Два мира — две системы

882aa98e89eaccf5e96b50a3de1491d5.jpeg

В разных странах по-разному относятся к проблемам экологии

Взять, к примеру, наблюдение человеком обстановки в местах, потенциально опасных для состояния природы. По научному это называется мониторингом окружающей среды. Следить за огромными территориями удобнее всего с высоты, скажем, из космоса. Недавно в небольшом норвежском городе Тромсе довелось познакомиться с людьми, по-настоящему влюбленными в свое дело. Еще со студенческой скамьи они решили заняться разработкой программ для спутникового наблюдения за состоянием территорий. С тех пор прошло 19 лет. Сегодня компания Kongsberg известна во всем мире. 85% ее продукции — данные о состоянии конкретной территории (степень загрязненности, температура поверхности, гидрометеообстановка, пожары, наводнения, разливы нефти, снежный покров — да что угодно!) покупают во многих странах мира. Например, в США услугами Kongsberg пользуются НАСА, военное ведомство, гидрометеослужбы. Компания имеет станции слежения во всем мире. К слову, кроме Норвегии такие системы мониторинга имеют США, Канада и Австралия.

75aa3af793e7f15a5f8773ad349e029d.jpeg


— А в России, — спрашиваю у вице-президента компании Виго Йенсена, — есть такая система?


— Нам об этом ничего не известно.— Отвечает господин Йенсен. — Мы как-то спросили у русских, нам ответили, что у них есть свои поставщики информации о состоянии окружающей среды.


Делаю заметку в блокноте: поинтересоваться у соотечественников наличием такой системы спутникового слежения.


Далее Виго Йенсен рассказал, что в свое время сотрудники компании Kongsberg сделали кучу интересных снимков во время крушения танкера «Престиж» недалеко от берегов Испании. Так вот, на снимках, сделанных из космоса, четко было видно, как в районе крушения скопились десятки различных судов. Думаете, спешили на помощь? Как бы не так! Они под шумок сливали льяльные воды и мазут со своих цистерн. Компьютерные программы, разработанные специалистами Kongsberg, позволили это увидеть: на снимках были видны разливы нефти. Примечательно, что программы позволяют не только увидеть нефть, но и распознать ее принадлежность, спрогнозировать движение пятна в определенном направлении, измерить температуру воды в районе бедствия и многое другое.


Еще пример. Качество космических снимков Багдада, сделанных спецами из Kongsberg, было таково, что США приняли решение закупать продукцию компании для нужд своих войск в Ираке.


Еще пример. Был сделан снимок буровой установки на норвежском шельфе в условиях очень густого тумана. Несмотря на плотность завесы, нефтяные разливы вокруг платформы были четко видны. Позже выяснилось, что нефтяники втихаря, пользуясь туманом, решили слить нефть в океан. Спрятать концы в воду не удалось.


Таких примеров можно привести множество. Разумеется, первые покупатели продукта фирмы — гидрометеорологии. Сегодня Kongsberg поставляет метеоданные нескольким европейским странам бесплатно. Может себе позволить. Конечно, радарные данные, снимки с высоким разрешением и большой четкости стоят недешево. Но ведь и ущерб от несанкционированных сливов-разливов нефти тоже огромен. Если государство не будет знать, кто совершил нарушение, то раскошеливаться придется государству, а не виновнику.


Другое дело, если экологические законы нарушает само государство. Такому государству и система мониторинга не нужна.


Из разговора с сотрудниками Kongsberg выяснилось, что министерство по охране окружающей среды Норвегии не является приобретателем продукции этой фирмы. Только спустя 19 лет после возникновения Kongsberg состоялась обстоятельная беседа двух организаций о предстоящем сотрудничестве. И, возможно, с 2005 года финансирование такого сотрудничества будет предусмотрено бюджетом Королевства.

А что же в России?

Звоню начальнику управления лесного, водного и морского надзора министерства природных ресурсов Валерию Логвиненко: «Не могли бы вы сказать, есть ли в России система спутникового мониторинга окружающей среды? «Сказать не могу, отвечает тяжело Валерий Константинович, — потому что у меня есть начальник выше — Волох — и он должен дать мне разрешение для общения с вами».


Звоню Волоху — он болен, и когда выздоровеет — неизвестно. Секретарша — у них у ВСЕХ есть секретарши! — говорит это таким тоном, будто ее начальник уже… словом, вряд ли выздоровеет.


Звоню исполняющему обязанности Волоха Лычаку. Николай Васильевич наотрез отказывается общаться с прессой, при этом вспоминает свой неудачный опыт в этой области. Предлагает дождаться выздоровления Волоха, прогнозируя это событие «через два дня».


Через два дня Волох еще болеет. Лычак снова против общения, но любезно соглашается принять мой вопрос по электронной почте. Посылаю. Жду. Ответа нет. Звоню. Отвечает, что эта тема вообще не по его профилю и что лучше всего обратиться в Ростехнадзор, то есть, Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору. Там устами пресс-службы отвечают, что непременно узнают, есть ли такая и кто этим занимается. Сходу ответить не могут, поскольку, цитирую «экология для нас новое направление».


Через какое-то время они позвонили и отфутболили меня в Росгидромет. Начальник пресс-службы Росгидромета Наталья Ершова радостно сообщает, что при их ведомстве имеется научно-исследовательский центр «Планета», который этим занимается. «Эти» — значит, цитирую Ершову, «приносят нам снимки из космоса, по пожарам, по ледовой обстановке…» Оказывается, у «Планеты» есть даже диплом от правительства Москвы за свою деятельность. Словом, нужно звонить начальнику отдела информации НИЦ «Планета» Татьяне Бурцевой.


…На дворе пятница уже. Звоню Бурцевой. «Ой! — восклицает Татьяна Николаевна, — а у меня квартальный отчет. Давайте свяжемся в понедельник». Ну, давайте. Куда ж деваться-то!? По ходу короткого разговора выясняю, что «Планета» действительно занимается мониторингом окружающей среды. Набираюсь терпения и жду понедельника.


…Между тем почти случайно узнаю, что в Институте космических исследований есть специалист — Романов Алексей Александрович, который чуть ли не возглавляет недавно созданный в России Центр спутникового мониторинга окружающей среды. Ну, думаю, удача. Звоню Романову. «Замечательно! — говорит мне Романов. — Встретимся, обсудим, с опытом коллег из Норвегии познакомимся. Только вы бумажку-запрос на встречу со мной напишите моему начальству. И называет фамилию генерального директора РосНИИ космического приборостроения Юрия Угличича.


Шлю письмо директору и, ожидая ответа, думаю: космическая отрасль в России — одна из самых секретных. Даже если они занимаются экологией, то все равно по инерции и по старинке засекретили это так, что не приведи Господь. Через пару дней звоню Романову. «Ответ получен, — сообщает он, — мне категорически запретили с вами встречаться». Прошу прислать в письменном виде этот ответ. Романов долго молчит, потом говорит, что «ну, вы же понимаете…» Нет, я НЕ понимаю. Я ни черта уже не понимаю. Почему открытая тема волею каких-то чиновников становится недоступной людям? Если у вас нет системы наблюдения за природой страны, то так прямо и скажите об этом. Зачем создавать флер таинственности и окутывать ситуацию словесами, типа «Вы ж понимаете…?»


…Зачем я описал все так подробно? А затем, чтобы у читателя сложилось четкое представление о том, как именно добывается информация, относящаяся к экологии, в современной России. Причем, информация не секретная, не позорящая Россию в кругах мирового сообщества, а та, которая может даже рассказать о достижениях отечественной науки, которая может добавить стране потенциальных покупателей продукции того же НИЦ «Планета». Не думаю, что журналист с другой фамилией и из другого издания бродит в поисках информации другими путями. Путь у всех у нас тернист и запутан, потому что запутаны и непросты дебри российского чиновничества. И не я их такими создавал, не я прививал чиновниками стойкое отвращение к прессе, не я учил их не отвечать на конкретные вопросы и бояться журналистов. Их учит сама система — страха и всеобщей подозрительности, перестраховки и недоверия к согражданам.

46aa93f46ca53f3a4ee98de10abc10e6.jpeg


Длинная цепь звонков приводит в Московский технический университет связи и информатики. Со мной соглашается встретиться проректор по научной работе кандидат технических наук Виктор Алешин. Виктор Сергеевич припоминает, что лет 20 тому назад он вместе со специалистами Института космических исследований занимался проблемой телевизионного сканирования земных поверхностей. Также известно, что существуют телевизионные спектрозональные системы, с помощью которых возможно космическое наблюдение. Однако о том, есть ли единая мониторинговая система и какое министерство ею владеет, Алешину неизвестно. Как-то незаметно разговор переходит на проблемы образования в России. По мнению Алешина и его коллег, в стране образование финансируется чуть ли не по остаточному принципу. Вспоминаем, что на бюджет 2005 года заложены просто громадные средства на «национальную безопасность» — свыше 30 млрд. долларов, а на образование — в десятки раз меньше. При упоминании фамилии президента и на фразе «Деградация интеллектуального потенциала страны» разговор заканчивается.


Центр космической гидрометеорологии «Планета»

В один из дней удалось дозвониться таки в организацию, на поиски которой ушла неделя и о которой мне поведала Татьяна Бурцева. Называется она научно-исследовательский центр космической гидрометеорологии «Планета» (НИЦ «Планета») и является государственным учреждением, созданным в 1974 году. На сайте организации сказано, что «…НИЦ «Планета» — это ведущая организация Росгидромета по эксплуатации и развитию национальных космических систем наблюдения Земли гидрометеорологического, океанографического и природно-ресурсного назначения, а также по приему и обработке данных с ОКС «Мир» и зарубежных спутников серий NOAA, METEOSAT, GMS, SPOT и других.


Центр осуществляет оперативное управление и научно-методическое руководство наземным комплексом приема и обработки спутниковой информации, включающим в себя три региональных центра приема и обработки спутниковых данных в городах: Обнинск — Москва — Долгопрудный (подразделения НИЦ «Планета»), Новосибирск и Хабаровск, а также сеть стационарных и мобильных автономных пунктов (около 70) приема информации в России, Антарктиде и на морских судах. Зоны приема региональных центров обеспечивают прием спутниковой информации по всей территории России, стран Европы и Балтии.


Центр ежесуточно принимает и обрабатывает более 20 Гбайт информации и выпускает свыше 40 наименований продукции для обеспечения потребителей федерального, регионального и локального уровней — организаций Росгидромета, Министерства Обороны, МЧС, МПР, РАН и других министерств и ведомств (более 80 потребителей). Вот эта продукция: обзорные наблюдения, облачность; карта нефтяного анализа; ледяной покров; открытая водная поверхность; наводнения; температурно-влажностное зондирование атмосферы; вулканы; изображения с нового спутника «Метеор-3Мno.1» стихийные гидрометеоявления.


Для оперативной доставки информации действует разветвленная сеть специализированных каналов связи (включая спутниковые).


НИЦ «Планета» участвует в основных национальных и международных программах, связанных с использованием данных дистанционного зондирования Земли: оперативная гидрометеорология, экология, глобальные климатологические исследования Земли и Мирового океана, контроль стихийных бедствий и других. Центр имеет многолетний опыт реализации прикладных проектов (в том числе международных с участием ведущих зарубежных организаций), создания территориальных и проблемно-ориентированных информационных систем с использованием спутниковых данных.


По всей принимаемой космической информации с 1979 г. НИЦ «Планета» ведет архив Госфонда РФ, а также специализированные оперативные архивы для потребителей и архивы тематической информационной продукции. Каталоги данных и сжатые изображения представлены на сервере НИЦ «Планета» в Internet.


В числе партнеров «Планеты» — уже упоминавшийся Институт космических исследований, межрегиональные территориальные органы управления Росгидромета, океанографические и метеоинституты, Росавиакосмос, Российский НИИ космического приборостроения, Роскартография, Всемирная метеорологическая организация, Европейское космическое агентство, Национальная служба США по спутникам наблюдения, Национальный центр космических исследований Франции (французских организаций — около десятка в списке партнеров), Норвежский Центр Нансена (центр окружающей среды и дистанционного зондирования), Метеослужба Германии, Австралии, Китая, Японии, Индии и даже Украины.


Вот лишь один из конкретных примеров деятельности НИЦ. «Планета» принимала участие в международном проекте по мониторингу воздействия на окружающую среду нефтяных и газовых разработок в Западной Сибири. Исследуемым районом являлась нефтеносная территория, расположенная к северо-востоку от г. Сургута. Работа была выполнена совместно с Росавиакосмосом, администрацией Сургутского района и Национальным космическим центром космических исследований Франции. В качестве исходной информации использовались космические изображения высокого разрешения с искусственных спутников Земли SPOT, «Ресурс», а также радиолокационные изображения, полученные со спутников ERS-1 и «Алмаз». Получен ряд новых картографических документов, в частности: карта зон риска поверхностных загрязнений и карта изменения ландшафта и инфраструктуры. (На карте зон риска показаны различным цветом зоны пониженной, умеренной и высокой степени риска распространения загрязнений при вероятных техногенных катастрофах. На карте изменений состояния природной среды в результате техногенных воздействий показано месторасположение новых болот и водоемов в результате нарушения экологического равновесия: вырубки лесов, прокладке дорог без дренажной сети, приведшей, с одной стороны, к заболачиванию территории, а с другой — к дефициту влагосодержания).


В результате реализации данного проекта создана и передана для использования администрации Сургутского района территориальная информационная система для определения текущего состояния окружающей среды, содержащая базу данных географически привязанных спутниковых изображений, результаты их автоматизированной и визуальной интерпретации, карты местности.


Из всего этого видно, что в России есть система спутникового наблюдения за окружающей средой и что продукция деятельности этой системы в принципе доступна. Знают ли об этом в Министерстве природных ресурсов? Хочется надеяться, что знают. Однако даже из тех данных, что удалось собрать о «Планете», видно, что мониторинг, к примеру, разливов нефти на бескрайних просторах России ведется нерегулярно, от случая к случаю. О системном анализе говорить не приходится.


К слову, то же самое рассказывали и норвежские специалисты: их соотечественники тоже пользуются услугами Kongsberg от случая к случаю. Именно поэтому там были заинтересованы в сотрудничестве с министерством по охране окружающей среды и с экологами вообще. (Не могу удержаться от сравнения с российским опытом: в родном отечестве все, что не одобрено государством на высоком уровне, не является для госструктур предметом внимания. В том числе — и общение этих структур с экологами).


Представляется также, что норвежский опыт негосударственного спутникового наблюдения за средой нашего обитания еще не скоро будет использован в России. Одна из причин, возможно, главная, — милитаризованность мышления. Как сказал мне доцент Алешин, все, что связано со спутниками, у нас всегда было и будет секретным.


Спутники будут вертеться в военных целях

Судя по проекту бюджета России на будущий год, спутники если и будут вертеться на орбите, то, в основном, в военных целях: на национальную безопасность выделяется чуть ли не треть всех денег. И я с трудом могу себе представить в России наличие частных систем спутникового слежения. Если до сих пор для авторитарной и подозрительной ко всем гражданам власти экологи являются «вражескими агентами», то экологи со спутниками — и подавно.


…Когда мы покидали офис Kongsberg, мне подарили буклет этой фирмы, рассказывающий о сотрудничестве с вооруженными силами Норвегии, в частности, с королевским военно-морским флотом. В буклете рассказывается о системе усовершенствования приборов интерпретирования звуковых сигналов для подводных лодок и фрегатов. Указывается также, что Kongsherg разрабатывает такие системы для Италии и Германии.


Нетрудно предположить, что и наша «Планета» выполняет заказы вооруженных сил. Но разница в том, что норвежцы не делают из этого тайны. Наши же склонны засекречивать даже те сведения, которые относятся к экологии. Причем делают это подчас так хорошо, что даже министерство природных ресурсов вместе с Гостехнадзором не знают, кто в стране занимается спутниковым мониторингом. Такая вот «система»…

Григорий Пасько