«Дело Сутягина»: пятый год беспредела

9c52a7542cd28cdad09a0bf2b80e4478.jpeg

Игорь Сутягин — кандидат исторических наук. Заведующий сектором военно-технической и военно-экономической политики отдела военно-политических исследований Института США и Канады Российской Академии наук (ИСКРАН). Один из немногих гражданских специалистов, занимающихся вопросами разоружения и контроля за вооружениями. Автор многочисленных публикаций на эту тему. Его научные работы хорошо известны как в России, так и за рубежом.

26 октября 1999 года следственный отдел УФСБ по Калужской области возбудил уголовное дело № 52 по ч.1 ст.283 УК РФ (Разглашение государственной тайны) по факту разглашения сведений, составляющих государственную тайну, в опубликованной книге «Стратегическое ядерное вооружение России». Конкретные претензии ФСБ к авторам книги неизвестны. Тем более, что книга прошла перед изданием обязательную военную цензуру.

27 октября 1999 года Игорь Сутягин, являвшийся соавтором книги, был задержан сотрудниками управления ФСБ по Калужской области и начал давать показания по делу как свидетель. Из показаний Сутягина ФСБ стало известно о его контактах с английской консалтинговой фирмой «Alternative Futures» и американским коллегой Джошуа Хэндлером, в ходе которых иностранцам за денежное вознаграждение были переданы некоторые сведения. Несколькими днями позже Сутягину было предъявлено обвинение по статье 275 УК РФ (Государственная измена), а сам он был переведен сперва в Калужский следственный изолятор, а 27 июня 2002 года в СИЗО Лефортово, где и содержится до сих пор.

24 июля 2000 года уголовное дело в части разглашения Игорем Сутягиным сведений, составляющих государственную тайну, в книге «Стратегическое ядерное вооружение России» (то есть в части совершения им преступления, предусмотренного ст.283 УК РФ) было прекращено за отсутствием в действиях ученого состава преступления.

31 августа 2000 года было прекращено уголовное дело в части обвинения Игоря Сутягина в передаче секретных сведений американскому коллеге Джошуа Хэндлеру, поскольку этот факт не нашел подтверждения в ходе расследования. Тогда же было прекращено уголовное дело и в части обвинения в сборе и передаче сведений иностранной разведке по отдельным темам в связи с тем, что эти сведения не являются государственной тайной и не могут быть использованы в ущерб безопасности России.

7 сентября 2000 года было прекращено уголовное дело в части обвинения в передаче секретных сведений еще по нескольким темам, поскольку эти сведения не являются государственной тайной или не соответствуют действительности.

В начале сентября 2000 года Игорю Сутягину был предъявлен для ознакомления первоначальный вариант обвинительного заключения, из которого он сам и его адвокаты впервые узнали подробности обвинения. Через два дня без объяснения причин ознакомление с этим документом было прервано по инициативе следствия. За это время Игорь Сутягин сделал 65 принципиальных замечаний по сути обвинения. Следствие по делу было продолжено.

Лишь через 4 месяца, 19 декабря 2000 года, Игорю Сутягину официально было предъявлено обвинительное заключение. Оно, как и все остальные материалы дела, секретно, поэтому содержание его нам неизвестно. О содержании обвинительного заключения косвенно можно судить по несекретному определению Калужского областного суда, вынесенному 27 декабря 2001 года:

«В нарушение требований закона формулировка обвинения в постановлении о привлечении Сутягина И.В. в качестве обвиняемого от 19.09.2000 г. (том 1 л.д. 166-177) и обвинительном заключении (том 12) приведены неконкретно. В указанных следственных документах приводится наименование тем, общие характеристики сведений, которые Сутягин, по мнению следствия, собирал, хранил и передавал либо собирался передать, но не приводится конкретное содержание указанных сведений. То есть в этих процессуальных документах орган предварительного расследования не указывает, какие конкретно сведения по каждой из перечисленных тем, как установлено следствием, Сутягин собирал, хранил с целью передачи Ш. Кидду и Н. Локк, передавал или намеревался передать».

В чем именно обвиняют Игоря Сутягина, до сих пор до конца не ясно. Со одной стороны, ФСБ сделала все, чтобы засекретить дело, сделать его материалы недоступными общественности, с другой, сами следственные органы ФСБ неоднократно меняли обвинение. Однако многие моменты позволяют защитникам Игоря сделать вывод о том, что обвинение против него является необоснованным и незаконным.

1. По одному из эпизодов даже следствие ФСБ признало, что в действиях И. Сутягина отсутствует состав преступления. По этой причине уголовное дело применительно к этому эпизоду было постановлением следователя прекращено. А затем Игорю предъявили обвинение в том, что в этом самом эпизоде он совершил государственную измену. Таким образом, Игоря судят по делу, которое – за отсутствием состава преступления – было прекращено.

2. ФСБ обвиняет И. Сутягина в том, что он стремился причинить ущерб внешней безопасности России, знакомя иностранцев с публикациями российских газет. При всей абсурдности подобного обвинения следствие все же направило соответствующие выдержки из публикаций на исследование экспертам. Согласно заключению экспертов, ущерба безопасности России ознакомление иностранцев с данными сведениями не причинило. Тем не менее, Игорю предъявили обвинение в том, что своими действиям он все-таки причинил ущерб России – и в подтверждение сослались на заключение экспертов.

3. На одной из встреч с Киддом Сутягин познакомил его со статьей американской газеты «Вашингтон Пост» от 15 марта 1998 года и выдержками из британского справочника «Военный баланс» за декабрь 1996 года. В этих изданиях было названо количество спутников, которые входят в одну из российских космических систем. Игоря обвиняют в том, что он причинил ущерб России, так как иностранцам стали известны сведения, опубликованные в иностранных же изданиях.

4. ФСБ обвиняет И. Сутягина в раскрытии неких тайн российских подлодок «последнего» поколения. Выполняя контракт на подготовку обзоров прессы, Игорь собирался познакомить Кидда и Локк с двумя статьями, опубликованными в «Красной звезде» перед самым Днем Победы 1999 года. Капитан I ранга М. Гундаров и академик Шахиджанян рассказывали в них о новой подлодке – «Гепарде». За попытку показать эти статьи иностранцам Игоря обвиняют в государственной измене и стремлении причинить ущерб безопасности России.

5. ФСБ обвиняет Игоря и в том, что он, «осознавая общественно-опасный характер своих действий» и «стремясь причинить ущерб безопасности России», намеревался познакомить англичан с содержанием статьи из апрельского выпуска журнала «Морской сборник» за 1997 год. Статью об истории создания в конце 70-х годов подводной лодки на Дальнем Востоке написали два заместителя Генерального конструктора этой лодки, Алексеева и Самаркин, но в выдаче иностранцам госсекретов обвиняют не их, а Сутягина. При этом в деле отсутствуют какие бы то ни было доказательства приписываемого Игорю намерения совершить государственную измену.

6. В марте 1998 года Генеральный конструктор конструкторского бюро «МиГ» Михаил Корнуков дал российскому журналу «Вестник воздушного флота» интервью, в котором подробно рассказал о новой разработке своего КБ – истребителе МиГ-29СМТ. Спустя два месяца новый МиГ был показан на авиационной выставке в Берлине. Еще через год Игорь показал эту статью Наде Локк. Этого хватило аж для двух эпизодов обвинения в государственной измене, предьявленного И. Сутягину.

7. ФСБ и их добровольные помощники из числа журналистов уверяют, что Игорь «сообщил иностранцам сведения о состоянии системы предупреждения о ракетном нападении (ПРН)». На чем основано это обвинение, понять трудно: Игорь его опровергает, а никаких доказательств следствие не собрало. Этот эпизод обвинения имеет еще одну интересную сторону. Игорь действительно готовил обзор прессы о состоянии систем ПРН – по заданию полковника ФСБ. Полковник этот, работающий в центральном аппарате ФСБ, и стал единственным получателем выполненной Игорем работы.

8. В пункте № 7 обвинения речь идет о методе, изобретенном немцами в 1942 году.

9. На всю страну ФСБ раструбила утверждение о том, что И. Сутягин разгласил «сведения о боеготовности стратегических ядерных сил». Однако в предъявленном Игорю обвинении такого пункта попросту нет. Возможно, речь идет об объявленных первым заместителем Председателя Правительства РФ Юрием Маслюковым в октябре 1998 года и опубликованных в «Известиях» и «Коммерсанте» планируемых сроках и ежегодных объемах производства ракет «Тополь-М».

Хроника процесса:
3 ноября 2003 года в Московском городском суде под председательством судьи Петра Штундера было начато рассмотрение дела. В ходе первого заседания был произведен отбор присяжных заседателей. Ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных подал сам Игорь Сутягин и его адвокаты. По их мнению, это позволит избежать «подбора» «нужного» ФСБ судьи, как это уже случилось при рассмотрении аналогичного дела Валентина Моисеева.

На заседании 4 ноября суд приступил к рассмотрению дела по существу, однако судья практически сразу был вынужден объявить перерыв. В ходе выступления представителей прокуратуры возник конфликт, связанный с попыткой представителей прокуратуры исказить обвинение, предъявленное Игорю, включив в него эпизоды, следствие по которым было прекращено за отсутствием в них состава преступления.

11 ноября в судебном заседании по делу Игоря Сутягина был объявлен перерыв до 18 ноября в связи с неявкой пяти свидетелей, вызванных по инициативе обвинения. По официальной версии они не смогли добраться из Обнинска в Москву из-за поломки автомобиля (около ста километров – полтора часа на автобусе или два часа на электричке).

Судебное заседание 18 ноября состояло из объявления судьи о переносе начала опроса свидетелей обвинения на 25 ноября 2003 года. В этот раз официальная причина переноса — медицинское обследование, которое, как было заявлено, Игорь должен пройти после предполагаемого контакта с инфекционными больными. 25 ноября судья Штундер объявил об отложении рассмотрения дела Игоря Сутягина на неопределенный срок. Причины для такого решения: продолжающийся карантин и участие судьи в судебном процессе по другому делу.

Александр Алексеев
По материалам сайтов Sutyagin.ru, HRO.org

Bellona

info@bellona.no