Назначен суд о досрочном освобождении Пасько

9379c563a812a748a77991ca48e3c71b.jpeg

Защита Пасько отправила заявление об условно-досрочном освобождении в конце прошлого месяца, испрашивая суд освободить Пасько досрочно за хорошее поведение на том основании, что на 25 декабря 2002 года истекло две трети из срока наказания, назначенного судом Пасько, и в соответствии с законом, он имеет право на досрочное освобождение. Заявление было направлено защитой от имени Пасько в Уссурийский городской суд, по месту нахождения исправительного учреждения — а именно, Исправительной колонии строго режима № 41, находящейся недалеко от города Уссурийска, где Пасько отбывает наказание за намерение передать сведения о «секретных маневрах» Тихоокеанского военно-морского флота японским средствам массовой информации.


Получив заявление защитников Пасько, как сообщил Bellona Web Павлов, Уссурийский городской суд назначил день заседания и истребовал от администрации колонии личное дело Пасько и документы, свидетельствующие о его поведении за время отбывания срока — эти документы являются необходимым условием для проведения любого судебного заседания по досрочному освобождению. Однако, администрация колонии, по-видимому, не торопилась высылать документы в суд, едва не сорвав заседание и дав серьезный повод для волнений адвокатам Пасько. Согласно Павлову, заседания суда по предоставлению условно-досрочного освобождения проводятся только раз в месяц, и если бы администрация колонии опоздала с подачей необходимых документов, слушание по делу Пасько состоялось бы не раньше чем в феврале.


Согласно Павлову, администрация исправительной колонии должна была еще в понедельник, 13 января, провести заседание с тем, чтобы подготовить нужные документы, а также принять собственное решение о том, направить ли Пасько, журналиста, работавшего в газете Тихоокеанского флота «Боевая вахта», на досрочное освобождение — это решение должно быть принято в течение месяца со дня истечения двух третей назначенного срока, то есть до 25 января. Однако, как сообщили из колонии Павлову, заседание администрации было отложено до пятницы, 17 января, поскольку начальник колонии должен был отлучиться в эти дни по делам.


«Это возможно, но сложно — поверить [такому объяснению]», — сказал Павлов в интервью корреспонденту Bellona Web во вторник. — «Они там все время «завтракают», так что нет никакой гарантии, что [администрация колонии] рассмотрит этот вопрос и в пятницу».


И в самом деле, заседание администрации, согласно Павлову, не состоялось и в пятницу на прошлой неделе, хотя документы из дела Пасько и сведения о его поведении во время отбывания срока все же были отосланы в суд и получены им в четверг, 16 января. Однако суд так и не получил решения лагерного начальства о том, считает ли администрация колонии Пасько готовым к досрочному освобождению и представит ли его на получение такового. Не внес ясности в положение вещей и репортаж новостного агентства «Интерфакс», сообщившего в четверг, что агентство получило информацию о том, что заседание лагерной администрации состоится 24 января — то есть, спустя день после назначенного Уссурийским судом слушания по предоставлению досрочного освобождения. Когда журналисты агентства «Интерфакс» связались с Павловым, чтобы узнать его мнение по поводу нового переноса заседания администрации колонии, выяснилось, что адвокату Пасько об этом новом повороте ничего известно не было.


Хотя мнение администрации о представлении Пасько к досрочному освобождению или его отсутствие не будет иметь решающего значения для суда, который, по словам Павлова, соберется на заседание с намерением рассмотреть заявление защиты согласно расписанию, то есть 23 января, сама ситуация свидетельствует о практически демонстративном нежелании администрации колонии, да и всего аппарата российского правосудия, выпустить журналиста на свободу хотя бы за хорошее поведение, после того как он уже отсидел большую часть полученного им незаслуженно срока. По словам Павлова, Пасько не нарушал режим отбывания наказания, не имеет взысканий.


Действительно, за все время работы с делом защите Пасько пришлось столкнуться с серьезным сопротивлением со стороны всего российского судопроизводства. Одним из последних ударов, 24 декабря прошлого года, стал отказ председателя Военной коллегии Верховного суда, Николая Петухова, принять к рассмотрению так называемую «надзорную жалобу», поданную адвокатами Пасько в Верховный суд. В ходе надзорного процесса по этой жалобе, если бы она была принята к рассмотрению Петуховым, 15 судей Президиума Верховного суда должны были бы пересмотреть обвинительный приговор, вынесенный Пасько предыдущим судом, и, возможно, вынесли бы постановление об отмене этого приговора.


Также в декабре, по информации Павлова и агентства «Интерфакс», Юрий Калинин, начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) Министерства юстиции, во время беседы с председателем Фонда защиты гласности, Алексеем Симоновым, сообщил, что у Пасько нет никаких перспектив на условно-досрочное освобождение, поскольку он не признал своей вины. Симонов, один из самых пылких сторонников Пасько, выступающих за его освобождение, отправил в прошлый понедельник телеграмму на имя Владимира Путина, в которой он попросил Президента помочь с досрочным выходом Пасько на свободу, сообщило агентство «Интерфакс». Получить комментарии Калинина по поводу его высказывания не представилось возможным, а другие представители Министерства юстиции отказались обсуждать дело Пасько.


«Руководство ГУИН заранее высказало мнение о том, что решение вопроса о досрочном освобождении, как во времена инквизиции, ими связывается не столько с поведением осужденного, сколько с его мнением о своей вине», — прокомментировал Павлов Bellona Web в четверг. — «Такая позиция противоречит российским законам и Конституции, в соответствии с которой никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».


«По всей видимости, здравый смысл говорит, что идет борьба со всеми нашими оппонентами», — сказал Павлов, отказавшись, однако, делать предположения относительно исхода будущего слушания в Уссурийском суде.


Впрочем, он все же сказал, что по его ожиданиям, прокурор последует все той же линии, принятой выше — постарается убедить суд оставить Пасько в колонии с помощью обвинений журналиста в том, что тот отказывается признавать свою вину и просить прощения. Но просить прощения Пасько не может — поскольку невиновен.


«Я предвижу, что аргумент прокуратуры будет что-то вроде — «Видите, он не признает своей вины, не раскаивается». Это все, что я предвижу», — сказал Павлов во вторник. Он добавил, что уже сформулировал контраргументацию на случай таких обвинений со стороны прокурора, которую он представит общественности на текущей неделе.


Если Уссурийский городской суд все же откажет Пасько в предоставлении условно-досрочного освобождения, ему придется отбывать срок наказания до конца, до 25 апреля 2004 года.


Основанием для обвинительного приговора Пасько послужило несколько записей, сделанных журналистом во время заседания высших чинов Тихоокеанского военно-морского флота. Тихоокеанский флотский военный суд во Владивостоке признал Пасько виновным в намерении передать сделанные им записи, которые, согласно Федеральной службе безопасности, содержали сведения о «секретных военно-морских маневрах», японским средствам массовой информации — притом, что обвинение в собственно передаче этих записей японцам с журналиста было снято.


Ранее, в 1999 году, тот же суд оправдал Пасько, объявив похожие обвинения в государственной измене, предъявленные ему, несостоятельными, но признал его виновным в превышении должностных полномочий, выразившемся в «необдуманном» вступлении в контакт с японскими средствами массовой информации, в результате которого японским тележурналистам был в 1993 году передан Пасько снятый им документальный фильм, показавший, как суда российского Тихоокеанского флота незаконно сбрасывают в Японское море радиоактивные отходы. Пасько была в зале суда предоставлена амнистия, однако он подал апелляцию на решение в Верховный суд Российской Федерации, добиваясь полного оправдания.

–>
Неожиданным результатом этой апелляции стал новый судебный процесс и приговор, вынесенный 25 декабря 2001 года по тем же статьям о государственной измене, по которым суд ранее признал Пасько невиновным. Адвокаты журналиста, «Беллона» и правозащитные организации по всему миру утверждают, что обвинения против него были сфабрикованы ФСБ и основаны преимущественно на двух секретных приказах Министерства обороны — Приказе №010 и Приказе №055 — впоследствии «благополучно» отмененных.


Но несмотря на то, что обоих приказов уже давно не существует, Пасько было отказано в рассмотрении апелляции, которую он подал в Военную коллегию Верховного суда в июне прошлого года.


Даже некоторые члены госаппарата, возглавляемого бывшим агентом КГБ Владимиром Путиным — и ставшего объектом суровой многоголосой критики в редакционных статях западной прессы за их безучастное поведение во время процесса над Пасько, — почувствовали себя неловко из-за объявленного приговора. Сергей Миронов, спикер Совета Федерации и политик, работающий в одной команде с Путиным, высказал сочувствие Пасько и даже озвучил возможность предоставления ему амнистии. Подобные же намеки высказывала и Валентина Матвиенко, заместитель Председателя правительства РФ по социальным вопросам.


Однако эти неясные предложения были отвергнуты Пасько и его женой, Галиной Морозовой, на том основании, что амнистию можно предоставить только виновным. Он же, напротив, невиновен.


Но, невзирая на столь «лестное» внимание со стороны высокопоставленных государственных чинов, весь процесс по делу Пасько стал чуть ли не рекордным по количеству процессуальных нарушений — российское правосудие оказалось настолько предвзятым, что Пасько был объявлен организацией «Международная Амнистия» третьим российским Узником совести после Андрея Сахарова и исследователя «Беллоны» Александра Никитина. Многочисленные нарушения, допущенные российскими судами в деле Пасько, — подпадающие сразу под несколько статей Европейской Конвенции по правам человека, — были приведены в пятидесятистраничном тексте жалобы, которую защита Пасько направила в Европейский суд по правам человека в Страсбурге в тот же день, когда стало известно об отказе Верховного cуда России принять к рассмотрению надзорную жалобу Пасько.


В числе тех прав и свобод, которые предусматриваются Европейской Конвенцией по правам человека, нарушенными Российской Федерацией, в ходе обвинения и разбирательства по делу о государственной измене в форме шпионажа, оказались следующие права и свободы: право на судебное разбирательство дела в разумный срок; право на справедливое судебное разбирательство, как, например, доступ защиты к процессуальным документам; право не подлежать обвинению или наказанию, если таковые осуществляются с применением закона с обратной силой или с применением вольной интерпретации закона; право на свободу выражения мнения.


Однако Европейский суд по правам человека чрезвычайно загружен ожидающими рассмотрения делами, и вполне вероятно, что суд не успеет рассмотреть дело Пасько до того, как истечет назначенный ему судом срок отбывания наказания, который закончится в апреле 2004 года.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no