы по экологии в период весенней сессии 2005 года можно просмотреть здесь.

Как выглядят итоги работы с конкретными законопроектами, можно увидеть, нажав эту ссылку. Нетрудно заметить, что предстоит подготовка к повторному рассмотрению законов, чохом отклоненных президентом РФ.


Анатолий Грешневиков, заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, ответил на вопросы нашего корреспондента:


— Анатолий Николаевич, как вы оцениваете итоги работы Госдумы в области экологии в целом?


— Какая там работа, если все заявки комитета, законопроекты тормозит правительство Российской Федерации! К примеру, проект закона «О жестоком обращении с животными»…


— Вы считаете этот законопроект приоритетным в современной России?


— …Ну, его инициировали еще семь лет назад, а продвижения никакого. Закон прошел три чтения в Государственной Думе, лег на стол президента страны и не был подписан президентом. Я считаю важным этот закон.


— Наверное, и правительству есть чем похвалиться: недавно там закончена подготовка проекта закона о плате за негативное воздействие на окружающую среду.


— Они каждый год его готовят. Это уже третий раз за три года. Спохватились они после того, как государство проиграло в суде дело Кольскому горно-обогатительному комбинату и загрязнитель перестал платить деньги — экологические платежи в бюджет. Многие предприятия взяли дурной пример с ГОКа. В целом бюджет страны потерял около 11 миллиардов рублей. Это был существенный урон федеральным экологическим программам, которые должны были финансироваться из этих средств: леса России, питьевая вода, особо охраняемые территории… Они поэтому разработали свой проект закона, а мы вносили свой и предлагали его. Но правительство настаивало на своем варианте. Между тем, наш, я считаю, лучше. По нашему проекту не все будут платить: те, кто не загрязняет среду, от уплаты освобождаются.


— Почему так долго готовятся законопроекты? В частности, по платежам за негативное воздействие на окружающую среду…


— Видимо, правительству выгодно тормозить такие законы. Выходит, что это выгодно кому-то конкретно, чтобы лоббировать интересы каких-то предприятий, крупных предприятий, которые в мутной воде неплатежей ловят свою жирную денежную рыбку. А государству — ничего. И природе — ничего.


— Многие законы, как вы говорите, застряли. Или отклонены правительством или президентом. По какой причине: народные депутаты бестолковые? Или в правительстве тугодумы? Или президент у нас шибко умный? О чем это свидетельствует?


— Это говорит об отсутствии экологической политики в стране. О том, что правительству выгодно зачем-то держать народ в экологическом неведении. Они считают, что решение экологических проблем — это удел богатых стран, а не бедных…


— Это наша-то страна бедная?


— …Тоталитарная система, созданная в стране, занята другим: формированием удобного выборного и партстроительного законодательства. Власть думает о себе. Для них, к примеру, закон о питьевой воде неактуален. Не они гепатитом болеют. Для них актуальна сегодня нефть. Они не хотят думать о том, что для всего мира скоро актуальной будет в первую очередь проблема питьевой воды.


— Считаете ли вы отклонение Лесного кодекса победой экологов?


— Это временная победа. На самом деле, поправки предусмотрены антиэкологические. Президент сказал — надо повременить с приватизацией лесов. Вот и «временят». Но будет частная собственность, частная монополия на лес. В этом кодексе много страшного.


— Что-то хорошее было за период весенней сессии?


— Было, конечно, и хорошее. Комитет провел хорошие парламентские слушания по разграничению полномочий субъектов в области экологии. По Киотскому протоколу мы настояли, и в его ратификации есть наша заслуга. Мы вели переговоры с правительством об изменении административной реформы: чтобы были водное агентство, лесное. Сейчас защищаем особо охраняемые природные территории. Необходимо создание агентства по ним. Блестяще, на мой взгляд, провели заседание комитета по проблеме утилизации химического оружия. Так что были и успехи.

Григорий Пасько