У маленькой такой компании большой такой секрет

8fa56087931a1b94de4d8366e31a3d2c.jpeg

Вначале небольшой исторический экскурс. В октябре 1993 года я получил разрешение командования Тихоокеанского флота (ТОФ) на выход в море на техническом танкере ТНТ-27. Обычный рейс в район шельфа, в то место, где течением относит всякую российскую гадость к берегам Японии. К тому времени я уже больше года занимался темой радиоактивных отходов ТОФ. И ТНТ-27 знал, как облупленный: в его цистернах хранилось около 900 тонн среднеактивных жидких радиоактивных отходов (ЖРО), а на палубе стояли несколько бочек с твердыми РАО (ТРО).


Мы вышли в море с представителями Министерства природных ресурсов и химической службы ТОФ на борту. К тому времени о российских РАО вовсю уже писали японские СМИ. Оно и понятно: японцы, пережившие ужас Хиросимы и Нагасаки, боялись всего, что было связано с радиацией. А тут целый неизведанный «материк» с РАО под боком – Тихоокеанский флот.


Через трое суток мы пришли в секретный район Японское море. К большому удивлению представителя спецслужб и всего экипажа, в этом районе уже находилось судно «Гринпис». Находившиеся на нем начали снимать на видеокамеры слив ЖРО с борта ТНТ-27. Позже появился самолет японской береговой охраны «Орион» со своей съемочной группой. Я со своей видеокамерой был третьей стороной и производил съемки непосредственно с борта ТНТ.


Мой сюжетик вышел на экраны местного ТВ с опозданием на несколько суток. Однако вскоре меня вызвали в штаб и уведомили о грядущих неприятностях, поскольку «есть информация от компетентных органов» о том, что в Японии был показан сюжет о сливе ЖРО с танкера ТНТ-27. Впоследствии мне никто не доказал, что именно мои кадры были показаны по японскому ТВ. Но меня, видимо, на всякий случай, наказали выговором.


Через несколько лет будет возбуждено уголовное дело, где эпизод пребывания на ТНТ с разрешения и по заданию командования ТОФ будет представлен, как шпионский.


Однако, еще задолго до ареста я побывал на нескольких конференциях, посвященных проблема ЖРО ТОФ. Плодиться эти конференции начали в геометрической прогрессии именно после слива ЖРО с ТНТ и после показа так до сих пор российскими спецслужбами и не опознанных кадров об этом сливе.


На одной из таких конференций японцы предложили русским деньги на строительство плавучего завода по переработке ЖРО. Наши согласились с условием, что строить будут сами. Японцы добавили: но под их контролем и с установкой надежного оборудования. Оборудование нашлось у американцев. Честь свести все к разумному единому целому, учтя интересы всех сторон, выпала мало кому известной на Тихоокеанском флоте консалтинговой фирме «Краун эйджентс» (Crown Agents), чья штаб-квартира находилась в Лондоне. Фирма запросила у ТОФ контейнер с ЖРО. Контейнер этот таскали повсюду – от кабинета начальника химической службы ТОФ до кабинета главы администрации Приморского края. Он буквально валялся под ногами у всех, но по настоянию бдительных чекистов был засекречен и поэтому в Лондон не попал. Но «Краун», как позже выяснилось, и без этого знала все о наших РАО. Тендер был проведен. Его выиграли сразу три стороны: японцы (дали деньги), американцы ( дали оборудование), и русские, установившие в Комсомольске-на-Амуре это оборудование на свою баржу.


Я как-то подсчитал, что с момента задумки постройки плавзавода до его пуска в эксплуатацию прошло почти десять лет. Затратили 28 миллионов долларов. Еще больше украли. Во всяком случае, за несколько лет расследования мне так и не удалось узнать, куда и на что именно ушли деньги – около ста миллионов долларов – которые предназначались для строительства нового хранилища РАО, подъездных дорог и прочей инфраструктуры для завода.


Как бы там ни было, а плавзавод был построен. (Нужен ли он вообще и с такой большой производительностью в частности – это тема отдельного расследования). Меня же в то время заинтересовала фирма «Краун эйджентс». К примеру, было интересным узнать: как им, в Лондоне, удается узнавать полную информацию о тех же РАО ТОФ, если даже мне, журналисту, работавшему над темой с разрешения командования ТОФ, не всегда удавалось получить ответы на многие вопросы.


Когда я читал документы согласования требований всех сторон при подготовке к реализации проекта «Ландыш» (так назвали плавучий завод), я понял, что английской фирме известно не просто многое, а очень многое. Откуда?


Теперь оставим на некоторое время «Краун эйджентс» и обратимся к делу «американского шпиона» Игоря Сутягина. На мой взгляд, убедительных доказательств того, что Сутягин шпион, следователи ФСБ не привели. И если бы не явно засланные «казачки» в коллегию присяжных и не хорошо в нужном направлении подготовленная судья, Сутягин был бы неминуемо оправдан. И одной из причин такого оправдания послужило бы то, что не доказанной осталась и принадлежность к какой-либо стране странного шпиона Сутягина. Почему его назвали американским шпионом? Да потому, что следствию ФСБ показалось, что граждане непонятно какой страны Надя Локк и Шонн Кидд являются американскими разведчиками.


Думаю, сами Надя и Шонн удивились бы, узнав об этом. Ведь они называли себя – и это никем не было опровергнуто – представителями компании «Альтернатив фъючерс».


Когда я знакомился с некоторыми материалами по делу ученого США и Канады Игоря Сутягина, я подумал о роли фирмы из Лондона под названием «Альтернатив фъючерс». В чем-то ее деятельность была похожа на работу «Краун эйджентс». Это «что-то» заключается, на мой взгляд, в специфике деятельности фирм – в сборе информации. Сбор и продажа несекретной информации в правовом государстве не считается предосудительным делом: это такой же обычный бизнес, как и любой другой. И ничего в этом не было бы ни странного, ни подозрительного, если бы в случае с «Альтернативой» не было дела о шпионаже, а человек, с которым контактировала эта «Альтернатива», не получил 15 лет колонии строгого режима.


Итак, фирма «Альтернатив фъючерс» сначала сотрудниками Калужского УФСБ, а затем и центрального аппарата ФСБ РФ обнаружена не была. Представляется, что и обнаруживать ее не сильно хотели. Чекисты в нашей стране знают, что любой, даже очевидный, их недодел в работе будет покрыт судом. Потому что в этой стране суды принадлежат ФСБ.


Мне думается, что таких фирм, как «Альтернатива», во всем мире сотни. Бизнес у них легальный, между прочим. Только вот методы сбора у всех разные, или, скажем так, отличаются. «Краун» наверняка работает только с открытыми источниками и с «открытыми» людьми. Работает давно и хорошо. Поэтому есть репутация. Поэтому к ней обращаются представители разных государств.

«Альтернатива», как видно, собирала информацию по-разному, в том числе и путем заслушивания докладов таких одаренных аналитиков, каким без сомнения является Сутягин. Игорь, в свою очередь, законов не нарушал. Он черпал информацию из открытых источников, но анализировал ее так и приводил к единому знаменателю таким образом, что чекистам результат этого анализа показался секретным. «Альтернатива» же оплачивала выступления ученого и приглашала его выступать с докладами. Можно предположить, что затем эти доклады выдавались фирмой за свой труд и перепродавались. При этом вовсе не обязательно, что фирма являлась прикрытием разведчиков. Все-таки шпионы, как мне представляется, работают лучше, чище, тоньше.


…Недавно одна из газет опубликовала статью, в которой рассказала о собственных поисках в Англии фирмы «Альтернатив фъючерс». Хорошая статья. Могла бы быть, если бы до журналистов этого издания точно такую же работу, но полугодом раньше, не проделали немецкие журналисты. От них-то я и узнал о том, что адрес фирмы был вполне доступен любому, кто поинтересовался бы «Альтернативой». И тупым нашим чекистам тоже был доступен. (Другое дело, что он их почему-то не заинтересовал).


Значит, фирма не пряталась. Почему же испугались Локк и Кидд? Потому что в сознании иностранцев образ России по-прежнему рисуется – и вполне справедливо!- темными красками. Будь иностранцы уверены в том, что у нас независимые суды и умные законопослушные эфэсбэшники, они бы наверняка прибыли в Россию для дачи свидетельских показаний.


Здесь вспоминается аналогия с журналистами из Эн-Эйч-Кей. Они тоже отказались прибыть в российский (тем более – военный) суд, когда в нем рассматривалось «мое» дело. Позже я с ними разговаривал и они подтвердили, что просто испугались непредсказуемости российских спецслужб. (Основания считать эти спецслужбы и суды ненормальными у японцев были. Приведу пример. Председатель военного суда ТОФ некто Волков написал японцам письмо. Смысл его в том, что председатель «независимого» российского суда пишет иностранным гражданам: вы обвиняетесь в шпионаже, за который вам грозит по нашим законам до 20 лет лишения свободы с отбыванием в лагере строгого режима. Мы приглашаем вас на нашу показательную казнь, но взамен обещаем накормить плюшками и отпустить домой – любоваться видами Фудзиямы. Скажите: какой нормальный человек после получения такого приглашения воспользуется им)?


Так что в трусости «альтернативщиков», как и в трусости японских журналистов, логика есть. Подлая, конечно, логика, но их понять можно: своя шкура ближе к телу.



… Я думаю, что многие ученые России использовались и используются такими фирмами, как «Альтернатива». Ученым надо заработать себе на жизнь копейку, фирмам – доллар, чекистам – погоны и звезды. Все при деле. Фирмы перепродают информацию, «кидают» ученых, ученые садятся за решетку, чекисты примеряют погоны. Все довольны. Кроме, разумеется, ученых.


Можно предположить, что в подобную схему каким-то образом вмещаются и такие известные дела, как дело владивостокского ученого Владимира Щурова, и дело красноярского физика Валентина Данилова, и даже дело мидовского служащего Валентина Моисеева. Во всех этих случаях нам практически ничего не известно о другой стороне – якобы заказчиках секретной информации, которую якобы по их заданию собирали якобы шпионы. Конечно, это грубейшее нарушение закона со стороны следствия. Но, как уже отмечалось, нашим чекистам соблюдать закон и не требуется – у них мощные союзники с лице прокуратур и судов.


Взывать к тому, чтобы иностранные граждане и фирмы сами приходили в наши суды и честно рассказывали о своих контактах с пойманными «шпионами» – наивно: иностранцы боятся.


Советовать российским гражданам не контактировать с иностранцами? Они и сами это поняли, особенно после череды «шпионских» процессов.


Железный занавес опускается. Причем, быстрее, чем можно было предположить. Занавес этот выгоден ФСБ и нынешнему руководству страны: им привычнее жить в обстановке всеобщей подозрительности, стукачества и страха. В такой обстановке они чувствуют себя хозяевами жизни.


Конечно, это не выгодно стране. Нет инвестиций, нет активности и творчества граждан (зачем, если посадить могут за это), нет западных денег на продолжение научных исследований, а, значит, нет прогресса в науке. В свою очередь, у иностранцев нет к России ни доверия, ни желания вообще иметь с нею дело.


….Необходимо, на мой взгляд, привести пример и другого рода – когда иностранная организация не только не прячется по щелям, как Эн-Эйч-кей или «Альтернатив фъючерс», а открыто принимает участие в судьбе того человека, с которым она работала. Это – международная экологическая организация «Беллона», чей головной офис находится в Осло. Помните, одно из первых громких «шпионских» дел – дело офицера запаса Александра Никитина.


В случае с Никитиным «Беллона» абсолютно все делала открыто: открыто взяла бывшего офицера на работу; открыто предложила написать доклад на экологическую тему; открыто опубликовала этот доклад большим тиражом. Затем, когда чекисты с радостью «поймали» «шпиона», «Беллона» несколько лет, до полного оправдания Никитина, участвовала в судебном процессе в качестве наблюдателей, находясь в Петербурге. Более того, норвежские сотрудники «Беллоны» давали в с уде показания, которые полностью оправдывали Никитина и подтверждали законность его действий как с точки зрения российских законов, так и с точки зрения международного законодательства.


Дело Никитина закончилось полным оправданием так называемого «норвежского шпиона» и полным позором ФСБ.


Кто знает, чем заканчивались бы другие процессы, если бы в них столь активное участие принимали представители иностранных организаций.


Необходимо понять одно: ФСБ России панически боится света, придания широкой огласке их методов работы и всех (!) материалов заведенных ими уголовных дел. Боится участия в судебных процессах представителей иностранных государств.


Значит, надо непременно делать именно то, чего они боятся. Их страх – наша защита. Притом защита не только необходимая, но и законная.


Нетрудно также предположить, что и Россия имеет сеть своих организаций за рубежом, которые скупают информацию разного рода. Объяснить отсутствие забугорных шпионских процессов над забугорными гражданами можно тем, что информация, которую они продают, секретной не является ни с какого боку, а тамошним спецслужбам дешевый популизм, в отличие от наших гэбэшников, не нужен.


Но это тема другого разговора.

Григорий Пасько