Таинственный документ предлагает расформировать Минатом

a361ad82a9ad627909f32b52234dbbd0.jpeg

Законодатели говорят, что президент отнесся к предложению со «всем вниманием»

Переданный Путину 10 июля документ, авторство которого официально остается в тайне, содержит анализ ставшей уже почти реальной для России перспективы осуществления программы по импорту, хранению и переработке отработанного ядерного топлива (ОЯТ) иностранного производства. В аналитической справке были представлены предложения по внесению поправок в принятое в прошлом году законодательство, регламентирующее импорт ОЯТ, в частности, предложение включить в действующее законодательство пока что отсутствующий в нем пункт об обязательном возврате радиоактивных отходов переработки в страну-поставщик ОЯТ.
Однако в приложении в этой аналитической справке, копия которой была продемонстрирована корреспонденту Bellona Web, вниманию президента был также предложен план по проведению в Минатоме радикальных реформ — реформ, по сути, столь широкомасштабных, что по их окончании Минатом должен в принципе закончить свое существование в его настоящем виде и превратиться во всего лишь подневольное мелкое канцелярское ведомство.
В обширном списке реформ перечислялись, в частности, предложения: передать государственную эксплуатирующую атомную монополию «Росэнергоатом» — владеющую всеми десятью атомными электростанциями, работающими в России — в ведомственное подчинение Министерству энергетики; ядерный военно-промышленный комплекс, находящийся пока что под контролем Минатома, перевести в ведение Министерства обороны; а лаборатории Минатома, занимающиеся изучением топливных циклов, выделить в отдельную структуру и отдать под надзор Министерства промышленности, науки и технологий.
Согласно Кремлевской пресс-службе, документ был передан на дальнейшее рассмотрение председателю правительства Михаилу Касьянову, а главе президентской администрации Александру Волошину было поручено собрать экспертов для проведения официального заседания по этой теме. Представитель пресс-службы Кремля также сообщил, что в Минатом было направлено соответствующее уведомление о полученных президентом предложениях, на которые министерство до 1 августа необходимо подготовить ответ.
«Это предложение, очевидно, воспринимается очень серьезно», — прокомментировал представитель пресс-службы Кремля. Однако на вопрос о том, кто же все-таки явился автором таинственного текста, этот источник говорить напрямую отказался и отвечал исключительно намеками.
«Экологи, наверное… может быть, депутаты Думы, заинтересованные в таких вещах — больше я ничего не скажу», — ответил сотрудник пресс-службы с некоторым раздражением в голосе.
В докладе — составители которого стали известны корреспонденту Bellona Web, однако категорически попросили не разглашать их авторство — Минатом описывается как «архаичное ведомство, которое не реформировалось много лет и не способно к управлению в современных условиях».
«Вследствие этого, оно рождает такие сложные проекты, которые являются бедствием для страны», — говорят авторы документа.
Источник, близкий к составителям документа, сказал, что доклад был лично передан Путину лидером партии «Яблоко» Явлинским в ходе встречи, состоявшейся между ними 10 июля.
Депутат Государственной Думы от партии «Яблоко» Сергей Митрохин, читавший документ, сказал в интервью корреспонденту Bellona Web во вторник, что его партия — являющаяся одной из немногих либеральных фракций в Думе — «следила за разработкой всех предложений, и мы полностью поддерживаем этот документ».
Он сообщил, что предложения, содержащиеся в докладе, рассматриваются «президентом со всем вниманием», и что ранее, во время недавнего заседания с лидерами думских фракций, Путин сказал, что действия Минатома вызывают в нем в последнее время «беспокойство».
«Так что, я думаю, в самом ближайшем будущем мы сможем наблюдать некоторые перемены», — сказал Митрохин.
Пока еще рано говорить о том, какими изменениями в стране может обернуться расформирование Минатома. Сотрудники пресс-служб Министерства обороны, Министерства промышленности, науки и технологий и Министерства энергетики в один голос говорили, что о плане роспуска Минатома и передаче им его ведомств они слышат впервые.
Представитель пресс-службы Министерства обороны даже выразил тревогу, узнав о предлагаемой реформе.
«Расформирование Минатома приведет к необходимости провести учет всего оружейного плутония и урана, перед тем как передать их [Министерству обороны]», — сказал он. «Но я даже, честно говоря, сомневаюсь, что Минатом может отчитаться хотя бы за половину этого материала».
Николая Шингарева, начальника управления Минатома по взаимодействию с органами государственной власти и информационной политике, новости о вероятном роспуске его министерства также застали врасплох, однако, он сказал, что такие изменения со стороны государства, о которых сообщил ему корреспондент Bellona Web, «невозможны».
«Есть две большие проблемы, решением которых может заниматься только Минатом, — это экология и ядерная безопасность», — сказал Шингарев. «Если Минатом разделят на несколько ведомств, эти проблемы никогда не будут решены».
Он отказался дать дальнейшие комментарии по поводу доклада, представленного президенту, сославшись на то, что еще не видел самого документа, но заметил, что высокопоставленные министерские чиновники уже получили обещанный Кремлем запрос на подготовку ответа относительно выводов о Минатоме, содержащихся в докладе.
Митрохин, впрочем, сказал, что какие бы перемены не наступили, они не могут произойти с скоростью переворота.
«Мы не можем совершить некий резкий разворот», — сказал Митрохин. «Россия — это ядерная держава, и за все отрасли ядерной промышленности всегда отвечал Минатом. С учетом этого, изменения будут происходить постепенно».
Однако Митрохин согласился с тем, что, со времени своего создания, Минатом практически никак не отчитывался ни перед каким органом государственной власти и был полным хозяином в своей вотчине закрытых ядерных городов, разбросанных по всей России, которые трудились по его указке над разработкой оружия и экспериментами в области топливных циклов.
Более того, в прошлом году Минатом начал атаку на правительство и Государственную Думу, лоббируя свои планы по отмене законодательства, запрещающего импорт ОЯТ в страну, и обещая, что хранение и переработка этих отходов в России могут положить в казну страны 20 миллиардов долларов чистой прибыли за ближайшие десять лет. Как следует из планов Минатома, к 15 тысячам тонн отработанного ядерного топлива, которые Россия уже накопила сама, прибавятся еще примерно 20 тысяч тонн.
Тем не менее, проект Минатома не вызвал бурного ликования со стороны российских граждан, которые организовали сбор подписей, настаивая на том, чтобы вопрос об импорте облученного ядерного топлива был поставлен на всенародное голосование — и собрали два с половиной миллиона подписей, на 500 тыс. больше, чем требуется для проведения национального референдума. Однако Центральная Избирательная Комиссия забраковала 800 тыс. из собранных подписей по причине различных формальностей, зачастую таких незначительных, как «неправильные» сокращения в написании названий улиц, употребленные гражданами при заполнении своих адресов.
В то же время Евгений Адамов, тогдашний министр атомной энергии, так щедро «потчевал» депутатов Государственной Думы разными роскошными подарками, приглашениями и прочими предложениями в последние перед голосованием дни, что позже в средствах массовой информации стали появляться заявления о том, что многих депутатов просто подкупили, чтобы они проголосовали за принятие нужного Минатому законодательства.
Преемник Адамова, Александр Румянцев, стремится осуществить программу ввоза ОЯТ в Россию с такой же настойчивостью и с таким же рвением, как и его предшественник, однако — как стало очевидно из недавней пресс-конференции, на которой министр постоянно путался в цифрах и рассказывал о желающих экспортировать ядерные отходы в Россию иностранных партнерах, которых у Минатома нет и в помине — он ровно так же пытается скрыть настоящие планы министерства от глаз общественности, как это делали те, кто создал это ведомство еще в сталинскую эпоху.
«Это такая тема, которая всегда возникает в любом разговоре о Минатоме», — сказал Митрохин. «И это должно измениться».

Чарльз Диггес

charles@bellona.no