Ученые о невиновности физика Валентина Данилова

1e2d407970709819e2ea24e91aa27a02.jpeg

Генеральному прокурору РФ В.В. Устинову


Уважаемый Владимир Васильевич!


25 ноября 2004 года состоялся семинар специалистов-физиков по проблеме электризации космических аппаратов на орбитах. Целью семинара была оценка открытости и доступности научной информации по данной проблеме.


Вопрос возник в связи с известным делом красноярского ученого-физика Валентина Владимировича Данилова, приговоренного 24 ноября 2004 г. Красноярским краевым судом к 14 годам лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима.


Практически все собравшиеся на семинар были узкими специалистами по данной проблеме и в прошлом работали над ее разрешением.


В.Л. Гинзбург и С.П. Капица выступали как широко эрудированные физики высшей квалификации.


В качестве юриста — эксперта в семинаре принял участие академик РАН В.Н. Кудрявцев.


Кроме указанных выше лиц, в семинаре приняли участие:


Кудрявцев Андрей Михайлович, к.ф-м.н. (ИЯФ СО РАН)


Кузнецов Владимир Дмитриевич, д.ф-м.н. (ИЗМИРАН)


Морозов Евгений Павлович, нач. отдела (ЦНИИМАШ)


Новиков Лев Симонович, д.ф-м.н., проф. (ИЯФ, МГУ)


Осадин Борис Алексеевич д.ф-м.н. (МИРЭА)


Рыжов Юрий Алексеевич, академик РАН


Славин Вадим Соломонович, д.ф-м.н. проф. зав. кафедрой теплофизики КТУ (Красноярск)


Черный Эрнст Исаакович к.г.н., ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых.


Кроме ученых в семинаре приняли участие ответственные сотрудники ФСБ:


Олешко Николай Алексеевич — заместитель начальника следственного управления;


Райкович Анатолий Петрович — заместитель начальника оперативного управления.


В основу обсуждения было положено Техническое задание (ТЗ) на выполнение работ по моделированию воздействия физических факторов космического пространства на космические аппараты, которое и послужило причиной возбуждения против Данилова уголовного дела. Работа должна была выполняться по контракту с организациями КНР. Указанное ТЗ прошло соответствующую экспертизу в Красноярском техническом университете и было согласовано с региональным управлением ФСБ. Техническое задание было подписано 11 марта 1999 г.


Все присутствовавшие на семинаре ознакомились с этим Техническим заданием, и пришли к выводу: в Техническом задании не содержится никаких сведений, которые могли бы составлять государственную тайну. Вся информация, содержащаяся в ТЗ, давно опубликована и известна специалистам всех стран, занимающихся космической деятельностью.


Возникшие недоразумения связаны лишь с использованием терминологии. Говоря об установке, моделирующей факторы космического пространства, В.В. Данилов использовал термин «комплексное моделирование».


На самом деле, та работа, которую он намеревался реально выполнить, позволила бы моделировать лишь некоторые параметры космической среды. Более того, установка, которую предполагал (обращаем внимание, что только лишь предполагал!) создать Данилов (техническое задание это не готовое изделие, а лишь декларация о том, что должно быть сделано — декларация о намерениях), по признанию собравшихся ученых, не выходила по своим возможностям за рамки лабораторной установки для обучения студентов.


Такая установка (будь она создана) не могла бы называться установкой для комплексного моделирования условий космической среды.


В ходе обсуждения проблемы специалистами, представителям ФСБ стало понятно, что ни о каком комплексном моделировании не могло быть и речи.


Более того, как показали специалисты, для комплексного моделирования физических факторов космического пространства необходима не лабораторная, а полноразмерная установка неизмеримо более высокой стоимости.


Такая установка в стране только одна и занимает она здание в 10(!) этажей (специалисты считают, что следователям ФСБ и прокурорам следовало бы с ней познакомиться). Моделирование на такой установке является комплексным. Оно и подпадает под существующий на сегодняшний день перечень закрытых сведений.


Фактически произошла терминологическая ошибка.


Кроме того, ученые отметили, что достаточно полную информацию о результатах даже комплексного моделирования можно найти в открытых изданиях.


По общему мнению специалистов — участников семинара, в этой части перечень сведений, составляющих гостайну, устарел и требует корректировки.


В ходе семинара было выяснено, что экспертизу ТЗ (от 11.03.99) проводили не специалисты в конкретной узкой области, как того требует закон, а люди знакомые с этой проблемой понаслышке. Следствием явилось некомпетентное заключение о секретности информации, содержащейся в ТЗ, что и послужило основой для обвинения Данилова по ст. 275 УК РФ.


Заключения по данному ТЗ, подготовленные настоящими профессионалами в данной области: Морозовым Е.П., Новиковым Л.С., Славиным В.С., Кузнецовым В.Д., другими участниками семинара и некоторыми специалистами, отсутствовавшими на нем, следствием и судом во внимание приняты не были.


Стало совершенно очевидным, что все решения следствия, прокуратуры и суда построены на ошибочных и некомпетентных суждениях экспертов обвинения.


Так среди экспертов по делу Данилова оказались профессора МВТУ им. Баумана М.П. Сычев и С.Д. Панин, которые до того выступали экспертами в деле профессора А.И. Бабкина.


Эти эксперты оказались «узкими специалистами» как в области гидродинамики, так и в области физики плазмы.


Следует обратить внимание, что во многих случаях экспертами являются военнослужащие или лица, тесно связанные со спецслужбами.


Они зависимы и вынуждены считаться с требованиями своих начальников. Объективности это не добавляет.


Участники семинара сочли нецелесообразным выяснять причины тех оценок, которые даны экспертами. Не сочли они целесообразным выяснять и имена экспертов, за исключением Сычева и Панина.


Но совершенно очевидно, что за ложными экспертизами стоит одна или несколько из перечисленных ниже причин:




– добросовестное заблуждение (ошибка);


– полное непонимание проблемы;


– преднамеренное введение следствия, прокуратуры и суда в заблуждение;


– определенная договоренность между следствием, прокуратурой и экспертами;


– подготовка экспертных заключений под давлением следствия и прокуратуры.


Независимо от того, какая из этих причин привела к появлению ложного экспертного заключения, оно послужило причиной тяжкого обвинения и вынесения ошибочного или инспирированного заинтересованными людьми приговора невиновному человеку.


Очевидно, что любая из этих причин (кроме первой и второй) граничит с преступлением, которое повлекло тяжелые последствия не только для Данилова, но и для авторитета спецслужб, прокуратуры, суда и государства.


Обсуждение показало, что возникшая проблема в принципе не могла найти своего объективного разрешения в суде, так как это проблема не для суда, а для научного совета соответствующего профиля.


Об этом группа ученых писала Вам и прокурору Красноярского края еще летом 2003 г. В этих письмах говорилось: «Мы со всей ответственностью говорим, что инициированные обвинением ведомственные экспертизы не имеют юридической силы, так как эксперты и экспертные учреждения не имели соответствующего статуса. Кроме того, эксперты никогда не использовали возможности, предоставленные им законом для объективной оценки материалов дела, не требовали дополнительных документов дела или пояснений от обвиняемого. Поэтому экспертиза носит односторонний и формальный характер. Кроме того, как нам известно, эксперты не являются специалистами в той узкой области, которая была предметом обсуждения.


Предвзятость обвинения хорошо иллюстрируется полным игнорированием обращений и заключений ведущих специалистов в области физики космической плазмы РАН. Между тем, именно РАН, в соответствии с нормативными актами РФ, является высшим авторитетом в вопросах науки и ведущим научным учреждением в стране».


Тогда наше мнение не было услышано. 25 ноября 2004 г. в процессе обсуждения специалистами Технического задания и, в целом, проблемы моделирования воздействия внешней среды на спутники, это мнение было единодушно подтверждено. Присутствовавшие на семинаре сотрудники ФСБ, кроме ссылки на упомянутые ведомственные экспертизы, не нашли иных аргументов для возражений.


Таким образом, можно совершенно определенно утверждать, что решения следствия, прокуратуры и суда принимались на основании экспертных заключений, содержащих информацию, полностью не соответствующую действительности и не основанную на специальных научных знаниях.


В связи с вновь открывшимися обстоятельствами просим:


— признать экспертное заключение по Техническому заданию от 11 марта 1999 г. ошибочным;


— признать, что в действиях Данилова отсутствуют признаки преступления, предусмотренные 275 ст. УК РФ;


— принять решение о дезавуировании поддержки обвинительного заключения прокуратурой;


— освободить Валентина Владимировича Данилова из-под стражи;


— установить причины появления экспертного заключения, содержащего сведения, введшие в заблуждения следствие, прокуратуру и суд;


— в случае ошибки, принять меры к тому, чтобы данные эксперты не могли больше принимать участия в экспертной деятельности;


— в случае умышленного искажения сути дела в экспертном заключении, возбудить против виновных уголовное дело, так как результатом стало осуждение невиновного.


— опротестовать приговор Красноярского краевого суда по делу В.В. Данилова, вынесенный 24 ноября 2004 г.


Считаем необходимым обратить Ваше внимание, что полное игнорирование органами прокуратуры мнения компетентных ученых и юристов привело к осуждению В.В. Данилова на основании неквалифицированной экспертизы и ложных суждений. Полагаем, что Генеральная прокуратура РФ должна принять срочные меры для восстановления справедливости.


Приложение: Протокол семинара на 5 листах


Гинзбург В.Л.


Капица С.П.


Кудрявцев А.М. — подтверждение подписания получено по электронной почте


Кузнецов В.Д.


Морозов Е.П.


Новиков Л.С.


Осадин Б.А.


Рыжов Ю.А.


Славин В.С. — подтверждение подписания получено по электронной почте


Черный Э.И.


———————————


ПРОТОКОЛ

Семинара, проведенного в Международном инженерном университете 25 ноября 2004 года


Тема:

Электризация спутников на орбитах.

Оценка открытости и доступности научной информации


Присутствовали:


1. Гинзбург Виталий Лазаревич, академик РАН


2. Капица Сергей Петрович д.ф-м.н., проф.


3. Кудрявцев Андрей Михайлович, к.ф-м.н. (ИЯФ СО РАН)


4. Кудрявцев Владимир Николаевич, академик РАН


5. Кузнецов Владимир Дмитриевич, д.ф-м.н. (ИЗМИРАН)


6. Морозов Евгений Павлович, нач. отдела (ЦНИИМАШ)


7. Новиков Лев Симонович, д.ф-м.н., проф. (ИЯФ МГУ)


8. Осадин Борис Алексеевич д.ф-м.н. (МИРЭА)


9. Рыжов Юрий Алексеевич, академик РАН


10. Славин Вадим Соломонович, д.ф-м.н. проф. зав. кафедрой теплофизики КТУ (Красноярск)


11. Черный Эрнст Исаакович к.г.н., ответственный секретарь общественного комитета защиты ученых


В работе семинара приняли участие ответственные сотрудники ФСБ:


Олешко Николай Алексеевич – заместитель начальника следственного управления;


Райкович Анатолий Петрович – заместитель начальника оперативного управления.


На семинаре выступили:

Ю.А. Рыжов, В.С. Славин, А.П. Райкович, Н.А. Олешко, Б.А. Осадин, Л.С. Новиков, С.П. Капица, В.Л Гинзбург, В.Н. Кудрявцев, А.М. Кудрявцев, В.Д. Кузнецов, Э.И. Черный.


Ю.А. Рыжов пояснил, что семинар собран в связи с осуждением В.В. Данилова по ст. 275 УК РФ. Он отметил, что изучение Технического задания многими специалистами в области исследования воздействия физических факторов космического пространства на космические аппараты, заставило их усомниться в правоте обвинителей и экспертов, принимавших участие в деле Данилова. Впервые для открытого обсуждения проблемы собраны известные ученые и специалисты, непосредственно занимавшиеся исследованием проблемы и добившиеся значительных успехов в реализации космических программ СССР и РФ.


Предлагается обсудить проблему через призму той информации, которая содержится в ТЗ Данилова.


В.С. Славин отметил, что все изложенное в ТЗ давно опубликовано в открытой печати. Грифы секретности с материалов такого рода сняты. Проводятся международные конференции по этой проблеме. С некоторых пор такие конференции больше не заявляются, что свидетельствует об исчерпанности темы.


Продемонстрировал отчет, с которого сняты грифы секретности и опубликованную монографию. Заметил, что работа Данилова не могла решать проблему комплексного моделирования космической среды на лабораторной модели. Следует говорить лишь о моделировании некоторых параметров. Отметил, что в министерстве образования гриф секретности имеет только работа по комплексному моделированию.


Б.А. Осадин обратил внимание, что работа никак не соответствует комплексному моделированию. Он отметил, что в стране есть только одна установка для такого моделирования. Она имеет габариты 10 этажного дома и стоила более миллиарда долларов. Комплексное моделирование на модели размером 1 м. на 80 см. воспринимается как шутка. Он сказал, что сам принимал непосредственное участие в разрешении возникших проблем в реальной космонавтике.


Осадин утверждает, что никаких секретов ТЗ не содержит. Люди, подготовившие экспертное заключение, не специалисты. Иначе бы они знали, что никаких комплексных задач моделирования на установке Данилова, даже если бы она была сделана, реализовать было бы невозможно.


А.П. Райкович отметил, что ФСБ действует в соответствии с законом. Материалы, изъятые у китайских ученых, были посланы на экспертизу, которая и установила, что информация является секретной.


Н.А. Олешко обратил внимание присутствовавших, что экспертизе было подвергнуто Техническое задание, подписанное 3 марта 1999 г. По утверждению экспертов, сведения, содержащиеся в ТЗ, составляют государственную тайну. Он сказал, что экспертов подбирало и назначало министерство образования. ФСБ не имеет отношения к содержанию экспертизы. Но, поскольку экспертиза установила секретность этого документа, то ФСБ, прокуратура и суд действовали дальше с учетом этого обстоятельства.


На возражения Новикова, Осадина, Морозова о том, что в ТЗ содержаться лишь требования к будущей работе или изделию, а сами требования не могут быть секретны, Олешко попытался убедить присутствовавших, что секреты не в самом ТЗ, а в его корректировке.


Э.И. Черный заметил, что корректировка содержит лишь указания на изменение некоторых параметров, что само по себе не приводит к появлению секретности.


Ю.А. Рыжов отметил, что это попытка подменить предмет разговора. Сам Олешко несколько минут назад говорил, что экспертиза рассматривала именно ТЗ. Он даже специально обратил внимание на дату подписания: 11.03.1999 г.


Это же ТЗ держат в руках и рассматривают и все участники семинара. Поэтому перевод разговора на корректировку ТЗ вызывает удивление.


С.П. Капица говорил об отношении к науке. О том, что молодые ученые покидают страну. Выполнение контрактов для иностранцев – это правильный путь. Торговать нужно высокими технологиями, а не сырьевыми ресурсами. Когда кто-либо начинает, как Данилов или Сутягин, это делать, то сразу попадает в сети ФСБ. Нагнетается страх. Сокращаются контакты между учеными.


В.Л. Гинзбург обратил внимание на развивающуюся в последние годы шпиономанию. Объектами преследования по надуманным причинам все чаще становятся ученые. В связи с этой тенденцией был создан даже Общественный комитет защиты ученых. Вызывает удивление то обстоятельство, что ФСБ не интересует точка зрения ученых. По целому ряду подобных дел мы выражали свое отрицательное отношение. Предлагали встретиться и обсудить возникающие сомнения.


Вот первая встреча настоящих специалистов с представителями ФСБ совершенно отчетливо показывает, что у представителей ФСБ нет в руках доказательств вины Данилова. Нет доказательств и вины Сутягина.


Реплика Олешко: он заявил, что они рассмотрели обращение Общественного комитета защиты ученых по поводу помилования Сутягина и дали на него положительное заключение.


А.М. Кудрявцев рассказал об отношении прокуроров и судьи к нему и его коллегам, которые приехали в Красноярск и, как ученые, хотели дать квалифицированные пояснения присяжным. Судья счел уровень профессиональных знаний ученых недостаточным.


Э.И. Черный: зато “эксперту” с физкультурным образованием слово было предоставлено. Странные подобраны были и эксперты. Так среди них оказались профессора МГТУ им. Баумана М.П. Сычев и С.Д. Панин.


Не будучи специалистами по рассматриваемой проблеме, они с удовольствием поддержали обвинение и дали утвердительное заключение о наличии в ТЗ Данилова государственной тайны. Это заключение послужило основанием для осуждения Данилова на 14 лет. Необходимо отметить, что эти же “эксперты” проводили экспертизу и по делу проф. А.И. Бабкина.


В одном случае рассматривались проблемы движения тела в газовой каверне в воде, в другом – проблемы электризации космических аппаратов. В то время как закон требует, чтобы в качестве экспертов выступали узкие специалисты в исследуемой области.


Очевидно, что произошла ошибка или сознательная фальсификация. ФСБ должна предпринять шаги, чтобы выяснить это обстоятельство.


В случае ошибки эксперты должны быть строго наказаны, а в случае фальсификации привлечены к уголовной ответственности. Но самое главное, необходимо освободить из заключения Данилова как осужденного на ложных основаниях.


В.Н. Кудрявцев обратил внимание участников на то, что ФСБ соблюдало положения закона. РАН, как организация, по закону не может проводить экспертизы подобного рода. Это не исключает участия в экспертной деятельности отдельных ученых, работающих в РАН. Поэтому экспертиза проводилась в системе министерства образования.


Он считает, что если произошла ошибка, то нужно обжаловать в кассационном порядке и вести дело в дальнейшем в рамках закона. Л.С. Новиков считает, что такие ошибки происходят потому, что с учеными не считаются.


Точка зрения специалистов никого не интересует. Следствию и суду нужны удобные эксперты, а не истина. Не принята во внимание точка зрения ЦНИИМАША и его заключение, которое свидетельствует об открытом характере документа, послужившего основанием для обвинения Данилова. Наука становится все менее популярной у молодежи.


Такие акции служат для запугивания ученых. Это приведет к потере международных контактов, без которых наука не может развиваться.


Специалистам понятно, что на лабораторной модели невозможно комплексное моделирование. Если бы ФСБ согласилась с нашей точкой зрения тогда, когда они начинали это дело, то никаких конфликтов бы не возникло.


Э.И. Черный заметил, что более года назад Общественный комитет защиты ученых обращался к Устинову и красноярскому прокурору Гриню. В своем письме члены комитета писали, что дело Данилова нужно рассматривать не в суде, а на ученом совете, среди специалистов. Тогда к нам не прислушались. Смешно сегодня обращаться в кассационную инстанцию в связи с заведомо неправосудным решением. Необходимо найти пути отмены этого приговора. Еще лучше, чтобы прокуратура дезавуировала свое утверждение обвинительного заключения, а ФСБ признала свое обвинение ошибочным, как построенное на недостоверной экспертизе.


В.Д. Кузнецов отметил, что представители ФСБ сначала говорили о том ТЗ, которое было у собравшихся. Они идентифицировали его как ТЗ, подписанное 11.03.99, а когда собравшимися было показано, что в нем нет признаков секретности, то стали говорить о гостайне, которая содержится в корректировке ТЗ от 01.01.99. Но этот документ отдельно экспертизе не подвергался, так как он вошел в основной текст ТЗ. Очевидно, что у представителей ФСБ (без отдельной оценки экспертизы) не было никаких законных оснований называть корректировку ТЗ от 01.01.99 секретной.


Подводя итоги более чем 2-х часового обсуждения, академик Ю.А. Рыжов отметил:


– похоже, что люди, проводившие экспертизу ТЗ, не являются специалистами в той области, которую они экспертировали;


– представители ФСБ не смогли показать ту содержательную часть предполагаемой работы, которая содержит государственную тайну;


– ФСБ не делает различия между ТЗ, в котором содержатся требования к будущей работе, и той работой, которая к моменту начала конфликта так и не была выполнена и не была передана заказчику;


– эксперты и ФСБ не видят разницы между моделированием отдельных параметров воздействия космической среды на космические аппараты и комплексным моделированием;


– участники семинара – специалисты в области проблем электризации космических аппаратов – считают, что в ТЗ от 11.03.1999, которое было подвергнуто экспертизе и признано секретным, не содержится признаков секретности;


– ссылки на секретность самой проблемы были опровергнуты специалистами, показавшими открытые публикации и отчеты со снятыми грифами секретности;


– из прошедшего обсуждения ясно, что экспертное заключение, содержащее утверждение о секретности ТЗ, ошибочно и должно быть дезавуировано;


– за завесой секретности часто скрывается не государственная, а “ведомственная” тайна;


– ведомства и ФСБ не проводят систематическую работу по снятию грифа секретности с материалов, утративших статус государственной тайны.


В заключение академик Ю.А. Рыжов попросил представителей ФСБ принять к сведению прошедшую дискуссию и довести мнение участников до руководителей ФСБ РФ.


Председатель Ю.А. Рыжов


Секретарь Э.И. Черный


Источник: Hro.org

Bellona

info@bellona.no