От атомного ядра до ядерного нацеливания и ядерного распространения

80837adfd3378aaa5eabe1d5e0f7a2ae.jpeg

История борьбы за первенство в создании ядерной бомбы занимает каких-нибудь 6 лет — с 1939 года, когда в Европе началось нашествие фашизма, по 1945-й, когда США провели первое ядерное испытание. Даже по меркам человеческой жизни это ничтожно малый отрезок времени. По историческим меркам — мгновение. Но это мгновение превратило и продолжает превращать человеческое существование в постоянную борьбу за выживание в ядерном мире. Сегодня мир опять на грани ядерной войны.

А все начиналось совсем нестрашно — с ренессанса физики в начале 20 века. Каскад блестящих фундаментальных открытий на рубеже веков стал предвестником перехода человечества в новую эру, в новое мироощущение и миропонимание. Назову только некоторые из них: открытие В. Рентгеном Х-лучей (Нобелевская премия в 1901 г.), открытие полония, радия и естественной радиоактивности урана А. Беккерелем, П. Кюри и М. Склодовской-Кюри (Нобелевская премия в 1903 г.), открытие электрона в атоме Д. Томпсоном (Нобелевская премия в 1906 г.), создание общей и специальной теории относительности и формулировка закона взаимосвязи массы и энергии А. Эйнштейном, что легло в основу всей ядерной физики (Нобелевская премия в 1921 г.), создание квантовой модели атома Н. Бором, открывшее новый этап в развитии атомной теории (Нобелевская премия в 1922 г.).

В 1911 году англичанин Э. Резерфорд открыл атомное ядро, и с тех пор термин «ядро» стал одним из основных понятий современной физики. В 1914 году он же открыл протон в ядре. Еще через пять лет Резерфорд провел первую в мире ядерную реакцию — азот был превращен в кислород. Поистине, первая треть 20 века стала золотым веком физики. (В России это время вошло в историю как серебряный век поэзии.) Но золотой век физики (первые десять лет 20 столетия) был обозначен оглушительными открытиями, которые фатально повлекли за собой далеко идущие последствия — вплоть до Хиросимы и Нагасаки. Потом последовало десятилетие затишья.

Но начало 30-х годов снова ознаменовалось бурными открытиями. В 1932 году англичанин Дж. Чедвик открыл нейтрон (Нобелевская премия в 1932 г.). Первый ядерный циклотрон, построенный Э. Лоуренсом и М. Ливингстоном (Нобелевская премия в 1939 г.). Началось активное исследование ядра с использованием потока частиц. Французы Фредерик и Ирен Жолио-Кюри бомбардировали его альфа-частицами, а итальянец Энрико Ферми подвергал его нейтронной атаке. Так была открыта искусственная радиоактивность. Ученый мир, сам того еще не подозревая, быстро двигался к созданию атомной бомбы. До этого момента оставалось всего десять лет. Многие историки науки считают именно эту дату — сентябрь 1934 г. — началом нового ядерного отсчета времени Земли. Тогда ядерная физика еще оставалась наукой отрытой, ученые всего мира щедро делились добытой информацией в ходе своих экспериментов и поисков.

Переходом на новый, более качественный уровень в развитии ядерной физики стало открытие деления ядра урана. Первой догадку о том, что же происходит с ядрами урана в ходе их бомбардировки медленными нейтронами, высказала немецкий ученый, Ида Ноддак. Это было в 1934 году. Подчеркиваю — это было в 1934 году в Германии. Это важное обстоятельство — Германия тогда была охвачена фашистским безумием. Нетрудно представить, что последовало бы дальше, если бы эта работа Иды Ноддак была воспринята ее немецкими коллегами. Тогда Гитлер наверняка бы получил атомную бомбу раньше остальных, возможно, уже к началу нападения на Польшу 1 сентября 1939 года. Но, к счастью (может, это и есть провидение?), коллеги Иды Ноддак никак не отреагировали на ее сообщение. И только спустя четыре года немецкий ученый Отто Ган, к которому в свое время обращалась Ноддак, вместе с коллегами пришел к тому же выводу, что и Ноддак: ядро урана при попадании в него нейтрона разваливается. Причем, взрывообразно. Осколки деления с огромной скоростью разлетаются в стороны, сам кусок урана нагревается. Это и есть атомная энергия. На дворе был уже 1938 год. Только после публикации в январе 1939 года статьи Гана и его коллег многие физики мира поняли, что произошло, и впервые заговорили о возможном создании атомной бомбы, как уже тогда писал Л. Сциллард, «чрезвычайно опасной для всего человечества». Где-то с этого момента было окончательно покончено со свободным обменом информацией среди физиков-ядерщиков.

Многие ученые, понимая все последствия открытия ядерного оружия для мира, особенно в тот момент, добровольно перешли на самоцензуру. Было важно, чтобы это оружие первым не получил бесноватый Гитлер. То, что оно, в конце концов, будет произведено, всем уже стало ясно. Это оставалось делом времени.

А что же происходило в начале 20 века в России, которая сейчас является второй ядерной державой? В начале 20 века России было не до ядерной физики. В России одна за другой происходили революции — буржуазная в 1905 и социалистическая в 1917. Россия воевала в первой мировой войне. Большевики призывали превратить Отечественную войну в гражданскую. И в этом они добились успеха. (Задолго до Гитлера Ленин построил по всей России концентрационные лагеря, в которых большевики гноили несогласных. В гражданской войне, развязанной Лениным, погибло 10 миллионов человек.)

Все лучшие умы эмигрировали за пределы России, в основном, во Францию. Тех, кто не соглашался с идеологией новой власти, но не эмигрировал сам, власти выслали, другие были заточены в тюрьмы и лагеря. Неудивительно, что в это время не появилось значимой по международным масштабам ни русской физической школы, ни русских открытий в ядерной физике. Связь русских ученых с Западом была прервана, на страну опустился железный сталинский занавес.

Одним из немногих исключений в этом смысле стало создание в 1922 г. Радиевого института во главе с В. Вернадским, в распоряжение которого был предоставлен один грамм радия для его исследования, а также разрешение на выезд для стажировки у известных западных физиков нескольких российских ученых. Петр Капица 13 лет проработал в лаборатории у Резерфорда, здесь же два года стажировался один из будущих отцов русской атомной бомбы Юлий Харитон. Учениками Нильса Бора стали в последующем выдающиеся российские физики Л. Д. Ландау и Г. А. Гамов. А для А. Д. Иоффе школой стала лаборатория В. Рентгена в Мюнхенском университете. И только в тридцатых годах начала намечаться собственная советская физическая школа под руководством И. В. Курчатова, который возглавил Физико-технический институт. Только в 1932 году он начал свои исследования ядра, а в СССР появились первые физико-химические научные журналы.

В это же время из Германии начинается массовый исход физиков, прежде всего еврейского происхождения. Они уезжали изза преследований нацистским режимом по национальному или идеологическому признаку. Многие их них оказались в Англии и США. Некий Федерик Линдеман, друг Черчилля, ездил в своем роскошном автомобиле «роллс-ройс» по Германии и вывозил целенаправленно лучших ученых в Англию, которые затем составили опору английской ядерной программы. То же самое делали и эмиссары из США.

Впервые в мире — в 1938 г. в Англии — была оказана правительственная поддержка и установлен государственный контроль над ядерными исследованиями с целью их применения в военной области, для создания сверхоружия — ядерной бомбы. Для этого был организован специальный комитет при министерстве авиации. С этого и началась британская атомная программа. Но Англия, как и Германия, так и не стала первой ядерной державой. Интересно, что немецкий и австрийский ученые-эмигранты Р. Пайерлс и О. Фриш первыми в апреле 1940 г. представили руководителю Комитета Генри Тизарду меморандум «О создании супербомбы, основанной на ядерной цепной реакции в уране». Они начали искать пути, чтобы убедить английские власти в необходимости работы по созданию атомной бомбы. В результате их предложение было принято, и вскоре был создан секретный Комитет, который занимался созданием первой британской атомной бомбы. Уже был одобрен даже проект завода по обогащению урана. Все шло к тому, что Британия получит ее первой. Подразумевалось, что ее создание приведет к решающим результатам в войне. То есть сегодня можно сделать вывод, что уже в 1941 г. первой вероятной целью первой вероятной атомной бомбы, которую создавали в Великобритании, могла быть именно гитлеровская Германия.

Но история распорядилась по-другому. В 1941 году на заседании секретного Комитета присутствовал также и американец — некий Бейнбридж, который быстро понял, что к чему. В результате на заседании Комитета было принято решение о всемерном расширении сотрудничества с США. С этого момента на ядерной программе Британии можно было ставить крест, хотя сами британцы еще не догадывались об этом и даже создали государственную ядерную программу «Тьюб Эллойс». Копия материалов Британского Комитета неофициально легла на стол Ванневару Бушу, возглавлявшему тогда Управление научных исследований и разработок США.

С осени 1941 г. вступил в действие ряд соглашений между Британией и США об обмене информацией в сфере ядерных исследований. Закончилось все тем, что британский проект производства урана промышленным способом очень быстро был передан американцам.

В 1942 г. Великобритания приняла предложение США делать оружие совместно. В 1943 г. Рузвельт и Черчилль подписали Квебекское соглашение, которое поставило точку над британским ядерным проектом. К этому времени США уже «откачали» из Британии все, что можно было, и британцы им больше не были нужны. Они даже не были уведомлены о пуске первого ядерного реактора в Чикаго 2 декабря 1942 г., как и о начале строительства заводов в Ок-Ридже и Ханфорде. Английским ученым дверь туда была закрыта. Забегая вперед, скажу, что только в 1947 г. британцы приняли новую ядерную программу, на осуществление которой ушло пять лет. Между тем, немецкие ученые-эмигранты, которые обосновались в США, обеспокоенные гитлеровским режимом и его подготовкой к войне, в страхе, что Гитлер может первым создать атомную бомбу, обратились к президенту Рузвельту с письмом и приложением к нему о возможной разработке принципиально нового сверхоружия. Письмо подписал и А. Эйнштейн, хотя он всю жизнь был пацифистом. В ответ был создан так называемый Урановый комитет, но дело не двигалось. Тогда физики обратились к Рузвельту повторно — это был уже 1940 год, уже полным ходом шла оккупация Гитлером Европы. Но только 6 декабря 1941 г., уже после нападения Германии на СССР, Белый дом принял атомную программу к реализации. На следующий день Япония напала на Пирл-Харбор. 13 августа 1942 года администрация США утвердила «Манхэттенский проект», его руководителем стал полковник Лесли Гровс, произведенный в генералы пять дней спустя после назначения. Спустя три года после колоссального напряжения, строительства заводов, устройства первого полигона были созданы два первых образца бомбы — урановой и плутониевой. 25 марта 1945 года те же ученые Эйнштейн и Сциллард обращаются с запиской к Рузвельту, чтобы предотвратить применение атомной бомбы. Ответ они получить не успевают. 12 апреля 1945 г. президент Рузвельт умер, так и не дав никаких распоряжений насчет уже практически готовой атомной бомбы-образца. (Правда, существуют мнения, что Рузвельт незадолго до смерти считал возможным применение ядерного удара против японского флота.) Министр иностранных дел СССР Алексей Громыко в своей книге «Памятное» (М., 1988, стр.294) пишет, что Эйнштейн примерно в это время сказал: «Если бы я знал, что у Гитлера не будет атомной бомбы, то я бы не стал поддерживать американский атомный проект». Война с Гитлером близилась к завершению. Попытки остановить применение атомного оружия предпринимали и другие ученые. Но поезд уже ушел.

Новый президент США Трумэн даже не подозревал о существовании «Манхэттенского проекта» и был весьма удивлен, когда ему доложили об атомной бомбе. 16 июля в 5 часов 30 минут утра 1945 г. на полигоне «Тринити» первое ядерное испытание было успешно проведено. В это же время работала Потсдамская конференция, на которой лидеры стран антифашисткой коалиции подводили итоги многолетней кровопролитной войны. 24 июля, после окончания дневного заседания, Трумэн подошел к Сталину и сообщил о том, что в США успешно прошли испытания нового оружия, превосходящего любое другое. Сталин, по оценкам всех экспертов («Советский атомный проект», Нижний Новгород, 1995), и бровью не повел. Сам Трумэн вспоминал, что он поздравил его и высказал пожелание, чтобы новое оружие «было применено против Японии». Сталин подсказывал цель для новой американской атомной бомбы? 31 мая 1945 г. специальная Комиссия США на своем заседании рекомендовала Трумэну применить новое оружие против Японии, выбрав объект, который находился бы в районе многочисленных и легко поддающихся разрушению построек (!).

Окончание статьи можно найти здесь

Алла Ярошинская