Балтика станет заповедным морем

7ac7bed4af4760deacbcd4a03b5d8a04.jpeg

Россия — против

 

Тяжело нагруженная самодельным динамитом баржа медленно приближалась к буровой платформе. Управляли судном по радио, и его единственным назначением было разрушить вышку. Малоизвестная террористическая организация «зеленого» толка, поддерживаемая добрым десятком западных спецслужб, только что сделала заявление о своей причастности к инциденту. Взрыв был неминуем, и он произошел. Под огромным давлением рванула в небеса нефть из двух десятков скважин, а когда рассеялся дым, стало видно, как быстро растет пятно нефти…

Таков вкратце апокалипсический сценарий международных учений по реагированию на аварийную ситуацию с разливом нефти на платформе Д6, которые пройдут летом на Балтийском море. Разумеется, «нефтяное пятно» будет ликвидировано в кратчайшие сроки, благодаря четким и слаженным действиям спасателей, нефтяников и Балтфлота. Международные наблюдатели похлопают ушами и отправятся писать отчеты о том, что к аварийным ситуациям на первой российской морской нефтедобывающей платформе готовы как нельзя лучше.

Только вот почему-то никак не верится, что при возникновении подобной ситуации все будет идти по сценарию. В обычной жизни чаще случается иначе.

Почти каждую весну на побережье Калининградской области выносит от нескольких десятков до нескольких сотен килограммов мазута. Ровным слоем покрывают черные катыши золотой песок, плавятся на солнце, липнут к ногам. Незадачливые туристы, матерясь, отмывают пятки подсолнечным маслом. Больше они сюда не приедут. Они увезут свои деньги в Турцию, Италию, на Украину. Администрация области делает удивительное заявление, дескать, появление мазута — не что иное, как тщательно спланированная акция саботажа, предпринятая соседними странами, чтобы отпугнуть от российских курортов туристов. И не предпринимает ровным счетом ничего больше, чтобы ликвидировать выбросы.

Зато с какой быстротой подписываются бессрочные соглашения с нефтяными компаниями на строительство нефтяных вышек в море, перевалочных терминалов и нефтепроводов! С лихорадочной поспешностью возникают новые планы нефтяной экспансии на калининградском побережье. Небольшой городок Светлый, неподалеку от которого находится нефтяной терминал компании «Лукойл», рискует оказаться в нефтяном кольце, здесь планируется строительство сразу двух новых терминалов компаний «Сибнефть» и «Енисейнефть». Поселок Янтарный отныне будет обслуживать нефтеперевалочную базу с глубоководным портом для бункеровки танкеров водоизмещением до 120 тысяч тонн. Заказчик строительства пожелал остаться неизвестным.

Жители этих населенных пунктов, все еще верящие в демократию, собирают подписи под письмами протеста, требуют соблюдения их прав на чистую окружающую среду, обивают депутатские пороги.

Заповедное море
На фоне этих невеселых событий сессия экологического комитета Международной морской организации (ММО) в начале апреля в Лондоне подавляющим числом голосов приняла решение о придании Балтийскому морю статуса особо уязвимого морского района (ОУМР).

Решение сенсационное. Это первый в истории случай, когда такой статус получило целое море. Нелегко далось такое решение делегатам. Дебаты получились трудными и на удивление бесплодными.

Как и ожидалось, российская делегация заняла крайне негативную позицию при обсуждении «Балтийского вопроса». Договорившись с представителями Либерии и Панамы — стран, под чьими флагами работают самые грязные флоты мира, российские чиновники пытались поставить вопрос о пересмотре самого механизма принятия решений по определению особо уязвимых морских районов. При этом делегацией не выдвигалось никаких серьезных аргументов против принятия предварительного решения о статусе Балтики. Кроме, разумеется, финансовых. Тем не менее, доводы «фигуры из трех пальцев» не убедили остальные страны. Заявление о повышении природоохранного статуса Балтики, подписанное восемью балтийскими странами, было принято к рассмотрению и одобрено.

Позже директор по вопросам безопасности шведского Морского судоходства Пер Нордстрем отметил в своем выступлении перед прессой: «Намерение России, диктуемое финансовыми интересами, не давать подобной классификации своим территориальным участкам Балтийского моря не будет иметь решающего значения, поскольку России принадлежит лишь небольшая акватория в Финском заливе и прибрежная полоса в районе Калининградской области». Такой вот щелчок по носу.

Глава российской делегации, руководитель Государственной морской, аварийной и спасательно-координационной службы Владимир Кареев считает, что принятое решение целиком популистское и создает «опасный прецедент» признания особо уязвимыми морскими районами целых морей. «Единственное, к чему может привести придание статуса ОУМР всему Балтийскому морю, это к нарушению устоявшейся системы судоходства», — уверен он.

Что же принесет Балтийскому морю этот «опасный прецедент»? Несмотря на утверждения о том, что Балтийское море не является особо уязвимым с точки зрения экологии, это не так. Основными характеристиками, определяющими особое положение Балтики, являются его молодость и замедленный водооборот. Экосистемы Балтийского моря нельзя считать полностью сформировавшимися и устойчивыми, а недостаток притока свежей океанской воды обуславливает дефицит растворенного в воде кислорода. В то же время, Балтийское море окружено индустриально развитыми странами и испытывает чрезвычайно интенсивную антропогенную нагрузку. Загрязняющие вещества, которые сбрасываются в море, остаются там надолго, скапливаясь в придонном слое и живых организмах. Низкая температура воды способствует медленному разложению загрязнителей.

И хотя международные процессы, направленные на улучшение экологической ситуации, идут уже более тридцати лет, ученые признают, что проблемы решаются очень медленно, а реальная стоимость масштабных мероприятий столь высока, что ни одна страна самостоятельно не способна регулировать экологическое состояние всего моря. Тем не менее, предпринимая скоординированные действия, можно надеяться на успех.

В течение ближайших двух лет балтийские страны разработают национальные пакеты законов, ужесточающих ответственность за экологические правонарушения в акватории Балтики. Уже сейчас можно сказать, что в комплекс предлагаемых мер войдут пункты об обязательной лоцманской проводке в опасных районах, закрепление маршрутов движения судов с опасными грузами и их эскортирование, контроль за техническим состоянием флотов и специальные учебные курсаы для экипажей. Будет усилена ответственность за сброс загрязненных и балластных вод.

Необходимость лоцманской проводки объясняется тем, что выход из Балтийского моря пролегает по узким проливам с чрезвычайно оживленным движением. Эта мера позволит усилить контроль над перемещением судов, хотя у нее есть противники даже в странах, выступивших за статус особо уязвимого морского района. Министр экологии Латвии признает, что подвергался давлению со стороны нефтяного лобби. Эскортирование судов буксирами также может служить дополнительной мерой безопасности, хотя и влечет за собой большие затраты. К мерам усиления контроля можно отнести и экологическую страховку для опасных грузов, к которым относятся и нефтепродукты.

Несомненно, в ближайшее время плавание по Балтике будет дорожать. А транспортировка нефти будет дорожать особенно, равно как и любые нефтяные проекты. Уже к 2005 году некоторые балтийские страны выведут из эксплуатации танкеры с одинарным днищем. Теперь есть повод потребовать того же и от России, которая последние полтора года успешно «прокатывала» на международных встречах эту идею.

Танкер, не отвечающий новым стандартам, с необученной командой и с неизвестным владельцем с оффшорных островов просто не сможет войти в Балтийское море. Танкера российских компаний будут подвергаться штрафным санкциям при попытке неподчинения правилам судоходства в международных водах. Последнее особенно актуально, каждый день Балтийское море пересекает один груженый 100-тысячетонный танкер, идущий из Приморска.

Согласно данным Хельсинкской комиссии (HELCOM), нефтепродукты являются одним из основных загрязнителей Балтийского моря, что не в последнюю очередь связано с интенсивным судоходством. Именно незаконный сброс загрязненных нефтепродуктами вод с судов, а также аварийные разливы являются основным источником поступления углеводородов в морскую среду.

Представим теперь такую картину: иностранные суда, заходящие в территориальные воды России, смогут пользоваться разницей в статусе моря и спокойно промывать топливные танки неподалеку от наших берегов, ведь за это нельзя будет даже их наказать. А мазут останется на пляжах Калининградской и Ленинградской областей.

Уже сейчас Балтийское море в два раза больше загрязнено нефтепродуктами, чем Северное. Непрерывно растет также количество других загрязнений, связанных с судоходством. В основном это выбросы окислов серы и азота от силовых корабельных установок.

Одним из ключевых моментов нового статуса станет его природоохранная составляющая. Определенные районы, такие как архипелаги, имеющие наибольшую природную ценность, отличающиеся биоразнообразием и привлекательностью для птиц, могут быть закрыты для коммерческого судоходства. Это обусловит возникновение сети морских региональных и национальных парков во всех балтийских странах. У Швеции, лидера процесса экологических преобразований на Балтике, уже есть опыт ограничения судоходства в местах гнездовий редких видов птиц. Станет возможным создание особо охраняемых комплексных зон, таких, например, как нерестилища балтийского лосося, включающие как сами места нереста, так и морской район, где происходит нагул молоди. К сожалению, Россия будет исключена из этого процесса.

Однако, частным и государственным нефтеперевалочным российским компаниям играть придется все же по правилам, установленным ММО и другими балтийскими государствами, выполняя все требования международных соглашений. Ведь при выходе из российских территориальных вод суда вынуждены будут пересекать зоны с особым регулированием. Только повлиять на происходящее не будет представляться возможным, не распространив новый статус на российские территориальные воды и не присоединившись к решению сессии ММО. Очевидно, что краткосрочные экономические выгоды от низких экологических стандартов никогда не приносят дивидендов.

Павел Малышев