Кассационная жалоба на решение Люблинского суда Москвы об отказе в выдаче загранпаспорта

25/07-2003

Кассационная жалоба на решение Люблинского суда Москвы об отказе в выдаче загранпаспорта

В судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда

 

 

 

 

 

Пасько Григория Михайловича

 

 

гражданское дело № 2-6541-03-10

 

 

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

24 июля 2003 года Люблинский районный суд г. Москвы вынес решение, которым было отказано в удовлетворении моего заявления о признании незаконным решения ОВиР № 3 УВД Юго-Восточного административного округа г. Москвы (далее ОВиР) об отказе в выдаче заграничного паспорта и взыскании судебных расходов.

Указанное решение является незаконным и подлежащим отмене по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ:

 

Суд неправильно применил норму материального права, а именно неверно истолковал п. 4 ст. 15 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

23 января 2003 года постановлением Уссурийского городского суда Приморского края я был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания, назначенного мне приговором Тихоокеанского флотского военного суда от 25 декабря 2001 года. Никаких дополнительных обязанностей или ограничений указанным постановлением на меня не наложено.
В конце января 2003 года я переехал в город Москву для проживания в квартире, принадлежащей моей семье, по адресу ул. Перерва, д. 31 кв. 344, где был зарегистрирован по месту пребывания.

12 марта 2003 года я обратился в ОВиР с заявлением об оформлении заграничного паспорта.
8 июля 2003 года я получил уведомление об отказе в оформлении паспорта. Из подписанного начальником ОВиРа сообщения следует, что в настоящее время я ограничен в праве на выезд из Российской Федерации, поскольку срок наказания, назначенного мне приговором суда, не истек. Вместе с тем, по мнению руководства ОВиРа, примененное ко мне условно-досрочное освобождение не является «полным освобождением», а потому имеются основания для ограничения моего права на выезд из России. Считая данный отказ незаконным, нарушающим мое право на свободный выезд из Российской Федерации, предусмотренное ч. 2 ст. 27 Конституции РФ, я обратился в Люблинский районный суд г. Москвы с соответствующей жалобой.
Люблинский районный суд г. Москвы, рассмотрев гражданское дело, разделил позицию ОВиРа и в своем решении указал, что решение начальника ОВиРа «принято в соответствии с законом в пределах полномочий указанного должностного лица и не нарушает права и свободы осужденного гражданина».

 

 

 

 

 

 

Между тем такой вывод нельзя признать правильным.

Согласно п. 4 ст. 15 Закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», право гражданина РФ на выезд из РФ может быть временно ограничено, если он осужден за совершение преступления, – до отбытия (исполнения) наказания ИЛИ до освобождения от наказания.

 

Таким образом, законодатель ввел ограничение права на выезд из РФ для тех осужденных, которые продолжают подвергаться уголовному наказанию. Исчерпывающий перечень видов уголовных наказаний приведен в ст. 44 УК РФ.

Как это следует из содержания рассматриваемой нормы закона, законодатель намеренно разделил осужденных на две категории:

 

  • осужденные, которые отбыли наказание полностью;
  •  

     

     

  • осужденные, которые по каким-либо причинам были освобождены от наказания до истечения установленного приговором суда срока.
  •  

     

     

     

    Причем, согласно буквальному смыслу нормы закона, вторая категория осужденных указана без каких-либо исключений.

    Целью такого разделения является определение момента, до которого действует ограничение права гражданина на выезд из Российской Федерации. По логике законодателя после прекращения отбывания наказания (в связи с его полным отбытием либо досрочным освобождением) должно быть прекращено и действие ограничения на выезд из страны.

     

    Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является одним из видов освобождения от наказания. Это следует как из буквального толкования нормы закона (ст. 79 УК РФ), так и из систематического толкования (статья 79 УК РФ находится в главе 12 УК РФ, которая называется «Освобождение от наказания»). Уголовно-исполнительный кодекс РФ (п. в) ст. 172) также в качестве одного из оснований освобождения от отбывания наказания указывает условно-досрочное освобождение. Сложившаяся судебная практика также рассматривает условно-досрочное освобождение в качестве одной из разновидностей освобождения от наказания. Таким образом, осужденные, которые были условно-досрочно освобождены от отбывания наказания, подпадают под вторую категорию.

    В соответствии с ч. 2 ст. 79 УК РФ, применяя условно-досрочное освобождение, Уссурийский городской суд Приморского края мог возложить на Г.М. Пасько определенные обязанности, связанные с некоторыми дополнительными ограничениями его прав, в том числе с ограничением его права на выезд из РФ. Однако, как это следует из постановления (л.д.13), суд счел возможным не накладывать на Г.М. Пасько никаких дополнительных ограничений.

    Таким образом, условно-досрочно освобожденные от отбывания наказания лица, на которых судом не возложены дополнительные обязанности, сопряженные с непременным нахождением на территории РФ в течение оставшейся не отбытой части наказания, не могут рассматриваться как подпадающие под ограничение, установленное п. 4 ст. 15 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

    Следовательно, вывод суда о правомерности решения ОВиРа об отказе в оформлении мне заграничного паспорта сделан на основании неправильного применения норм материального права, а именно неправильного толкования положений п. 4 ст. 15 федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию».

    Без достаточных к тому правовых оснований в судебном решении имеется ссылка на положения ст. 183 УИК РФ, согласно которым за лицами, освобожденными от отбывания наказания, осуществляется контроль. Такой контроль, как и применение иных мер уголовно-правового характера в отношении освобожденных от наказания лиц, не может рассматриваться в качестве продолжения действия уголовного наказания, и сам по себе не может служить достаточным основанием для ограничения права граждан на выезд из страны.

    Ссылка в решении на положения ст. 189 УИК РФ является ошибочной, поскольку данная статья регулирует права и обязанности условно осужденных и не регулирует правоотношения, связанные с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания.

    При рассмотрении дела судом были допущены и другие нарушения норм процессуального права. В частности, суд в нарушение принципа презумпции невиновности незаконно возложил на меня обязанность по доказыванию своего законопослушного поведения. Так, в решении отмечено:

    «В соответствии с исследованной в судебном заседании справкой об освобождении, выданной Пасько Г.М. по месту отбывания наказания, он подлежит явке в ОВД по месту жительства.

    Каких-либо доказательств, что указанная обязанность Пасько Г.М. исполнена заявителем и его представителем в судебное заседание не представлено».

    Между тем в материалах дела отсутствуют данные о неисполнении мной этой обязанности, равно как и других обязанностей, возложенных на меня законом. Кроме того, суд своим определением, занесенным в протокол судебного заседания, незаконно отказал в удовлетворении заявленного моим представителем ходатайства о приобщении к материалам дела копии приговора суда по моему уголовному делу. Тем самым суд ограничил меня в праве представления доказательств. Мотивируя свой отказ, суд сослался на то, что приговор был постановлен по уголовному делу, рассмотренному в закрытом судебном заседании, ввиду чего содержит сведения, составляющие государственную тайну, исследование которых в полномочия Люблинского районного суда г. Москвы не входит. Между тем этот тезис является неправомерным, поскольку приговор, вынесенный Тихоокеанским флотским военным судом 25 декабря 2001 года по моему уголовному делу, оглашался в открытом судебном заседании в присутствии публики, в том числе представителей СМИ, и не содержит сведений, составляющих государственную тайну, что подтверждается отсутствием на нем каких-либо грифов.

    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 361-363 ГПК РФ,

     

     

     

     

     

     

     

    ПРОШУ:

     

    Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 24 июля 2003 года отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении заявленных мною требований, а именно:

    – признать решение ОВиР № 3 УВД Юго-Восточного административного округа г. Москвы незаконным;

    – обязать ОВиР № 3 УВД Юго-Восточного административного округа г. Москвы в пятидневный срок с момента получения кассационного определения оформить и выдать мне заграничный паспорт;

    – взыскать в мою пользу с ОВиР № 3 УВД Юго-Восточного административного округа г. Москвы судебные расходы по настоящему гражданскому делу в размере 5240 (Пять тысяч двести сорок) рублей 50 копеек.

     

    Приложение:

     

     

       

       

       

       

       

       

       

    1. квитанция об оплате госпошлины (на сумму 7 рублей 50 копеек);
    2.  

       

    3. копии настоящей кассационной жалобы – 2 экз.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    28 июля 2003 года Г.М. Пасько


    Bellona

    info@bellona.no