«Беллона» обвиняет структуру Минатома в попытке скрыть радиационную аварию в Гремихе

08da491ff278ae6a7d662b4973d68ed4.jpeg

— даже от официальных властей

По информации источника «Беллоны» в Гремихе, более 10 работников, облученных во время выполнения работ по ликвидации нештатного места хранения твердых радиоактивных отходов (ТРО) 11 и 14 июля 2003 года, были направлены на обследование в медсанчасть N120 в г. Снежногорск Мурманской области лишь спустя месяц после инцидента.

Эту информацию подтвердил «Беллоне» и главный врач медсанчасти Валерий Лобанов. По его словам, «пациенты начали прибывать 26 и 27 августа». После обследования почти все пациенты были переведены в центральную больницу в Мурманске. У большинства из них были «скорее радиационные ожоги, чем общее облучение», — сообщил Лобанов.

Врач из Мурманска, пожелавший остаться неназванным, подтвердил поступление к ним пациентов, и назвал задержку на целый месяц, — в течение которого группа облученных работников не получала фактически никакой медицинской помощи, — «преступной».

По данным «Беллоны», вскоре после прибытия в Мурманск часть облученных самостоятельно отправилась на обследование в Москву. Напомним, что позавчера директор Института Биофизики Андрей Бушманов подтвердил, что 28 августа в клинику поступил 32-летний пациент с подозрением на острую лучевую болезнь. Институт установил, что доза облучения пациента равнялась 200 миллизивертам, что является «десятикратным превышением нормы». С дозы в 1000 миллизивертов развивается лучевая болезнь.

По данным источника «Беллоны», в настоящее время пациент — сварщик Юрий П. — находится в Москве «на кафедре института». Обследование в медсанчасти 120 установило наличие в его организме тяжелых металлов, увеличение щитовидной железы 2-3 степени, малую кисту в левом полушарии мозга.

 

Причины аварии
По словам источника «Беллоны» в Гремихе, 11 июля работники «СевРАО» разбирали «свалку ТРО», оставленную в поселке Северным флотом. При этом работники «разрезали СУЗы [элементы реакторов атомных подводных лодок] на три части и складировали их в контейнер». 14 июля работы были продолжены для заливки контейнеров с ТРО цементом.

Эти данные опровергают пресс-релиз Минатома, выпущенный после первых сообщений «Беллоны» о радиационной аварии, в котором говорится о том, что после обнаружения среди отходов высокоактивного стержня, работы были немедленно прекращены.

«То, что люди были отправлены на обследование только через месяц — явное нарушение», — заявил источник «Беллоны» в Гремихе. По его словам, задержка в несколько дней могла бы быть объяснена тем, что «теплоход в сторону Мурманска ходит 6-8 раз в месяц, но месячная задержка может свидетельствовать только о том, что на «СевРАО» пытались скрыть происшествие».

Все 15 работников, принимавших участие в работах, по сообщению Минатома, были «в целях защиты здоровья отстранены от работ с радиоактивными материалами на период от полугода до года, в зависимости от полученной ими дозы». По данным «Беллоны», всего сверх норм было облучено 11 человек (главный инженер, начальник службы радиационной безопасности, машинисты насосной установки, машинисты-стропальщики, дозиметристы и сварщик). То, что более всех работников был облучен сварщик, объясняется тем, что именно он больше всех контактировал с ТРО в ходе разрезки чехлов СУЗов, из которых выходил радиоактивный газ (гелий), вызывая дополнительное облучение.

Глава организации «Беллона-Мурманск», специалист-радиолог Сергей Жаворонкин считает, что радиационная авария произошла в результате недостаточного дозиметрического контроля.

Кроме того, он считает «просто возмутительным» тот факт, что до заявлений «Беллоны» об аварии в Гремихе данные Минатома и Института Биофизики не были этими ведомствами преданы огласке. По его мнению, реакция Северного флота, заявившего ранее о своей полной непричастности к инциденту, является безответственной.

«На протяжении 90-х годов Северный флот заявлял, что у них всё под контролем. Но теперь, когда Гремиха передана «СевРАО», работники — кстати, зачастую сами бывшие военные — сталкиваются с такими «нештатными местами хранения», последствиями холодной войны. Где работники наткнутся на нештатную свалку ТРО Северного флота в следующий раз?», — сказал Сергей Жаворонкин.

Жаворонкин подчеркнул, что произошедшее, в соответствии с российскими Нормами радиационной безопасности (НРБ-99), считается радиационной аварией.

По НРБ-99, радиационная авария — это «потеря управления источником ионизирующего излучения, вызванная неисправностью оборудования, неправильными действиями персонала, стихийными бедствиями или иными причинами, которая привела к облучению людей или радиоактивному загрязнению окружающей среды, превышающим величины, регламентированные для контролируемых условий».

Администрация Мурманской области дезинформирована
«Беллона» обращает внимание также на то, что администрация Мурманской области не владеет информацией об аварии.

В августе 2001 года губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов подписал постановление о создании межведомственной комиссии по расследованию радиационных аварий и инцидентов. Её возглавил начальник областного управления по делам ГО и ЧС Валерий Лишек. Однако, как сообщил вчера корреспонденту «Беллоны» заместитель Лишека, Владимир Грачев (сам Лишек находится в госпитале), «у нас информации по нашей линии не было, мы сами узнали об аварии из средств массовой информации». По словам Грачева, «причина — в первую очередь в охране труда, и основная ответственность лежит на главе «СевРАО» Валерии Пантелееве».

«Мы вернемся к этому расследованию в любом случае, о чем будем более детально докладывать губернатору на следующей неделе», — заверил Грачев.

Пресс-секретарь губернатора Мурманской области оказался не готов отвечать на вопрос, почему созданная губернатором комиссия получает информацию более чем через месяц из СМИ, а не от «СевРАО» или Минатома.

Напомним, что 24 сентября губернатор Юрий Евдокимов, отвечая на вопрос корреспондента «Беллоны», сказал, что «дозу получили 4 моряка, но это нормальная доза». Кроме того, губернатор выразил уверенность, что работы по утилизации, в том числе на «СевРАО», контролирует Госатомнадзор.

Когда корреспондент «Беллоны Веб» сообщил, что это не так (в 1999 году, постановлением правительства 1007, Госатомнадзор РФ был лишен функций контроля за утилизацией атомных подводных лодок), Юрий Евдокимов выразил недоверие: «Госатомнадзор [не контролирует]? Этого не может быть. Утилизация вся передана из военного ведения в ведение Минатома. И Госатомнадзор контролирует».

Действительно, в 1998 году правительство РФ своим постановлением передало Минатому обязанности по утилизации атомных подводных лодок (АПЛ) и реабилитации радиационно-опасных объектов ВМФ, сделав атомное ведомство государственным заказчиком этих работ. В том же году Минатом создал в Мурманске предприятие «СевРАО», которому постепенно должны были быть переданы объекты, включая Гремиху, по обращению с радиоактивными отходами, которые ранее принадлежали ВМФ. Госатомнадзор доступа на объекты «СевРАО» не имеет.

Это в интервью «Беллоне Веб» в прошлую среду подтвердила руководитель пресс-службы Госатомнадзора Ольга Желнова. Она сказала, что «инспекции в Гремихе нет. В соответствии с постановлением правительства, Госатомнадзор там контроля не ведет».

«Беллона», так же как и губернатор Евдокимов, полагает, что такое состояние дел немыслимо. Ситуация, когда Минатом контролирует сам себя, по мнению «Беллоны», является неправильной и может привести к новым радиационным инцидентам. Губернатор Евдокимов был, к сожалению, дезинформирован о реальном положении дел в сфере регулирования деятельности Минатома на территории его области.

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru