Россия и Киото

e20bb5f8c88a5705b748a9551369ce0f.jpeg

Согласно Киотскому протоколу, основные загрязнители — ведущие индустриально развитые страны берут на себя обязательство снизить в период с 2008 по 2012 год выбросы углекислого газа на 8% по сравнению с 1990 годом. Однако документ вступит в силу лишь тогда, когда он будет ратифицирован в странах, чья квота составляет в сумме не менее 55% мировых выбросов. На сегодняшний день протокол ратифицирован в 106 странах, и их совокупная квота (43%) не дотягивает до этой цифры. Необходимый процент обеспечит ратификация протокола Россией.


Однако, несмотря на прозвучавшие еще на прошлогоднем саммите в Йоханнесбурге заявления главы правительства РФ Михаила Касьянова о намерениях приступить к процедуре ратификации, о прогрессе говорить пока рано. Вероятно, российские чиновники продолжают искать наиболее выгодные варианты, надеясь на дополнительные уступки. Однако обсуждение выгод или трудностей, связанных с вступлением, не носит сегодня в России публичного характера.

Визит Евросоюза

Вот и недавний визит «экологической тройки» Евросоюза в Москву, кажется, не способствовал такой дискуссии. В течение трех дней в конце марта 2002 года министры окружающей среды Греции и Италии Вассо Папандреу и Альтеро Маттеоли, а также комиссар ЕС по окружающей среде Маргот Вальстрем пытались убедить российских депутатов и правительство в необходимости ратифицировать Протокол. Речь, в частности, шла и о возможных выгодах для российской экономики.


Действительно, Киотский протокол обещает России некоторые выгоды. Но эти выгоды пока лишь потенциальны, и неизвестно, сможет ли Россия ими в результате воспользоваться. Дело в том, что сегодня выбросы CO2 в России остаются в пределах, установленных соглашением, и теоретически можно было бы рассчитывать на продажу своих квот странам со значительным уровнем выбросов. Однако пока переговоры по этим вопросам не принесли желаемых результатов. Тем более, Протокол не ратифицирован таким крупным загрязнителем, как США, что существенно сокращает потенциальный спрос на рынке квот.


Но главная польза от ратификации Киотского протокола для России в другом. Сегодня это реальная возможность включиться в мировой процесс разрешения экологических проблем и совершенствования энергетики, пока это еще не требует существенных затрат. Низкий уровень выбросов позволяет России постепенно готовиться к переходу на новые энергетические технологии. Тем более механизм совместного осуществления обязательств по Протоколу может быть использован для финансирования российских экологических программ.

f5c433f4b9acd5888445a9c08e12a452.jpeg


Изменения климата

Газы, вызывающие парниковый эффект, — это не только диоксид углерода (CO2). К ним также относятся метан (CH4), закись азота (N2O), гидрофторуглероды (ГФУ), перфторуглероды (ПФУ), гексафторид серы (SF6). Однако именно сжигание углеводородного топлива, сопровождающееся выделением CO2, считается основной причиной загрязнения.


Согласно прогнозам исследователей, если ничего не предпринимать, мировые выбросы CO2 в течение ближайших 125 лет вырастут вчетверо. Но нельзя забывать и о том, что значительная часть будущих источников загрязнения еще не построена. За последние сто лет температура в северном полушарии увеличилась на 0,6 градуса. Прогнозируемый рост температуры в следующем столетии составит от 1,5 до 5,8 градусов. Наиболее вероятный вариант — 2,5-3 градуса.


Однако изменения климата — это не только повышение температуры. Изменения касаются и других климатических явлений. Не только сильная жара, но и сильные внезапные заморозки, наводнения, сели, смерчи, ураганы объясняют эффектами глобального потепления. Климатическая система слишком сложна, чтобы ожидать от нее равномерного и одинакового изменения во всех точках планеты. И главную опасность ученые видят сегодня именно в росте отклонения от средних значений — значительных и частых колебаний температуры.


Рост средней температуры, изменения климата не проходят для экосистемы бесследно. Условия существования живых организмов меняются, и это, в свою очередь, ведет к трудно прогнозируемым последствиям, вымиранию одних видов и внезапному распространению других.


Для человека, чьи технологические способности к адаптации очень высоки, потепление — также серьезный вызов, требующий перестройки системы приспособления. Так в России оттаивание вечной мерзлоты может повлечь за собой разрушение целых городов. А это чревато уже не столько технологическими, сколько социальными последствиями. Повышение уровня мирового океана грозит затоплением значительных территорий в разных точках земного шара.


Само по себе глобальное потепление не является для экосистемы Земли новым явлением. Температурные изменения были и раньше (вспомните о ледниковых периодах), но никогда они не были такими стремительными. В непредсказуемости изменения и заключается главная угроза для человечества.

Возобновляемые источники энергии

Решить проблему помогут возобновляемые источники энергии, развитие которых все еще очень сильно зависит от участия государства. Здесь-то и возникает потребность в создании системы стимулирования и контроля. Киотский протокол — лишь определенный этап на пути создания такой системы в мировом масштабе.


Впрочем, само по себе утверждение о возможностях избежать сжигания ископаемого топлива мало что дает. Вопрос не в том, каковы потенциальные возможности альтернативных источников (уже не раз говорилось, что они огромны и многократно превышают потребности человечества). Вопрос в том, существуют ли технологические решения, позволяющие совершить этот переход эффективно, и что необходимо сделать, чтобы воплотить их в жизнь.


Схема будущего энергетического благополучия, которую, в частности, продвигает в своих докладах «Bellona», проста: в качестве нового, экологически безвредного топлива используется водород; для получения водорода, в свою очередь, используется энергия, полученная преимущественно из «возобновляемых» источников. Сжигание ископаемого топлива должно быть минимизировано. При извлечении водорода из природного газа также образуется CO2, однако централизация этих процессов дает широкие возможности по его утилизации. Предлагается захоранивать диоксид углерода под землей, например, нагнетая CO2 в скважины для более полного извлечения из них нефти и газа.


Для создания эффективной системы борьбы с глобальными экологическими изменениями необходимы международное сотрудничество, эффективные меры стимулирования и удобная система контроля. На сегодняшний день Киотский протокол — пока единственная реальная возможность создать такую систему.


Возможно, сейчас снижение выбросов CO2 и не так актуально для России в целом. Но пройдет время, промышленность и транспорт будут развиваться, и постепенно придет осознание необходимости перестраивать все то, что было создано в последние годы. К этому времени в других странах уже будут разработаны и внедрены достаточно эффективные технологии, позволяющие сокращать выбросы и утилизировать CO2. И тогда Россия вновь окажется отброшенной в прошлое.

Александр Алексеев

aleksander@ecoperestroika.ru