Да здравствует наш суд – самый разгильдяйский в мире!

80a04d526eae1cae7c928e243f459e6d.jpeg

самый разгильдяйский в мире!

Во вторник в Сосновоборском городском суде (Ленинградская область) началось слушаться дело по жалобе Сергея Харитонова, в которой он оспаривал решение Статс-секретаря – заместителя Министра Российской Федерации по атомной энергии В. Лебедева об утверждении акта ввода в эксплуатацию комплекса по переработке и утилизации металлических радиоактивных отходов ЗАО «Экомет-С». После сорока минут заседания оно было прервано и отложено до 16 октября. Оказалось, что суд за три месяца, которые прошли с момента подачи жалобы, не удосужился уведомить об этом господина Лебедева. «Да здравствует наш суд – самый гуманный суд в мире!», воскликнул герой известной советской комедии. Тут же пахло не гуманностью советского разлива, а явным желанием затянуть процесс.


Городок Сосновый Бор – маленький, тихонький, с небольшой эдакой атомной станцией, на которой работают известные всему миру реакторы РБМК-1000. О том, что на ее территории был запущен и работает без проведения государственной экологической экспертизы «свечной заводик» по переработке радиоактивного металла писали уже не раз. Даже Генеральная Прокуратура в это дело вмешивалась. А заводик – дымит, старается. В ночь с 17 на 18 августа в 4.15 утра там произошла авария. Из печи произошел выброс расплавленного металла. Один рабочий получил ожоги 16% тела, лежит в больнице, второй отделался травмами. Что на самом деле происходит на «свечном» производстве не знает никто. Кроме отцов-основателей. Никаких данных о своих выбросах руководители ЗАО никому не сообщают. И сообщать не намерены. Именно поэтому Сергей Харитонов, чернобылец, много лет проработавший на ЛАЭС, и написал свою жалобу. Ну не хочет неугомонный правдолюбец, чтобы на его преждевременно полысевшую голову, на головы его внуков кроме радионуклидов, вылетающих из труб четырех блоков атомной станции, падали еще и радионуклиды «Экомета-С». Хочет Харитонов всего ничего – чтобы выполнялась Конституция России и законы.


Заседание началось в 12.05. Все проходило с провинциальной простотой, которая порой хуже воровства. Прокурор к началу процесса не появилась. Пришла, запыхавшись спустя пятнадцать минут. Секретарь суда не произносила привычную фразу – «Встать, суд идет!». Да и судья Ведмецкий никак на судью не был похож. Какая там мантия, какой там пиджак-галстук. Простая полосатая «бобочка» с короткими рукавами. Заседания он вел один, без народных заседателей.


В первые же минуты заседания выяснилось, что представитель Лебедева – Арон Глебов (он же – заместитель по юрвопросам директора ЛАЭС) имеет на руках более чем странный документ. В своей жалобе Харитонов оспаривает решение заместителя министра Минатома Лебедева, а доверенность была подписана самим министром Румянцевым. А к этому господину у Харитонова никаких претензий нет. После недолгих разбирательств выяснилась потрясающая подробность: Лебедев был вообще не извещен о судебном заседании. Судья был так внимателен, что растолковал Арону Глебову, как, на каком бланке, и каким образом выправить нужный тугамент к 16 октября. Такую бы внимательность да три месяца назад.


Суд! Российский суд! Любите ли вы суд так, как его люблю я?


Интересно. Что еще придумают в Минатоме в содружестве с сельской Фемидой к следующему заседанию?

Bellona

info@bellona.no