Киотский протокол: взгляд прагматика

79efe6fe736d788d9caea91c41577555.jpeg

Примечательно, что пресс-конференция проходила в день активного обсуждения российским обществом решения президента Путина об отставке правительства России и через несколько дней после того, как Киотский протокол решила ратифицировать Украина. Поэтому в своем выступлении Делягин вынужден был так или иначе затронуть и эти темы.

Казалось бы — к чему это Институт проблем глобализации вдруг вспомнил о протоколе, на подписании которого даже президент Путин уже поставил крест? Ответ на этот вопрос есть в тексте доклада Делягина. Цитирую: «Мы обладаем правом силы и должны полностью реализовать его».

С подписанием Киотского протокола для России сложилась уникальная ситуация: практически от нее одной зависит, будут ли на практике внедрены в жизнь положения этого протокола. Поэтому, с одной стороны, Россия отвергает подписание этого международного документа, а, с другой, явно хочет выудить из этого пруда рыбку побольше и пожирнее. И наверняка вопрос с подписанием протокола до конца еще не похоронен некоторыми российскими аналитиками. Отсюда идея — реализовать право силы.

Михаил Делягин сказал: «Мы хотим торговать квотами, но солидных покупателей не видно, поскольку США и Китай отказались подписать Киотский протокол». Прозвучала и такая фраза: «Наука может еще 20 лет обсуждать влияние парниковых выбросов на уровень потепления климата, а торговать квотами хочется уже сейчас».

Подобные мысли озвучивал в свое время и заместитель министра экономического развития РФ Мухамед Циканов: в докладе, подготовленном министерством, тоже шла речь о нецелесообразности подписания протокола на том основании, что на продаже квот Россия сильно не разбогатеет. А вот если бы изменить условия продажи…

–>
Собственно, это и было главной мыслью выступления Михаила Делягина: по его мнению, нужно вести речь о создании такого механизма ратификации протокола, при котором Россия будет иметь наиболее выгодный экономический эффект. В качестве примеров такого «эффекта» Делягин называет позицию Евросоюза по присоединению России к ВТО, по либерализации европейского газового рынка и особенно по Калининграду.

Похоже на разговор с позиции ультиматума: вы нам это, мы вам — то. На фоне вновь недавно обострившихся отношений России с Евросоюзом такой тон вряд ли кажется уместным. Но, видимо, есть какие-то резоны и соображения озвучивать именно такой взгляд некоторых представителей России на нерешаемую проблему — подписание Киотского протокола.

Григорий Пасько