Новый законопроект сенатора Лугара может ускорить темпы утилизации нестратегических АПЛ

dc703fd7d320fa8b0477f577f95bbff5.jpeg

Полномочия на работы с атомными подводными лодками (АПЛ) нестратегического назначения, — или так называемыми «многоцелевыми» АПЛ, — должны быть предоставлены программе Нанна-Лугара законодательным пакетом, сутью которого является расширение поля деятельности программы за пределы тех рамок, которые определяют ее функции на настоящий момент: создание надежных условий хранения и демонтаж только тех вооружений, находящихся на территории бывшего Советского Союза, которые считаются угрозой для безопасности Соединенных Штатов.


По словам Марка Хелмке, консультанта по общей политике при аппарате сенатора Лугара, давшего интервью корреспонденту Bellona Web по телефону из Вашингтона, расширенные функции программы будут также включать в себя инвентаризацию и ликвидацию тактических ядерных вооружений; вывод из эксплуатации и демонтаж некоторых типов ядерных реакторов; поиск и ликвидацию рассеянных по различным труднодоступным уголкам бывшей советской территории стронциевых батарей (РИТЭГов — радиоизотопных термоэлектрических генераторов), которые когда-то использовались в этих отдаленных областях в качестве источников электроэнергии, но уже давно оказались заброшены теми государственными ведомствами, в чьей ответственности они находились; организацию под эгидой Нанна-Лугара центрального штаба, который отвечал бы за координацию различных американских проектов, работающих в области ядерного нераспространения; и включение в поле деятельности программы Нанна-Лугара и других стран, которые выражают желание избавиться от своих запасов оружия массового уничтожения.


Одним из позитивных результатов этого беспрецедентного расширения может стать возможность дать толчок к действию странам-членам «большой восьмерки», которые в июне 2002 года торжественно пообещали во время саммита в Канаде выделить совместными усилиями в последующие 10 лет 20 миллиардов долларов, из которых 10 миллиардов будут выделены Соединенными Штатами, — это заявление получило название «План 10 плюс 10 за 10 лет», — с целью помочь России в ее усилиях по обеспечению надежных условий хранения и демонтажу накопленных за годы «холодной войны» ядерных, химических и биологических вооружений, которые, как считают многие сотрудники администрации США, представляют собой первостепенную угрозу мировой безопасности.


Новый проект должен предстать вниманию членов Конгресса США летом текущего года в качестве формального законопроекта о внешней финансовой помощи — поданный в такой форме законопроект подразумевает более строгие политические обязательства в отношении использования денежных средств и обнадеживающую перспективу прохождения в Конгрессе, если учесть, что недавно, после пятнадцатилетнего перерыва и благодаря обновившемуся составу республиканского большинства в Палате представителей Конгресса США и Сенате, сенатор Лугар опять возглавил сенатский Комитет по иностранным делам.


«Мы введем [новых членов Комитета по иностранным делам] в курс дела, им понравится наша программа … и они поймут нашу позицию, поймут, что национальная безопасность начинается с России, с работы со всеми материалами, которые там находятся», — сказал Хелмке.


Однако самым важным фактором в возобновлении и росте деятельности Нанна-Лугара в Соединенных Штатах будет, по утверждению Хелмке, участие Европы.


«Нам бы очень помогло в деле расширения Нанна-Лугара здесь, в Соединенных Штатах … если бы европейские страны дали мировому сообществу четкий политический сигнал, говорящий о том, что они готовы в этом участвовать — и если бы и Россия, тоже, дала нам понять, что она хочет, чтобы эта программа работала».

e9846500e25bf111c1c799a221dcb9a8.jpeg


Проблемы Минатома

С расширенными полномочиями и возможностью заниматься многоцелевыми АПЛ, обновленную программу Нанна-Лугара должны встретить с распростертыми объятиями в России, где Министерство по атомной энергии (Минатом), давно сетует на отсутствие средств для выведенных из эксплуатации, но пока что не дождавшихся утилизации старых нестратегических АПЛ, большая часть которых стоит у причалов, с реакторами, все еще нагруженными отработанным ядерным топливом.


«Если спросить у русских, то настоящая проблема заключается не в стратегических подлодках, не в подлодках с баллистическими ракетами, а в подлодках многоцелевого и тактического назначения», — сказал корреспонденту Bellona Web один дипломатический источник, попросивший не упоминать в статье его имени.


«Именно здесь, по словам русских, складывается по-настоящему взрывоопасная ситуация».


Со времени начала эпохи атомных подводных лодок Советский Союз, а затем Россия, построили 248 АПЛ, 160 из которых являются нестратегическими. В настоящее время, как утверждает Российский военно-морской флот, в его распоряжении находятся в целом только 36 действующих нестратегических АПЛ, которые несут службу на Северном и Тихоокеанском флотах.


Тяжелое бремя финансовых забот, связанных с процессом выгрузки отработанного ядерного топлива (ОЯТ) с тех многоцелевых подлодок, которые уже были выведены из эксплуатации, начиная с 1999 года лежит на плечах Минатома, который оплачивает все работы по выгрузке топлива средствами из федерального бюджета, накоплениями из собственной казны и, самое главное, доходами от контракта по поставкам высоко-обогащенного урана, заключенного с Соединенными Штатами в 1993 году и уже к концу 2002 года принесшего Минатому общую прибыль в размере 1,6 миллиарда долларов. Предполагается, что к 2013 году на контракте с США Минатом заработает в целом 12 миллиардов долларов.


Однако, согласно статистике Минатома, с 1993 года по 2000 год из средств, полученных по этому контракту, министерство потратило на работы по списанию нестратегических АПЛ всего лишь 42 миллиона долларов. Представители пресс-службы Минатома, с которыми связался корреспондент Bellona Web, отказались объяснить, почему из своих заработков по поставкам урана министерство расходовало так мало денег, особенно, если учесть, что большая часть российского атомного промышленного комплекса, включая ответсвенность Минатома многоцелевые АПЛ, — вынуждена функционировать в условиях, близких к нищете.


Согласно российской статистике, только около 40 нестратегических подводных лодок было демонтировано с помощью средств Минатома и федерального бюджета на сегодняшний день.


Виктору Ахунову, главе минатомовского Управления экологии и снятия с эксплуатации ядерных объектов, точно пригодились бы дополнительные средства из тех доходов, что Минатом получает за поставки урана в США. Выступая на сентябрьской конференции по утилизации подводных лодок, состоявшейся во Владивостоке, Ахунов сказал, что Россия планирует демонтировать 131 АПЛ — как стратегического, так и многоцелевого назначения — к 2010 году, что, по подсчетам Ахунова, потребует 3,9 миллиарда долларов, причем 60 миллионов долларов понадобятся уже в начале проекта, до конца 2002 года.


Откуда появятся эти деньги, сказал Эдуард Авдонин, директор Международного центра по безопасности окружающей среды при Минатоме, никто не знает. Темпы утилизации подлодок-носителей баллистических ракет, осуществляемой под руководством программы Нанна-Лугара, имеющего в распоряжении и денежные средства, и нужное оборудование, несравнимы с тем, как долго и с каким трудом осуществлялись работы по выгрузке топлива и демонтажу тех сорока нестратегических подлодок, которые министерство успело утилизовать на сегодняшний день.


В настоящее время полной утилизации ожидают 190 подводных лодок, из которых 100 являются подлодками нестратегического назначения.


Те возможности, которые открываются для Минатома в предложенном Лугаром проекте реструктуризации и расширения деятельности программы Нанна-Лугара, — а с ней и глобальных международных усилий в борьбе с ядерным распространением, руководство которыми возьмет на себя, в соответствии с новым законопроектом, Нанн-Лугар — станут, по словам многих сотрудников Минатома, с которыми корреспондент Bellona Web провел интервью в конце ноября, тем самым давно ожидаемым «пропуском на утилизацию» для нестратегических АПЛ.

1b7ed7837c330adeacb5ab77ae8920c5.jpeg


Клубок финансовых и технических проблем

«Эти подлодки, мы все уже знаем о них — они практически лежат, заброшенные, на боку», — говорит Хелмке. — «Очевидно, что эти подлодки, нагруженные радиоактивным материалом, расщепляющимся материалом, представляют собой угрозу мировой безопасности, и что с ними нужно срочно работать».


По словам Хелмке, слишком рано судить о том, где конкретно начнется процесс демонтажа этих подлодок, если будет принят новый законопроект и удастся сложная дипломатическая работа по привлечению к усилиям Нанна-Лугара стран-членов «большой восьмерки». Однако, поскольку Северный флот уже располагает необходимой для утилизации инфраструктурой, и поскольку именно на Северном флоте утилизации ожидает большее количество многоцелевых подлодок, Нанн-Лугар, как сказал Хелмке, начнет свою работу, скорее всего, на Северном флоте.


Тем не менее, для того государства, которое персонально возьмет под свое крыло какую-то часть или целый проект по утилизации нестратегических подводных лодок Северного флота, возможность использовать имеющуюся на флоте инфраструктуру может оказаться довольно зыбкой, несмотря на годы работы Нанна-Лугара на Северном флоте, и это не считая других серьезных проблем, с которыми этому государству придется столкнуться в процессе утилизации многоцелевых АПЛ.


Одну из самых критических проблем представляет собой местоположение большинства нестратегических АПЛ Северного флота, находящихся на отстое на Кольском полуострове. По злой иронии, с помощью средств Нанна-Лугара, Северный флот только что закончил строительство базы по выгрузке ОЯТ с реакторов подлодок в городе Северодвинске Архангельской области — как раз на другой стороне Белого моря, напротив Кольского полуострова. То состояние ветхости, в котором находятся многоцелевые подлодки, находящиеся в отстое на Кольском полуострове, — большинство из них уже превратились в проржавевшие развалины, — превращает их буксировку на новую базу выгрузки отработавшего топлива в опасное предприятие, грозящее вероятностью того, что многие из этих АПЛ могут затонуть уже во время пути.


На Тихоокеанском флоте нужной для утилизации подлодок инфраструктуры практически нет вообще. Транспортировка подводных лодок к пунктам утилизации является еще более серьезной проблемой на Тихоокеанском флоте, особенно на полуострове Камчатка, где, вытащенные на берег и заброшенные там вместе с содержащимся внутри отработанным ядерным топливом, лежат многие принадлежащие флоту нестратегические АПЛ.


У Северного флота, в качестве отправной точки для новой деятельности Нанна-Лугара, все же есть свои преимущества. Одно из них — база атомных ледоколов «Атомфлот», располагающаяся в северной части Мурманска. Здесь же базируются несколько судов технологического обслуживания, включая судно «Имандра», служащее для выгрузки и перезарядки ядерных установок АПЛ и ледоколов, а также судно «Лотта», перевозчик и перегрузчик ядерного топлива. Начиная с 1999 года, «Имандра» выгрузила ОЯТ из реакторов пяти многоцелевых подлодок Северного флота. На сегодняшний момент «Имандра» находится на судоремонтном заводе «Нерпа» на Кольском полуострове, где с ее помощью проводится выгрузка топлива из реакторов АПЛ «Курск», трагически погибшей в 2000 году.


К сожалению, «Имандра» способна справиться только с тремя подлодками в год, что почти в три раза меньше по сравнению с возможностями Северного флота, которые позволяют выгружать топливо с восьми подлодок ежегодно — хотя пока что Северный флот ни разу не разгружал такого количества подлодок за один год.


Тем не менее, Северный флот испытывает нехватку в собственных, современных судах технической поддержки, вследствие которой «Имандра» становится практически незаменимой. В настоящее время Северный флот использует две плавучие технические базы (ПТБ) проекта 2020, класса «Малина», и четыре судна проекта 326/326М. Из-за интенсивного их использования и недостатка у ВМФ средств на проведение ремонтно-восстановительных работ техническое состояние ПТБ постоянно ухудшается. Три судна проекта 326/326М прошли восстановительные работы в 2000 году — однако, по соображениям безопасности, им запрещено совершать межбазрвые переходы.


Положение дел на Тихоокеанском флоте выглядит еще хуже — здесь разгрузкой ядерного топлива занимается только лишь одно судно технической поддержки, плавучая мастерская класса «Малина», и в результате на флоте скопилось довольно значительное количество вышедших из эксплуатации подводных лодок, годами ожидающих выгрузки из своих реакторов отработанного топлива.

d1e80008f44b5e0ee81a95c3aa41d062.jpeg


Что делать с отработанным топливом?

В течение последних нескольких лет, программа Нанна-Лугара выделяла средства и на выгрузку ОЯТ из реакторов стратегических подводных лодок, и на его транспортировку на южно-уральский перерабатывающий завод «Маяк», но как сложится — в свете возможного будущего расширения Нанна-Лугара и объединения деятельности программы с усилиями «большой восьмерки» — ситуация с ОЯТ в реакторах многоцелевых подлодок, пока не ясно.


Теоретически, перерабатывающие мощности «Маяка» составляют 400 тонн ядерных отходов в год, но на практике завод справляется только примерно со 100 тоннами ОЯТ. Если добавить к имеющейся на «Маяке» нагрузке еще и топливо с нестратегических подлодок, завод окажется загроможден скоплением ожидающих переработки ОЯТ, что может быть очень опасно. Необходимость решать проблему нестратегических подлодок ведет, таким образом, к необходимости решать и проблему безопасного хранения отработанного топлива, выгружаемого из их реакторов, путем, вероятнее всего, строительства дополнительных хранилищ либо на «Маяке», либо на Кольском полуострове, а также новых объектов для хранения ОЯТ для нужд Тихоокеанского флота.


Другим выходом из ситуации может стать строительство большого количества специальных, оснащенных оборудованием для радиационного мониторинга, площадок контейнерного сухого хранения, — таких, как новаторская система «PICASSO», введенная недавно в эксплуатацию на базе атомных ледоколов компании «Атомфлот» в Мурманске программой «Арктическое Военно-Экологическое Сотрудничество» (Arctic Military Environmental Cooperation), или AMEC, — и установка их на Кольском полуострове, в Архангельской области и на территории Тихоокеанского флота, где отработанное ядерное топливо могло бы храниться в сухих контейнерах до того момента, когда его можно будет отправлять на переработку на завод «Маяк». Впрочем, по глубокому убеждению «Беллоны», эти контейнеры должны содержаться в одном централизованном пункте хранения: такой подход облегчит проведение экологического контроля и позволит сократить риск ядерного распространения.


Однако, по словам Хелмке, пока нельзя говорить с уверенностью о том, как конкретно будет осуществляться процесс утилизации многоцелевых подлодок под руководством Нанна-Лугара — и тех международных программ, которые работают в области ядерного нераспространения и чьей поддержкой Нанн-Лугар надеется заручиться после принятия законопроекта, — и будет ли этот процесс включать в себя выгрузку ОЯТ из реакторов многоцелевых АПЛ или транспортировку этого ОЯТ на завод «Маяк», или этот процесс пойдет таким же образом, как действует проводимый программой Нанна-Лугара процесс утилизации подлодок-ракетоносителей. Как сказал Хелмке, «на данном этапе еще рано что-либо утверждать».


Впрочем, он отметил, что «Маяк», в качестве будущего пункта назначения для транспортировки и хранения ОЯТ многоцелевых АПЛ, был бы, скорее всего, предпочтительнее, чем другие хранилища, в частности, одно на Кольском полуострове.


«Было бы абсолютно логично отсылать [отработанное топливо] в хранилище при заводе «Маяк», учитывая, сколько денег мы уже на это потратили. Но это все технические детали, которые мы должны будем потом проработать», — сказал Хелмке.

Работа над новым законопроектом
–>
Пока что, однако, детали о финансовом обеспечении и «разделении труда», которые должны войти в текст предлагаемого Лугаром законодательства по утилизации нестратегических подлодок, остаются неясными, и, как сказал Хелмке, еще неизвестно, какую часть работы по утилизации новый законопроект обяжет взять на себя Соединенные Штаты, и какую часть, в соответствии с законопроектом, должны будут принять под свою ответственность другие государства — страны-члены «большой восьмерки», объявившие во время канадского саммита о своей инициативе оказать финансовое содействие ядерному нераспространению, а также различные европейские страны. Несомненно, что большая доля успеха программы в рамках будущего расширения ее деятельности будет, согласно Хелмке, напрямую зависеть от своевременной мобилизации «Плана 10 плюс 10 за 10 лет».


«Мы собираемся расширить программу Нанна-Лугара и в то же время твердо настоять на том, чтобы и европейские страны внесли свою лепту в ту работу, которую осуществляет программа Нанна-Лугара — почему бы, например, 10 или 30 нестратегических подлодок не могли бы стать специальным проектом для скандинавских стран?» — сказал Хелмке.


«Такова наша позиция и наши предложения, которые, как мы надеемся, будут поддержаны, и для этого сенатор Лугар, в качестве председателя [сенатского Комитета по иностранным делам] будет настаивать, требовать, убеждать».

–>
Готовы ли члены «большой восьмерки»?

Однако у концепции радикального расширения и объединения международных усилий по борьбе с распространением оружия массового уничтожения, толчком к которому должен стать новый, укрепленный статус Нанна-Лугара, есть и свои критики, как в Соединенных Штатах, так и за рубежом. По словам Хелмке, на конференции по ядерному нераспространению, проведенной под эгидой Центра Карнеги «За международный мир» в Вашингтоне в середине ноября, группа докладчиков из европейских стран, — многие из которых представляли страны, входящие в состав «большой восьмерки», — высказывала недовольство относительно внешней политики США, говоря, что Америка действует исключительно в своих интересах, не считаясь с позицией других государств. К тому же, как сказал Хелмке, многие союзники Соединенных Штатов в Европе далеки от того, чтобы с восторгом воспринимать идею содействия проектам по ядерному нераспространению в России, а некоторые члены «большой восьмерки» уже попытались уклониться от выполнения обязательства, принятого ими в ходе канадского саммита в прошлом году.


«Пока что мы не получили никаких позитивных результатов ни от Японии, ни от Италии, ни от Франции», — сказал он. Впрочем, Хелмке добавил, что Великобритания, как и Германия и Канада, уже предпринимает некоторые шаги к реализации своей части канадского обязательства. Тем не менее, сказал он, без консолидированной поддержки всех государств, чья помощь необходима для работы проектов по нераспространению оружия массового уничтожения, программа развития Нанна-Лугара зайдет в тупик.


«Если «большая восьмерка» попытается откреститься от своих обязательств, это может стать самым тяжелым ударом, когда-либо нанесенным по усилиям программы Нанна-Лугара», — сказал Хелмке.

–>
Как уговорить Соединенные Штаты

Что касается Соединенных Штатов, то здесь главная задача — определить финансовые возможности программы и пути их осуществления, и самое важное — на ком должна лежать отвественность за решение этой задачи.


Как выразился один источник из Конгресса США, ««суд все еще совещается» по поводу самого вопроса с многоцелевыми подлодками. Кроме того, надо подсчитать, какие будут затраты, и представить серьезные обоснования для них — хотя вообще-то этим должны заниматься Европа и Япония».


Источник из дипломатических кругов сказал, что, судя по проведенным им беседам с представителями аппаратов членов Конгресса, принимающими участие в работе программы «Совместное уменьшение угрозы», или CTR, — таково официальное название программы Нанна-Лугара с 1996 года, — в Конгрессе нет единой позиции относительно новых планов Нанна-Лугара.


«Некоторые сотрудники CTR и члены Конгресса считают, что Лугар как бы подвергает программу определенному риску, выступая с этой [идеей расширения]», — сказал собеседник «Беллоны».


«Конгресс любит выделять деньги на такие программы, цели которых очевидны и понятны, и за последние десять лет программа Нанна-Лугара была одним из пунктов бюджета потому, что она занималась ликвидацией оружия массового уничтожения, которое было направлено против Соединенных Штатов. Многие из тех, кто вовлечен в дела программы, считают, что добавление в общий котел тактических и многоцелевых АПЛ приведет к недоумению по поводу самого назначения Нанна-Лугара».


Согласно Кеннету Луонго, исполнительному директору Российско-американского консультационного совета по ядерной безопасности (RANSAC), отдельной проблемой может стать необходимость привлечь внимание к этим АПЛ администрации президента Джорджа Буша.


«В то время как Россия дает понять, что заинтересована в решении проблемы с нестратегическими подводными лодками, — особенно четко российская сторона высказывалась об этом на саммите «большой восьмерки», — заинтересована или нет в этих подлодках администрация Буша, пока не ясно, поскольку никаких заявлений об этом от них не поступало», — сказал Луонго в телефонном интервью корреспонденту Bellona Web.


«Тем не менее, некоторые страны-члены «большой восьмерки» уже публично выражали свою заинтересованность в решении проблемы этих подлодок в рамках Глобального Партнерства», — продолжил Луонго.


«Но расширение программы Нанна-Лугара [с целью утилизации подлодок многоцелевого назначения] — Конгресс будет сильно сопротивляться этой идее, в любом ее виде, поскольку, как только хоть какие-то деньги будут выделены на эти подлодки со стороны других членов «большой восьмерки», в соответствии с канадской инициативой, американское правительство воспримет их действия как возможность уклониться от своей части выплат».


Кроме того, одну из сильных позиций на Капитолийском холме занимает часть республиканцев, которая уверена в том, что Нанн-Лугар ничем не отличается от гуманитарной помощи развивающимся странам — в глазах большинства традиционно произоляционистски настроенных республиканских кругов, такая репутация граничит с позором. Многие из этих же самых республиканцев также убеждены в том, что деньги, которые Соединенные Штаты тратят на ликвидацию обветшавшего военно-промышленного комплекса России, позволяют Москве высвободить собственные средства и направить их на производство нового оружия.


«Они считают, что все, что делает [Нанн-Лугар] — это помощь России в модернизации ее военного комплекса, что уже практически устарело как аргумент, если учесть, что мы, в общем-то, установили союзнические отношения с Россией, создав Совет Россия-НАТО», — сказал Хелмке.


Хорошим доводом в пользу принятия будущего законопроекта, по мнению Хелмке, может стать то обстоятельство, что для обновленного Нанна-Лугара не нужно будет искать дополнительные деньги. На финансовый год 2003 проекты CTR получили 1 миллиард долларов, и, кроме того, — благодаря проблемам, созданным администрацией Буша вокруг сертификации Нанна-Лугара в прошлом году, на счету программы осталось еще 500 миллионов долларов в виде нерастраченных средств.


«Конечно, нельзя сказать, что все пройдет как по маслу, но я думаю, попытаться стоит, и я думаю, мы сможем это сделать», — сказал Хелмке.


Согласно Джону Вульфсталю, исследователю и заместителю директора Проекта по Нераспространению Оружия Массового Поражения, работающего при Центре Карнеги «За международный мир» в Вашингтоне, «решение проблем с подводными лодками многоцелевого назначения — это хорошая идея, способная принести много пользы в области ядерного нераспространения и защиты окружающей среды».

Таблица: Обзор состояния нестратегических атомных подводных лодок

Проект/класс Количество построенных АПЛ
СФ/ТОФ1
Годы постройки В эксплуатации
СФ/ТОФ
Отстойные АПЛ
СФ/ТОФ
С топливом Без топлива
627/Ноябрь 92/4 1955-1964 0/0 5/2 3/2
658/Отель 6/2 1958-1964 0/0 23/1 4/1
659/Эхо-I 0/5 1961-1963 0/0 0/54 0/0
675/Эхо-II 15/14 1961-1966 0/0 6/10 9/4
671/Виктор-I5 12/3 1963-1974 0/0 11/3 1/0
671РТ/Виктор-II 7/0 1971-1978 0/0 46/0 3/0
671РТМ/Виктор-III7 16/10 1976-1992 8/2 7/8 1/0
670A/Чарли-I 0/11 1970-1980 0/0 0/11 0/0
670M/Чарли-II 6/0 1972-1980 0/0 5/0 1/0
949/Оскар-I 2/0 1978-1981 0/0 2/0 0/0
949A/Оскар-II 68/5 1988-1997 5/5 0/0 0/0
705/Альфа9 7/0 1968-1981 0/0 3/0 4/0
945/Сиерра 4/0 1982-1993 310/0 0/0 1/0
971/Акула 6/7 1986-2002 6/7 0/0 0/0
Всего 96/61 22/14 45/40 27/711
Общее ко-во 15712 36 85 34
[1] Северный флот/Тихоокеанский флот.
[2] АПЛ К-8 класса «Ноябрь» затонула в 1960 году.
[3] АПЛ К-19 класса «Отель» (легендарная «Хиросима») была отбуксирована на судоремонтный завод «Нерпа» для выгрузки топлива и утилизации в апреле 2002 года.
[4] Некоторые АПЛ класса «Эхо-I» Тихоокеанского флота, возможно, были выгружены.
[5] Девять АПЛ класса «Виктор-I» находятся в отстое на базе в Гремихе на Северном флоте. На АПЛ K-314 (Тихоокеанский флот), после аварии в бухте Чажма в 1985 году, повреждены реакторы.
[6] Три АПЛ класса «Виктор-II» находятся на отстое в ожидании утилизации на базе в Гремихе на Северном флоте.
[7] АПЛ класса «Виктор-III» устаревают. Есть основания предполагать, что Тихоокеанский флот вывел из своего состава все АПЛ этого класса, а на Северном флоте на службе осталось только пять АПЛ этого класса.
[8] АПЛ К-141 («Курск») класса «Оскар-II» затонула в 2000 году.
[9] Каждая АПЛ класса «Альфа» оснащена одним реактором с жидкометаллическим теплоносителем. Реакторный отсек АПЛ К-64 находится в бухте Сайда на Кольском полуострове, — где располагается хранилище для реакторных отсеков АПЛ — но до сих пор содержит внутри отработанное ядерное топливо.
[10] Возможно, еще две АПЛ класса «Сьерра» были выведены из эксплуатации, и только одна осталась в боевом составе.
[11] Количество АПЛ Тихоокеанского флота с выгруженным топливом, возможно, несколько больше, чем указано в таблице.
[12] Общее количество построенных нестратегических АПЛ не включает в себя прототипные лодки: АПЛ класса «Ноябрь» с ядерной энергетической установкой с жидкометаллическим теплоносителем (К-27), АПЛ класса «Папа», АПЛ класса «Майк» («Комсомолец»), а также нескольких переоборудованных стратегических АПЛ.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no