Россия получает первые денежные взносы на ядерную безопасность и демонтаж АПЛ

164dfcf9cdc18315161ab39c8ef074f0.jpeg

Этот очевидный прорыв в деле международного нераспространения и экологической взаимопомощи был осуществлен пятью странами, которые за последний месяц пожертвовали более 130 миллионов долларов на усилия по утилизации вышедших в отставку, но до сих пор ржавеющих на своих базах российских нестратегических атомных подводных лодок (АПЛ), а также на цели радиационной безопасности в некоторых из самых загрязненных областей российского Северо-Запада. Эти государства также намерены разработать более безопасные методы хранения отработанного ядерного топлива (ОЯТ), как на Северо-Западе, так и на Дальнем Востоке России, где находятся российские базы атомного подводного флота.


Ядерные эксперты говорят, что такой обнадеживающий подъем в финансировании стал результатом тяжелой политической работы на благо нераспространения, проведенной на июньском саммите сообщества восьми наиболее промышленно развитых государств мира, или «большой восьмерки», в Эвиане (Франция), на котором Франция, являющаяся сейчас президентом «большой восьмерки», и Соединенные Штаты активно лоббировали своих коллег из других стран, убеждая их приступить к выполнению принятого в прошлом году в Кананаскисе обязательства по выделению России 20 миллиардов долларов. Согласно этому плану, &#151 известному под названием «10 плюс 10 за 10 лет», а также как программа «Глобальное Партнерство», &#151 семь государств-членов «большой восьмерки» должны в ближайшие десять лет собрать 10 миллиардов долларов, а Соединенные Штаты добавят к этому еще 10 миллиардов.


Джон Вульфсталь, заместитель директора Проекта по нераспространению ядерного оружия вашингтонского Центра Карнеги «За международный мир», сказал в интервью по телефону, что почти одновременное высвобождение денежных средств на цели радиационной безопасности и демонтажа российских подлодок из Норвегии, Великобритании, Японии, Канады и Франции стало итогом соглашений, заключения которых удалось добиться на саммите в Эвиане.


«Это результат работы Эвианского саммита «большой восьмерки»», &#151 сказал Вульфсталь, чей послужной список включает в себя работу на должности старшего эксперта по нераспространению Департамента Энергетики США при администрации бывшего президента Билла Клинтона. &#151 «Франция приложила к этому немало усилий, как и Соединенные Штаты, которые являются, в общем, основной движущей силой плана «10 плюс 10 за 10 лет», так что то, что мы сейчас видим, &#151 это плоды этих усилий».


Большая часть перечисленных денег была высвобождена благодаря подписанию в мае соглашения под названием «Многосторонняя Ядерная Экологическая Программа в Российской Федерации» (МНЕПР), которое позволило открыть каналы для поступления 62 миллионов евро на цели радиационной безопасности в России из инициативы «Экологическое партнерство Северного измерения» (Northern Dimension Environmental Partnership, NDEP). Фонд NDEP находится под управлением базирующегося в Лондоне Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР). Благодаря расширившемуся кругу государств-доноров и их пожертвованиям, обеспеченным усилиями «большой восьмерки», фонд NDEP вырастет почти на 80 миллионов евро и достигнет в целом 142 миллионов евро, отведенных специально под цели проектов по решению проблем ядерного загрязнения в России.


«Все эти средства стекаются в один многосторонний фонд, [предназначенный для проектов] по радиационной безопасности на территории Баренцева моря и на восточном побережье России», &#151 сообщил «Беллоне Веб» в интервью по телефону из Лондона Винс Новак, глава отделения по ядерной безопасности ЕБРР. &#151 «Ваша организация [Беллона] проделала превосходную работу в этой области».


Новак продолжил, сказав, что NDEP и ЕБРР, &#151 благодаря, в частности, репортажам и публикациям «Беллоны Веб», &#151 наладили «открытое и прозрачное сотрудничество с нашими коллегами в Минатоме [российском Министерстве по атомной энергии]».


«Они полностью согласны с нами в том, что нам нужен общий план для проектов с отработанным ядерным топливом и для создания основы для благоприятных [для России] программ», &#151 сказал Новак. &#151 «Самое главное &#151 как можно скорее решить проблему».


По словам Новака, он ожидает, что «в конце сентября или октябре» состоится заседание стран-доноров фонда NDEP, после которого можно будет запустить те проекты, работа над которыми пока что еще не началась. Помимо государств-первоначальных доноров NDEP &#151 Дании, Финляндии, Нидерландов, Норвегии и Швеции, &#151 на заседании государств, вносящих свой финансовый вклад в фонд NDEP, будут присутствовать Франция, Соединенные Штаты и Канада.


«Мы также ожидаем к тому времени участия [в фонде NDEP] и других стран», &#151 сказал Новак.

–>
На что пойдет это финансирование

Из 191 находящейся в отстое российской атомной подводной лодки, 115 расположены на базах Северного флота. Из этих 115 АПЛ, около 70 до сих пор имеют на борту ОЯТ, и только примерно 40 были полностью демонтированы. ОЯТ из более чем 100 реакторов находится на хранении на береговых базах и судах технологического обслуживания, и еще около 130 активных зон реакторов до сих пор остаются на борту списанных АПЛ.


Норвегия &#151 первая страна, которая, наконец, занялась вплотную осуществлением проектов по демонтажу российских АПЛ, &#151 подписала 27 июня соглашение с Россией по проекту стоимостью 10 миллионов евро, в рамках которого должны быть демонтированы две атомные подводные лодки Северного флота класса «Виктор-III». Буквально через три дня, 30 июня, Великобритания пообещала 56 миллионов долларов, а Франция &#151 40 миллионов долларов, в качестве содействия России в демонтаже и разделке вышедших в отставку российских АПЛ, до сих пор находящихся на плаву на военно-морских базах, сообщил средствам массовой информации в начале июля заместитель министра по атомной энергии России Сергей Антипов.


Вслед за Норвегией, 29 июня, двусторонний договор о проекте по демонтажу российской АПЛ был подписан и Японией: Токио заключило с Москвой долгожданную сделку об утилизации одной подлодки класса «Виктор-III». Этот проект, расходы на который, по словам одного чиновника из Токио, должны составить от 5 до 8 миллионов долларов, станет «пилотным» проектом, призванным оценить потенциальные затраты на расширенное сотрудничество между Японией и Россией в будущих проектах по демонтажу АПЛ, из тех оставшихся неутилизированными 40 нестратегических АПЛ, которые были выведены из эксплуатации на Тихоокеанском флоте. Из этих едва держащихся на плаву 40 АПЛ, 36 подлодок до сих пор имеют в своих реакторах ОЯТ и представляют огромный риск радиоактивного загрязнения.


А 15 июля, сообщил Новак, о своем вкладе в дело демонтажа списанных российских АПЛ объявила Канада, которая должна внести в фонд NDEP 21,3 миллиона долларов.


В целом, финансовое содействие Норвегии, Японии и Великобритании, уже оказанное или ожидаемое в будущем, должно вылиться в демонтаж, по крайней мере, пяти российских нестратегических атомных подводных лодок, утилизацию которых не могла осуществить работающая в России с 1992 года американская программа «Совместное Сокращение Угрозы» (Cooperative Threat Reduction, CTR) в силу наложенного Конгрессом США ограничения, не позволяющего этой программе заниматься ликвидацией других российских АПЛ помимо подлодок-носителей баллистических ракет, которые когда-то представляли прямую угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов. Это финансирование должно также помочь справиться со скопившимися на базах Северного флота 248 активными зонами реакторов и содержащимся в них ОЯТ, общее количество которого эквивалентно 99 тоннам урана.


Помощь Норвегии

Норвегия &#151 страна, не являющаяся членом «большой восьмерки», &#151 стала первой после саммита в Кананаскисе из всех государств, подписавших с Россией контракт по демонтажу нестратегических АПЛ. Но старт сотрудничеству между Норвегией и Россией был положен отнюдь не столь гладкий, как хотелось бы. Подписание контракта по уничтожению двух многоцелевых атомных подлодок класса «Виктор-III» между российским замминистра по атомной энергии Антиповым и норвежским министром иностранных дел Кимом Траавиком было изначально запланировано на 12 июня.


Однако на состоявшейся встрече норвежской стороне пришлось отказаться от подписания контракта, поскольку вдруг выяснилось, что Минатом рассчитывал, что Норвегия заплатит также и за переработку отработанного ядерного топлива с подлежащих разделке АПЛ. Концепция ядерного содействия Норвегии другим государствам, принятая в 2002 году норвежским парламентом, &#151 о чем Антипов, казалось бы, должен был быть осведомлен, &#151 запрещает Норвегии использовать финансирование, выделяемое на ядерный демонтаж, на цели какой-либо ядерной переработки. Контракт по демонтажу двух АПЛ пришлось отослать обратно в Москву на переписывание.


Как сообщил со слов Антипова спонсируемый Минатомом вебсайт Nuclear.ru, для замминистра стала неожиданностью негативная позиция Норвегии по вопросу переработки ОЯТ, с которой он столкнулся уже только в самый день подписания договора.

–>
Антипов сказал, что контракт, текст которого готовился в течение нескольких месяцев, с начала этого года, был изначально предложен Норвегией. После того, что произошло на встрече 12 июня, сказал Антипов, «обе стороны достигли взаимопонимания и подписали документ». Согласно норвежскому Министерству иностранных дел, российская сторона согласилась с позицией Осло о том, что ни одного евро из норвежского финансирования не пойдет на цели ядерной переработки.


«По убеждению Норвегии, ответственность за то, что будет происходить с отработанным урановым топливом, лежит на российской стороне», &#151 сказал Траавик в заявлении, полученном «Беллоной Веб». &#151 «Нет и речи о том, чтобы мы платили за переработку этого топлива».


Он добавил, что был «очень обрадован тем, что, в конце концов, все последние вопросы, необходимые для того, чтобы достичь соглашения, были улажены. Существует неотложная задача начать демонтаж этих подводных лодок &#151 многие из них находятся в ужасающе запущенном состоянии».


Траавик сказал, что работа по демонтажу началась сразу же после подписания контракта, и что две подводные лодки класса «Виктор-III» будут разделаны и уничтожены в течение года.


Новый контракт, так же как и неподписанный старый, предписывает, что Норвегия переведет 10 миллионов евро на судоремонтные заводы «Нерпа» в Мурманской области и «Звездочка» в Северодвинске, в Архангельской области, &#151 оба на Северо-Западе России, &#151 сказал Коре Ельтерваг, сотрудник пресс-службы норвежского Министерства иностранных дел.


Но, в отличие от старого соглашения, по новому контракту, Норвегия заплатит только за выгрузку отработанного ядерного топлива, демонтаж подлодок и отправку ОЯТ на место надежного хранения, как подтвердили и норвежский МИД, и Минатом. В то же время Норвегия намерена увеличить свое содействие в проектах по очистке от радиоактивного мусора двух российских военно-морских баз &#151 в Андреевой губе, в западной части Кольского полуострова, и в Гремихе, на восточном берегу полуострова.


Эльтерваг отказался подробнее прокомментировать, каким образом Норвегия и Россия смогли найти устраивающее обе стороны решение по поводу вопроса о переработке, &#151 что не смогли сделать даже представители американского правительства в заключенных с Россией проектах по демонтажу стратегических АПЛ, &#151 а сотрудники норвежского МИДа, в чьи обязанности входили переговоры по новому варианту контракта, находились на время написания статьи в отпуске и были недоступны для комментариев.


Вопрос, таким образом, остается только в отношении того, где будет храниться отработанное ядерное топливо из демонтированных АПЛ, и намеревается ли российская сторона в дальнейшем его перерабатывать &#151 решение по этому вопросу будет принимать Минатом, где ни один из сотрудников, в чьей ответственности находится этот вопрос, не был доступен для комментариев во время подготовки статьи. Самый вероятный пункт назначения отработанного топлива, по крайней мере, временно &#151 это хранилище на Химическом комбинате «Маяк», который занимается переработкой, помимо других видов топлива, отработанного топлива с атомных подводных лодок, и является самым радиоактивно загрязненным местом на земле.


Переработка отработанного ядерного топлива приводит к созданию большего количества энергетического плутония, который затем может быть обогащен до уровня оружейного плутония и использован в производстве ядерных бомб. «Переработка &#151 это, по сути, преступное деяние», &#151 сказал Владимир Кузнецов, бывший начальник инспекции по надзору за ядерной безопасностью, работавший в российском федеральном органе ядерного регулирования, Госатомнадзоре, а теперь &#151 глава отделения ядерной и радиационной безопасности российской экологической организации «Зеленый Крест». &#151 «Все отработанное ядерное топливо должно быть захоронено в надежных, соответствующих стандартам хранилищах, которые должны располагаться там, где сейчас находятся [утилизируемые] подводные лодки».


Пилотный проект Японии по демонтажу АПЛ

Согласно высокопоставленному чиновнику из правительства Японии, Токио не будет платить за переработку ОЯТ, извлеченного из подводной лодки класса «Виктор-III», демонтаж которой она будет финансировать в рамках своего пилотного проекта.


Норвегия не перерабатывает отработанное ядерное топливо, получаемое на своих двух маленьких исследовательских реакторах, &#151 один из которых используется для разработок в области медицины, &#151 предпочитая захоранивать свое ОЯТ, что соответствует принятой в Норвегии политике «открытого топливного цикла», запрещающей переработку радиоактивного топлива и производство плутония. Япония же, с другой стороны, придерживается так называемого «закрытого топливного цикла». Однако для предпринятого недавно проекта по демонтажу российской АПЛ Япония сделала исключение, заявив, что в этом случае отходит от обычной «философии переработки».


«Мы не намереваемся платить за переработку отработанного ядерного топлива в этом проекте», &#151 сказал чиновник из японского правительства, говоривший с «Беллоной Веб» на условиях анонимности.


Собеседник «Беллоны Веб» сказал, что контракт на демонтаж российской подлодки должен быть выполнен в течение 18 месяцев. Эта информация была подтверждена сотрудником пресс-службы Минатома.


Министр иностранных дел Японии Йорико Кавагучи посетила российский Дальний Восток 28 и 29 июня и приняла участие в официальной церемонии подписания контракта по проекту, получившему название «Звезда надежды».


«Российские подводные лодки, снятые со службы в Японском море, где располагается Тихоокеанский флот, представляют собой риск экологического загрязнения и угрозу безопасности», &#151 сказала Кавагучи, согласно новостному агентству «Ажанс Франс Пресс». &#151 «Вот почему проект по демонтажу атомных подводных лодок должен быть реализован с большим усердием».


Согласно высокопоставленному японскому чиновнику, стоимость пилотного проекта была оценена в сумму «между 5 и 8 миллионами долларов». Однако, упомянув, что его правительство располагает более конкретными цифрами в отношении бюджета проекта по демонтажу российской АПЛ, собеседник «Беллоны Веб» все же отказался предоставить более подробную информацию о предполагаемых расходах.


Япония давно и активно принимает участие в проектах по радиационной безопасности и разоружению в России. В 1993 году Япония учредила совместный японско-российский Комитет по Сотрудничеству для содействия в ликвидации утилизированного ядерного оружия в Российской Федерации и выделила 200 миллионов долларов в качестве финансовой помощи России в деле решения проблем, связанных с огромным ядерным арсеналом, унаследованным Россией с советских времен.


Часть этих 200 миллионов долларов пошла на сооружение «Ландыша», огромной баржи для сбора и обработки жидких радиоактивных отходов стоимостью в 36 миллионов долларов, пришвартованной у пункта утилизации на заводе «Звезда» около Владивостока. С начала работы баржи в 2001 году через «Ландыш» прошло 800 тонн жидких радиоактивных отходов с подводных лодок, согласно информации Центра Исследований по Нераспространению в Монтерее, Калифорния.


Однако в отношениях России и Японии не всегда все было гладко, а прошлой весной Япония даже заморозила свое финансирование, предназначавшееся для проектов по демонтажу АПЛ на российском Дальнем Востоке, из-за бюрократических проволочек и безалаберщины, царящей в Москве. Однако после январского саммита японского премьер-министра Дзюньитиро Коидзуми и российского президента Владимира Путина японский Комитет Сотрудничества высвободил пути для потока финансирования на российские проекты.


«Начиная со времени заявления «большой восьмерки» все стараются осуществить какие-то проекты с Россией, причем не только в области атомных подводных лодок», &#151 сказал правительственный чиновник из Токио. &#151 «Мы реализуем такой же подход &#151 мы готовы работать с Россией по самым разным проектам».


Среди тех проектов, которые давно находились на рассмотрении японских властей, &#151 проект вложения средств в работы по восстановлению одного из сегментов сильно изношенных и давно не ремонтировавшихся железнодорожных путей российского Дальнего Востока, по которому проходит часть маршрута перевозки отработанного ядерного топлива на завод «Маяк» на Урале. Другие проекты, возможно, будут включать строительство более надежных временных береговых хранилищ, а также проекты дальнейшего сотрудничества России и Японии в области демонтажа российских АПЛ, согласно источникам из японского правительства.


Однако эти источники подчеркивали в интервью с «Беллоной Веб», что остающиеся в распоряжении японско-российского Комитета Сотрудничества 145 миллионов долларов не были пока отложены на какой-либо конкретный проект или проекты. Токио предложило Москве представить на рассмотрение Японии проекты, которые Россия считает первоочередными, и для выполнения которых она хотела бы запросить помощи из остающегося японского финансирования.


Великобритания обещает 56 миллионов долларов на демонтаж АПЛ и становится еще одним участником AMEC

Наверное, самое многообещающее заявление по масштабам финансового содействия в сфере экологических проблем было на сегодняшний день сделано Великобританией. Великобритания заявила 27 июня, что не только вносит 36 миллионов долларов в качестве финансирования на демонтаж двух оставшихся в России АПЛ-носителей крылатых ракет класса «Оскар-I», списанных со службы Северным флотом, но также намерена заплатить за строительство улучшенных и более надежных хранилищ для тонн ОЯТ, накопленного в Архангельской области. Часть этого финансирования также будет направлена на очистку от ядерного мусора печально известной уровнем своего загрязнения Андреевой Губы, где ОЯТ и радиоактивные отходы от деятельности атомных подводных лодок лежат сваленными в радиоактивной помойке практически под открытым небом.


«Борьба с распространением оружия массового уничтожения &#151 одна из первоочередных задач британского правительства», &#151 сказал в заявлении, полученном «Беллоной Веб», министр иностранных дел Великобритании Джек Стро по поводу взятых на себя его страной обязательств, &#151 которые приняли окончательную форму в ходе государственного визита, совершенного в Великобританию в начале этого месяца российским президентом Путиным. &#151 «Наше сотрудничество с Россией в деле обезвреживания ее ядерного наследства является важнейшей частью этой задачи».


Как и в случае с контрактами, подписанными Россией с Норвегией и Японией, контракт, заключенный с Великобританией, предписывает, что Россия берет на себя все расходы по переработке отработанного ядерного топлива, вытекающие из работ по демонтажу подлодок, сказала в телефонном интервью «Беллоне Веб» Джейн Стивенс, сотрудница пресс-службы британского Министерства иностранных дел. Обе атомные подлодки будут проходить демонтаж на судоремонтном заводе «Севмаш» в Северодвинске, сказала Стивенс. По словам Триш О’Доннелл, еще одной сотрудницы британского МИДа, Великобритания также внесла 20 миллионов долларов в фонд NDEP, согласно заявлению, предоставленному «Беллоне Веб».


Финансовое содействие проектам по радиационной безопасности в России является частью обязательства, принятого этой страной в рамках учрежденной «большой восьмеркой» программы «Глобальное Партнерство», сказали и Антипов из российского Минатома, и О’Доннелл из британского МИДа.


Кроме того, Великобритания стала еще одним участником программы «Арктическое Военно-Экологическое Сотрудничество» (Arctic Military Environmental Cooperation, AMEC), которая занимается решением экологических проблем российского Арктического региона, связанных с деятельностью военного комплекса. До настоящего времени членами АМЕС были Россия, Норвегия и Соединенные Штаты, а ключевой деятельностью программы со времени ее основания в 1996 году была разработка технологий по хранению ядерных отходов с целью усовершенствования перегруженной и не слишком надежной системы хранения многих тонн твердых радиоактивных отходов и ОЯТ, полученных в процессе демонтажа атомных подводных лодок российского Северного флота.


«Наше вступление в ряды членов АМЕС обеспечит значительную степень сотрудничества, а также возможности для сотрудничества [с Россией] в военно-морской области при поддержке [британского] Министерства обороны, и также даст возможность для реализации дальнейших проектов, предоставляющих практическую помощь в решении проблем, связанных с ядерным наследием холодной войны», &#151 сказала в своем заявлении «Беллоне Веб» О’Доннелл.


Новые соглашения появились в довольно благоприятное время для осаждаемого кредиторами ядерного гиганта «Бритиш Ньюклеар Фьюэлс» (British Nuclear Fuels, BNFL), который принадлежит государству и занимается осуществлением британских проектов по очистке окружающей среды от ядерного загрязнения, а также переработкой отработанного ядерного топлива.


На прошлой неделе британский государственный секретарь по вопросам торговли и промышленности Патрисия Хьюитт заявила о том, что правительство отказывается от рассматриваемых ранее планов по частичной приватизации BNFL по причинам плохого управления и растущих миллиардных долгов, вызванных проблемами с перерабатывающим производством. В ответ председатель BNFL Хью Коллам сказал, что компания будет стремиться принимать больше участия в проектах по защите окружающей среды.


«Демонтаж ядерных подводных лодок и обеспечение безопасности отработанного ядерного топлива относятся к числу наиважнейших приоритетов России в задаче обезвреживания наследия холодной войны. Это трудная, сложная работа, и в ней Великобритания может предложить реальную помощь в виде собственного опыта», &#151 написала Хьюитт в своем заявлении «Беллоне Веб».


«Этот проект не только принесет пользу в сфере нераспространения и защиты окружающей среды», &#151 добавила она, &#151 «но и предоставит в будущем возможности для развития бизнеса британским компаниям, имеющим опыт в области повышения ядерной безопасности».


Франция и Канада

Финансовый вклад Франции &#151 взнос в фонд NDEP в размере 40 миллионов долларов &#151 предназначен исключительно для проектов по повышению радиационной безопасности российского Северо-Запада. Однако Бернар Суайе, советник по ядерным вопросам при Посольстве Франции в Москве, у которого корреспондент «Беллоны Веб» взял интервью в середине июля, сказал, что не имеет возможности давать комментарии по поводу того, какими именно будут условия Франции в отношении распределения этих средств &#151 будут ли они потрачены на демонтаж подводных лодок или очистку территории от ОЯТ и отправку ОЯТ на хранение.


«Все финансирование предназначено для ядерных проектов на Северо-Западе России», &#151 сказал Суайе «Беллоне Веб» в интервью, проходившем при помощи переводчика, &#151 «но это все, что я могу сказать».


Новак из банка ЕБРР сказал в интервью в середине июля, что Канада пока что заканчивает подготовку официальных бумаг по внесению своего вклада в фонд NDEP в размере 21,7 миллионов долларов, но что взнос Канады ожидается в 20-х числах июля. По словам Новака, Канада так же не поставила пока никаких условий в отношении того, на какие конкретные проекты или проект пойдут эти средства. Согласно Новаку, все недавние вклады в фонд NDEP из Канады, а также из Франции и Великобритании, будут официально распределены на те или иные проекты на собрании государств-доноров фонда в сентябре или октябре.


Благодаря этому всплеску активной деятельности по финансированию проектов по повышению ядерной и радиационной безопасности в России, сказал Новак, «мы скоро увидим, как вырастет число других двусторонних соглашений и число соглашений в рамках «большой восьмерки», призванных избавить Россию от ядерного загрязнения».

Чарльз Диггес

charles@bellona.no