Факел алюминиевого счастья

c314924aed54cb8e5e663b960afe1310.jpeg

Завод по производству первичного алюминия — предприятие 1-го класса опасности хотят запустить в промзоне «Кирпичный завод» всего в 4-х километрах от центра г. Всеволожска. Первоначальный проект предусматривал выпуск 250 тысяч тонн первичного алюминия в год. Во многом благодаря активному сопротивлению населения, он был отвергнут областным правительством. Но предприниматели на этом не остановились и ныне разрабатывают новый проект, предусматривающий выпуск до 80 тысяч тонн металла в год.

С точки зрения закона, действующих на сегодня санитарных, градостроительных и прочих норм и правил, размещение производства первичного алюминия во Всеволожском районе — густонаселенном и курортном — невозможно. Однако идея по-прежнему торит себе путь, не встречая решительного сопротивления городских и областных властей. Возникает странное ощущение, будто самые высокопоставленные лица города и области живут в другой стране. Не вчитываются в заключения специалистов, не слышат голоса тысяч своих избирателей. И тогда людям приходиться браться за руки и выходить на митинги, отслеживать и оспаривать в судах принятые властями решения.

Алюминиевая удавка для
В строительство алюминиевых заводов в Ленобласти готовы вложить деньги многие фирмы. Привлекательность проектов объясняется наличием в избытке дешевой рабочей силы и водопадом электроэнергии ЛАЭС, удобным транспортным сообщением по морю и по суше. Но самое заманчивое, — безобразно низкий по сравнению с цивилизованным миром уровень платы за природное загрязнение. Петербург может оказаться в кольце алюминиевых заводов. К востоку от города — Всеволожский, к юго-западу — Сосновоборский, на юго-востоке — Гатчинский.

Корпуса ОАО «Сосновоборский алюминиевый завод» начали расти весной 2002 г. в 70 км от Соснового Бора, недалеко от деревни Косколово Кингисеппского района, по соседству с Усть-Лужским портом. Проект предусматривает плавку 360 тыс. тонн алюминия в год. Учредители ОАО «САЗ» — ЗАО «БИТ» и «Корпорация ТЭКОМ», дочерние структуры американской компании Alutech. (Не исключено, что под маской Alutech скрывается группа «Русский алюминий» во главе с Олегом Дерипаской). В мае 2001 г. проект был одобрен Межведомственной комиссией Ленобласти под председательством вице-губернатора Григория Дваса. Сосновоборский проект изначально более масштабен и не менее опасен, чем всеволожский. Но он не встретил сопротивления немногочисленного населения окрестных деревень, с которыми инвесторами были проведены «общественные слушания». Людям пообещали рабочие места и новую, счастливую жизнь. А жители многомиллионного Петербурга пока спят спокойно. Потому что просто не знают, какие тучи сгущаются над их головами.

Проект завода по производству алюминия (правда, вторичного) начал реализовываться в Гатчине год назад, без всякого обсуждения с населением. Но его вредоносность не идет ни в какое сравнение с заводами «первичной» плавки. Народное возмущение «гатчинской» затеей всколыхнулось осенью прошлого года в разгар борьбы за кресла в областном парламенте, а потом утихло. И сошло на нет.

А вот «всеволожская история» развивается стремительно.

Всеволожский алюминиевый и его владельцы: штрихи к портрету
Началась история так. В конце 2000 года в Москве было зарегистрировано ОАО «Всеволожский алюминиевый завод». Учредитель — частная британская компания Astromex Ltd, зарегистрированная в Великобритании 31 октября того же года. Уставной капитал ОАО «ВАЗ» — 132 тыс. руб. (около $4,5 тыс.) Правда, крупная сумма? Предприятие собиралось выпускать в цехах «Русского дизеля» 147 тыс. тонн первичного алюминия в год. Планируемый годовой оборот — $213 млн. Заявленный объем инвестиций — $132 млн. В «Обосновании проекта инвестиций», предложенного руководством ВАЗа, фирма Astromex называлась стратегическим инвестором. Представителем британской компании «Astromex Ltd.», чья подпись стоит на Уставе ОАО «ВАЗ», являлся Юрий Пахомовский, по неслучайному совпадению он же — председатель совета директоров ОАО «Русский дизель». 79% акций этого предприятия принадлежит Александру Сабодашу, выехавшему на ПМЖ в США в середине 90-х годов. Сабодаш известен тем, что владеет самым крупным пакетом акций ЗАО Ликероводочный завод «Ливиз», 50% акций Выборгского и Сясьского ЦБК (через подконтрольную ему швейцарскую компанию «Sphinx»).

Банкротство госпредприятия «Русский дизель», когда-то производившего дизельные двигатели, началось в 1998 году, а окончательно завершилось в июне 2001. В ходе конкурсного производства был распродан весь имущественный комплекс предприятия, включая производственные площади и оборудование. Вскоре в цехах завода был начат разлив «ливизовской» водки. По данным правительства Ленобласти, в 2001 году там произведено 600 000 дал водки, или 10% областного производства. Но доходность водочного производства не сравнима с доходностью алюминиевого, которое считается вторым по прибыльности после топливно-энергетического (добыче и перевалке нефти и газа). Так что интерес владельцев «Русского дизеля» к алюминию легко объясним. Другое дело — в какой мере это отвечает стратегическим интересам страны и населения местности, где это производство хотят развернуть?

«Россия занимает второе место в мире по производству алюминия, производя около 13 процентов его мирового объема, при этом почти 95 процентов металла вывозится за рубеж», — заявил член рабочей группы по экологии и природопользованию Общественной палаты при Полномочном представителе Президента РФ Алексей Нейбург. В письме Минпромнауки РФ председателю Законодательного собрания Ленобласти В.Н.Климову прямо указано, что «стратегией развития металлургической промышленности России на период до 2005 года создание новых мощностей по производству алюминия первичного на территории Ленинградской области не предусмотрено».

То есть российской промышленности собственный алюминий не нужен. Зато велик спрос на него на мировом рынке. А обеспечивается доходность этого производства простотой технологического цикла..

Черные краски белого металла, или азы об АЗах
Чистый алюминий получают методом электролиза. Электроды вводят в ванны с фторглиноземной шихтой. В процессе электролиза идет интенсивное выделение газов — фторида водорода, диоксида серы и углекислого газа. При взаимодействии с парами воды фторид водорода образует плавиковую кислоту, а ее попадание в организм человека вызывает гнойные бронхиты, воспаление легких, флюороз (тяжелое поражение зубной эмали). Плавиковая кислота настолько едка, что ее используют для вытравливания на стекле матовых узоров. Диоксид серы легко преобразуется в серную кислоту и поражает слизистые оболочки. А избыток углекислого газа вызывает повышение кровяного давления, головокружение.

В послевоенные годы алюминиевые заводы (АЗы) выросли на окраинах советской империи — в Братске, Каменске-Уральском, Краснотурьинске, Красноярске, Новокузнецке, Шелехове, Надвоицах, в Таджикистане… Многие такие заводы стали градообразующими предприятиями, а их работники — заложниками металлургических гигантов.

За последние десятилетия в разных районах бывшего СССР учеными и специалистами были проведены многочисленные исследования и собраны данные о влиянии деятельности этих заводов на природу и здоровье людей.

АЗы и воздух
В течение нескольких десятилетий сотрудники Главной геофизической обсерватории им. А.И. Воейкова (ГГО), которая является головным научно-методическим центром Государственной службы наблюдений за загрязнением атмосферного воздуха, изучали, что же происходит с воздухом в районе алюминиевых заводов. Вот что пишет замдиректора ГГО по научной работе, заслуженный метеоролог РФ, член Координационного совета по проблемам охраны окружающей среды при Правительстве Санкт-Петербурга Сергей Чичерин: «Повсюду в окрестностях алюминиевых предприятий максимальные концентрации фторида водорода составляли 5-10 и более ПДК. При этом отмечено, что факел алюминиевых заводов переносит загрязненный воздух на значительные расстояния. Например, в Братске на расстоянии 50 км от завода были зафиксированы столь же высокие концентрации водорода, что и вблизи него, Вокруг алюминиевых заводов отмечены самые высокие концентрации сильнейшего канцерогена бенз(а)пирена… По данным Автоматизированной государственной измерительной системы «АГИС-здоровье» в Братске, Красноярске, Новокузнецке, Шелехове отмечается повышенное число случаев злокачественных новообразований». Заключение ученых гласит: «Производство алюминия сопровождается значительным ухудшением качества атмосферного воздуха, которое в свою очередь приводит к повышению заболеваемости населения… Это является достаточным основанием для принятия решений о недопустимости строительства предприятий по производству алюминия во Всеволожском районе… Аналогичные выводы можно сделать и относительно возможного строительства алюминиевого завода на юго-западе Ленобласти. При таком размещении завода преобладающие в нашей климатической зоне юго-западные ветра обязательно доставят в подарок петербуржцам букет ароматов из факела алюминиевого завода…»

АЗы и здоровье рабочих
Таджикский НИИ Эпидемиологии и Гигиены провел обследование работников Талжикского АЗ на их рабочих местах. При изучении особенностей обменных процессов обнаружено общее снижение белка во время работы в среднем на 13%, жиров — на 25%, сахара — на 12,6%. Среди заболеваний рабочих завода преобладают патологии органов дыхания, кожи и подкожной клетчатки, поражение органов пищеварения. Свыше 80% обследованных работниц имеют от 1 до 5 гинекологических заболеваний. По словам главного санитарного врача Узунского района Карши Суланова, жители района осознают опасность, которая угрожает их здоровью. Ежегодно около 50 семей покидает пос. Сурхандарья, возле которого расположился завод.

«Главным символом сегодняшнего герба Сурхандарьинской области могла бы стать беззубая корова», — пишет «Независимая газета». Мясо и молоко заболевших животных нельзя употреблять в пищу. В загрязненных местах заниматься сельским хозяйством становится невозможно. Зона в 5-6 километров вокруг предприятия-отравителя становится непригодной для проживания.

АЗы и материнство
В России, как правило, алюминиевые заводы строили в отдалении от мест массового проживания людей. Ближе всех к жилью расположился завод в Карелии, рядом с поселком Надвоицы Сегежского района. Данные об ущербе, который завод нанес здоровью жителей поселка, приводят в ужас даже видавших виды экспертов. В 1991 году «Медицинским научным центром профилактики и охраны здоровья рабочих предприятий» (г. Екатеринбург) было проведено исследование жительниц пос. Надвоицы. Заключение медиков таково: у женщин поселка число самопроизвольных выкидышей в 2,8 раза, мёртворождений — в 3,8, врождённых уродств — в 16,8, нефропатии — в 2,8, анемии беременных — в 2, и гипоксии плода — в 9 раз выше, чем в небольшом карельском городе Кемь, выбранным в качестве контрольного.

АЗы и канцерогены
В 1991 году производственно-геологическое объединение «Аэрогеология» установило, что в результате деятельности Надвоицкого АЗ окружающую среду отравляют не только фтористые соединения. Самым опасным экологическим фактором являются выбросы бенз(а)пирена, образующегося в процессе электролиза. Бенз(а)пирен входит в группу полициклических ароматических углеводородов и является канцерогеном, провоцирующим заболевания раком. Предельно-допустимая концентрация (ПДК) по данному веществу непосредственно в жилой зоне п. Надвоицы превышена в 77 раз, в снеге вокруг завода в 33 раза, в некоторых точках превышения ПДК по бенз(а)пирену достигают 240 раз.

В 1997 г. специалисты НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени А.Н.Сысина РАМН и Канцерогенного комитета Минздрава РФ провели предварительные исследования опасности возникновения раковых заболеваний в Надвоицах. Учёные оценили риск возникновения в поселке как чрезвычайно высокий.

Право на жизнь без АЗов
Данные, полученные в зонах экологического неблагополучия вокруг алюминиевых заводов свидетельствуют: в результате деятельности подобных предприятий подвергается риску здоровье людей, прежде всего жителей близлежащих городов и поселков. Работа заводов нарушает право каждого жителя таких поселений на здоровую окружающую среду, гарантированное ему 42 статьёй Конституции РФ, а также Законы РСФСР «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (от 19.04.1991 г.). «Об охране здоровья граждан» (от 18.07.1993 г.). «Об охране атмосферного воздуха» (от 14.07.1982 г.). «Об охране окружающей природной среды» (от 19.12.1991 г.).

Когда наши права нарушаются, часто есть один путь — в суд. Опытом судебного иска о признании факта морального ущерба поделился в электронной сети экологов Северо-Запада Андрей Козлович, президент Карельского благотворительного фонда молодёжи и детства «Аристон».

Случай Надвоиц
Надвоицкий Алюминиевый завод (НАЗ) выпускает 50 тыс. тонн алюминия в год. Напомню, что последний («скромный»!) проект Всеволожского завода прокатных изделий — это 80 тыс. тонн в год. НАЗ уже полвека дымит своим факелом над карельским поселком.

Фонд «Аристон» изучает ситуацию в пос. Надвоицы уже около десяти лет. Благодаря его усилиям доказана причинно-следственная связь между деятельностью Надвоицкого алюминиевого завода и неблагоприятной окружающей средой в поселке. Окончательно это было подтверждено постановлением прокуратуры Республики Карелия от 15 августа 1996 г. на основе материалов уголовного дела № 15-1-94-1100, возбуждённого Сегежским федеральным судом по иску Фонда «Аристон» в интересах многодетной семьи Кузиных, проживающей в пос. Надвоицы. В этом постановлении суд даже приизнал состав преступления, происшедшего в Надвоицах, результатом экологически опасной деятельности НАЗа.

Действенным инструментом защиты Андрей Козлович считает правовые возможности ст. 89 Закона Российской Федерации «Об охране окружающей природной среды». Она позволяет любому гражданину подать в суд на предприятие-виновника экологически вредного воздействия и потребовать от него возмещения ущерба, нанесённого его здоровью. «Применяя этот закон на практике, — утверждает Андрей, — можно полностью переломить сложившуюся ситуацию, о чём свидетельствует опыт юстиций западных стран, где в 60-е годы ХХ века прошла мощная волна судебных процессов по экологическим искам. И практически все эти процессы были выиграны истцами… Система судебной практики по экологическим искам основательно оздоровила и продолжает оздоровлять экологическую обстановку. Обращение в суды с экологическими исками стало там нормой и приобрело массовый характер».

Ст. 151 Гражданского кодекса РФ («Компенсация морального вреда») гласит: «Если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда».

В Сегежском федеральном суде рассматривался иск Фонда «Аристон» к ОАО «НАЗ» в интересах Максима Иванова, 1980 года рождения, проживающего в пос. Надвоицы. У него, как и у очень многих жителей Надвоиц, был диагностирован флюороз зубов. Сумма возмещения морального ущерба по иску составила 10 тысяч рублей. Судья по этому делу, Любовь Леонова, заявила, что Максима Иванова никто не заставляет жить в Надвоицах, и «если ему не нравится окружающая среда в этом посёлке, то никто не мешает ему уехать». В результате суд отказал истцам в рассмотрении иска. Далее (письмо А.Козловича датировано 7.07.2001г.) Фонд «Аристон» намеревался обратиться в вышестоящие судебные инстанции и продолжить борьбу.

Не исключено, что лет через десять после реализации затеи «алюминщиков» в Ленобласти подобными исками будут завалены суды Всеволожска и граничащих с ним районов Санкт-Петербурга.

Первый «проект» — первый скандал
21 февраля 2001 года компания Astromex зарегистрировала в Москве ОАО «Всеволожский алюминиевый завод». По проекту завод планировал выпускать 147 тыс. тонн первичного алюминия в год. Тревогу забила местная газета «Всеволожский проспект». Уже 17 марта Комитет общественного самоуправления (КОС) этого микрорайона провел встречу с руководством администрации района. Объяснения администрации жителей не удовлетворили, и на основе КОСа была создана инициативная группа, в которую также вошли жители микрорайона Котово Поле, поселков Бернгардовка и Мельничный Ручей. Тем временем администрация ОАО «ВсАЗ» приступила к найму сотрудников для будущего алюминиевого производства.В ответ на это спутя два дня в микрорайоне «Южный» создается Комитет противодействия строительству ВсАЗа.

24 апреля 2001 г. Законодательное собрание Ленобласти приняло Постановление об обращении к Президенту, Правительству, Госдуме и Совету Федерации, в котором выразили озабоченность создающейся угрозой экологической безопасности для населения города и области в связи со строительством алюминиевого завода во Всеволожском районе.

2 мая по призыву Комитета общественного противодействия на собрание в зале «Общественного центра» Южного микрорайона пришло более 500 человек, сюжет был показан в вечернем выпуске городских новостей «Информ-ТВ». Так о скандале во Всеволожске узнали петербуржцы. Уже на следующий день вице-губернатор области Григорий Двас на экстренной пресс-конференции заявил, что во Всеволожском районе алюминиевый завод строиться не будет.

17 мая состоялся визит руководства КОСа микрорайона «Южный» в цеха ОАО «ВсАЗ». 21 мая вице-губернатор Григорий Двас, наконец, признал, что в правительство области поступила декларация намерений от ОАО «ВсАЗ». Члены Межведомственной комиссии (МВК) должны были рассмотреть ее в течение месяца.
После первого митинга у Дома правительства Ленобласти чаша весов склонилась в сторону противников алюминиевой затеи. В начале лета областное правительство отказало ВсАЗу в разрешении на подготовку «Обоснования инвестиций» (проще говоря, «прокатило» проект). Однако промышленники на этом не успокоились, так же как и жители Всеволожска.

Лето прошло для них в обычных садово-огородных хлопотах и тревожном ожидании. И тут грянул гром: оказалось, что алюминиевый заводик уже заработал. Вот как всеволожцы описали ситуацию в «Открытом письме», обнародованном в декабре 2001 года:

«Летом 2001 года на территории завода «Русский дизель» начал работу алюминиевый завод, без огласки, без торжественного открытия. Несмотря на заверения властей, завод работает, а во всеволожскую больницу стали обращаться люди, больные бронхиальной астмой и аллергией с жалобами на приступы болезней и плохое самочувствие. Мы постарались узнать, что на самом деле происходит на заводе, но это оказалось почти невозможным — территория усиленно охраняется. Своими силами установили наблюдение за выездом с завода и узнали, что в 12 часов ночи приезжают автобусы с людьми, а покидают территорию завода около 8 часов утра. Проследив за маршрутом, выяснили, что автобусы доезжают до самого дальнего от Всеволожска района Санкт-Петербурга. У людей, ездивших в автобусах, удалось узнать, что первая плавка начинается в половину первого ночи и заканчивается в 7 утра. Вот такая картина получилась: все люди из дальних районов Санкт-Петербурга, поэтому никто толком и не знает, что завод живет и здравствует, а жители города Всеволожска травятся выбросами в атмосферу».

Чтобы успокоить общественность, председатель совета директоров АО «Русский дизель» Юрий Пахомовский в начале осени дал интервью газете «Новый Петербург» на целый разворот. В нем он заявил: «Отвечу сразу — алюминиевого завода во Всеволожском районе не будет! 3 сентября 2001 года решением совета директоров Всеволожский алюминиевый завод ликвидирован». Далее в интервью г-н Пахомовский говорил спасибо всем, «кто помог нам в принятии правильного решения о ликвидации алюминиевого завода — прежде всего жителям Всеволожска». Вторая часть интервью была посвящена вопросам о счастье и о том, как его понимает г-н Пахомовский.

«Корр.: И что же необходимо сделать для того, чтобы сделать людей счастливыми?
Пахомовский: Прежде всего, необходимо перестать врать.»

В конце статьи правдоборец от «Русского дизеля» все же заявил о регистрации нового предприятия — «Всеволожского завода прокатных изделий», утверждая, что «это экологически безопасное производство будет заниматься переработкой алюминия и выплавкой исключительно для собственных нужд в небольших объемах собственного алюминия».

«Незначительность» этих объемов явно преуменьшена. Правда о планах промышленников содержится в официальном ответе вице-губернатора Ленобласти Григория Дваса: «Декларация о намерениях размещения предприятия поступила в Правительство Ленинградской области 5 декабря 2001 г. Как следует из представленной Декларации о намерениях, предприятие планирует заняться получением первичного алюминия и прокатом изделий из алюминия и сплавов в объеме 80 тыс.тонн, в том числе первая очередь — 16 тыс. тонн. Алюминий будет производиться из импортного сырья. Строительство предполагается вести в 3 очереди (I — 2002 г., II — 2003 г., III- 2004 г.)…»

В обстановке фактической поддержки областным правительство «алюминиевой» затеи, жителям Всеволожска ничего не осталось делать, как сплачивать ряды.

От Комитета противодействия к Межрегиональному движению
В начале октября во Всеволожске было создано Межрегиональное общественное движение «Экологическая безопасность». Его председателем стал предприниматель Валентин Ковалевский. Правой рукой Ковалевского стала главный редактор районной газеты «Невская заря» Ирина Гуреева-Дорошенко, женщина редкого мужества. 31 октября МОД «Экологическая безопасность» провела акцию протеста у здания Правительства Ленобласти. Людей в противогазах с плакатами в руках: «Пахомовского дачу — поближе к заводу, для чая в придачу — кислотную воду!», «Всеволожский алюминиевый завод — это уроды, мутанты и выкидыши» показали все городские телеканалы. После митинга вице-губернатор Григорий Двас дал брифинг журналистам. На конкретный вопрос: «Допустите ли вы завод по первичному производству алюминия?», он выразил свою позицию: «Если они уменьшат объем производства первичного алюминия и этот документ пройдет необходимые согласования, то мы не видим оснований для того, чтобы запрещать».

МОД «Экологическая безопасность» подключило к обсуждению проблемы известные экологические организации Петербурга. Их руководители выступили с совместным обращением к СМИ. Документ подписали Валентин Ковалевский (от МОД), Юрий Шевчук (председатель СПб ОО «Зеленый Крест»), Игорь Бабанин (координатор кампаний отделения Гринпис России по Санкт-Петербургу и Ленобласти), Владимир Гущин (председатель Ленинградского отделения Всероссийского общества охраны природы (ЛО ВООП)), Александр Карпов (программа ЭКОМ («Экологическая оценка и менеджмент») Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. После памятной кампании 2000 года по сбору подписей за проведение референдума против ввоза в Россию ОЯТ и в защиту ликвидированной Госкомэкологии, это было первым совместным выступлением экологических организаций Петербурга.

Заявление было распространено 16 октября на пресс-конференции в Доме журналиста по результатам экспертизы тома «Оценки воздействия на окружающую среду обоснования инвестиций Всеволожского АЗа», проведенной по заказу МОД «Экологическая Безопасность».

На пресс-конференции специалисты высказались однозначно: проектируемое производство создает угрозу жизни людей. Главный технолог НИИ «Проектгазоочистка» Нэлла Коробочка сказала, что представленное техническое решение (проектировщик — Всероссийский Алюминиево-Магниевый завод) не соответствует современному уровню проектирования подобных производств и не способно обеспечить улавливание вредных выбросов. При ветре ядовитые вещества переносятся на десятки километров, так что их облако накроет весь Петербург, и прежде всего Невский, Калининский и Красногвардейский районы. Эксперты НИИ гигиены, профпатологии и экологии человека сделали вывод, что завод нанесет существенный вред здоровью людей, так как «не решен вопрос обеспыливания и охраны окружающей среды при транспортировке, перегрузке глинозема с транспортных средств в цеха, хранилища, а также при транспортировке и хранении отходов на территории завода не проработан вопрос контроля над содержанием пыли, фтористого водорода, фторидов в газовоздушных выбросах основных цехов завода».

Выводы экспертов ВООП также не допускали двойного толкования: «…размещение в густонаселенной пригородной зоне грязного производства, способного нанести серьезный ущерб здоровью граждан и вызвать серьезные повреждения биогеоценозов — аморально и недопустимо».

Председатель ЛО ВООП Владимир Гущин предупредил — во Всеволожске будет применена схема «криминального строительства». Приведу эти рассуждения, оформив их для наглядности в виде таблицы.

На заседании присутствовали и проектировщики из ВАМИ. Они утверждали, что критикуемый экспертами проект давно похоронен, но реальность разработки нового проекта, «Всеволожского завода прокатных изделий», ими также не отрицалась.

Чтобы пресечь в корне все «алюминиевые» затеи, МОД «Экологическая безопасность» задумало провести общественные слушания и местный референдум. Помощь в этом оказала программа «ЭКОМ», специально занимающаяся вопросами обеспечения общественного участия. В ноябре в газете «Невская заря» было опубликовано обращение к гражданам, с призывом принять участие в общественных слушаниях. Уже с середины ноября волонтеры и сотрудники «Гринпис», «ЭКОМ» и активисты МОД знакомили всеволожцев с материалами о проекте завода в районных библиотеках. Слушания прошли в начале декабря, и в очередной раз внятно прозвучало «Нет заводу!»

Следующим шагом стал местный референдум. Он был приурочен к 16 декабря, дню выборов в областное Законодательное Собрание.

Референдум и выборы: «алюминщики» не прошли
Осенью 2001 г. в борьбе за места в областном парламенте стала разыгрываться «экологическая карта». К этому времени всеобщее внимание петербуржцев благодаря согласованным действиям жителей было приковано к двум «жарким» темам: противозаконному строительству Транспортного обхода вокруг Санкт-Петербурга (т.н. кольцевой автодороге, КАД) и строительству алюминиевых заводов. Особую активность проявили политики регионального отделения «Союза Правых Сил» (СПС). Они выдвинули своих кандидатов по нескольким округам в Гатчине и во Всеволожске. СПС провел Круглый стол по вопросам экологической безопасности, где инициировал создание Независимого экспертного совета по проблемам размещения промышленных производств и реализации крупных проектов на границе между городом и областью.

В задачу совета должна была входить помощь населению в проведении независимой экологической экспертизы. Затея совета изначально звучала как декларативная. Примечательно то, что это публичное заявление было первой акцией со стороны политической партии в поддержку конкретных жителей, протестующих против конкретных крупных строительных проектов. Список членов нового независимого экспертного совета был открыт, а «СПС» отвел себе в этой затее роль инициатора и координатора. Но после того как СПС проиграл выборы, надобность в совете отпала, а затея на поверку оказалась всего лишь популистским трюком партии на марше.

Выборы во Всеволожске проходили очень драматично. Накануне выборов по инициативе МОД «Экологическая безопасность» за круглый стол сели представители Всеволожских отделений самых различных партий. На повестке дня стоял один вопрос: строительство Всеволожского алюминиевого завода и необходимость проведения референдума 16 декабря. Участники круглого стола выступили с обращением к жителям Всеволожского района, призывая их принять участие в референдуме. На радио в эти дни транслировались «веселые» слоганы, придуманные активистами МОД: «Дорогой жизни к референдуму, дорогой смерти — на алюминиевое кладбище».

Дружными рядами двинулись на выборы и «алюминщики» — во всех пяти округах. Броский девиз «Поднимем промышленность Всеволожска!» и дорогая предвыборная компания должного успеха не возымели. «Алюминщики» проиграли в пух и прах, заняв 8-9 места в хвосте списков по всем пяти округам.
Победили кандидаты, активно выступавшие против алюминиевых планов. Но радость победы была омрачена. Референдум сначала чуть было не был отменен, а потом был признан не состоявшимся. По данным Леноблизбиркома, к урнам пришло всего 33,09% избирателей вместо потребных по закону 50%. Из числа пришедших, на вопрос референдума «Согласны ли Вы, что производство алюминия во Всеволожском районе создаст угрозу Вашей жизни» 84,72% ответили «да».

Само проведение референдума было под угрозой до последнего дня. 12 ноября «Всеволожский алюминиевый завод» подал иск в Арбитражный суд Ленинградской области с требованием отменить референдум, как мешающий его свободной предпринимательской деятельности. Обращение «покойника» в суд (предприятие ликвидировано 3 сентября!), как ни странно, было удовлетворено судьей Никитушиной. 10 декабря она вынесла определение о запрете проведения референдума. В ответ на это 11 декабря МОД «Экологическая безопасность» подало жалобу в прокуратуру, а 12 числа провело часовой митинг. Уже 13 декабря судья приняла определение об отмене своего решения. (По закону, вопрос о местном референдуме относится к вопросам местного самоуправления и должен решаться в суде общей юрисдикции, а никак не в арбитражном).

Не добившись отмены проведения референдума в судебном порядке, его противники применили коварный трюк. За неделю, 9 декабря, ими был срежиссирован не имеющий законных резонов «досрочный общественный референдум». «Алюминщики» заполонили улицы пикетами с урнами: жителям предлагалось согласиться с тем, что «вместо завода по производству первичного алюминия будет работать безопасный для окружающей среды завод готовых прокатных изделий». На улицах доходило до драк, ОМОН утихомиривал толпу, милиционеры разгоняли пикеты и составляли протоколы. На следующий день весь город был завален газетами и листками, в которых утверждалось, что референдум состоялся, и что 84% населения согласны с предложенным утверждением. В МОД «Экологическая безопасность» уверены, что именно эта дезинформация заставила 10-12% избирателей остаться в день выборов дома.

Несмотря на все трудности, итоги выборов убедительно свидетельствовали: в год Стальной лошади въехать во Всеволожск на алюминиевом коне будет не просто.

В областном парламенте и вокруг него
В областном парламенте тем временем был сформирован новый состав комиссии по экологической безопасности. Ее возглавил директор лесопромышленной компании «Тимберленд» Дамир Шадаев.

Ранее г-н Шадаев на ниве природоохраны замечен не был. Более того, самые радикальные из «зеленых» утверждают, что именно он погубил весь Вепсский лес и обезлесил окрестности Выборга. Тем не менее, МОД «Экологическая безопасность» начала работать с комиссией Шадаева. Весной начал готовится беспрецедентный документ — соглашение о сотрудничестве между комиссией и МОД, по которому общественное движение получало право участвовать в заседаниях комиссии и выступать в законодательной инициативой. Признанием авторитета МОД явилось обращение к нему со стороны комиссии с просьбой разработать законопроект «О порядке размещения производств 1-го и 2-го класса опасности на территории Ленинградской области».

В актуальности подобного законопроекта депутатов ярко убеждали не только письма и обращения граждан и общественных организаций, но пикеты и митинги у Дома правительства, которые проходили аккурат в те дни и часы, когда правительство обсуждало животрепещущие для всеволожцев вопросы. Последний митинг состоялся 27 марта, в часы заседания Межведомственной комиссии по размещению производительных сил Ленинградской области. В нем приняли участие жители не только Всеволожска, но и Красногвардейского района Петербурга, узнавшие о происходящем у соседей из публикаций в районной газете «Новая Охта».

В повестке дня заседания стоял один вопрос — «О перепрофилировании производственных корпусов… ОАО «Русский Дизель» под производство прокатных изделий из алюминия в промзоне «Кирпичный завод» Всеволожского района. Комиссия заслушала сообщения гендиректора ООО «Всеволожский завод прокатных изделий» Виктора Яковлева и главного инженера металлургического комплекса АО «Всероссийский алюминиево-магниевых институт» (ВАМИ) Юрия Матвеева. Убедилась в «отсутствии в составе требуемых при подготовке деклараций материалов данных, необходимых для Оценки воздействия объекта на окружающую среду». И приняла решение обязать проектировщиков при «обосновании инвестиций» включить туда раздел ОВОС, а также организовать общественные слушания по материалам Обоснования инвестиций и пр. Фактически это решение являлось разрешением на подготовку Обоснования инвестиций. МОД «Экологическая безопасность» считает, что при принятии решения был нарушен закон. А именно пункт 4 «Положения о МВК», утвержденного постановлением губернатора Ленобласти от 26 мая 1997 г. за № 257пг, согласно которому подобное решение НЕ может быть принято простым большинством голосов. Для его легитимности требуется обязательное положительное заключение представителей архитектурно-градостроительного, экологического и санитарно-эпидемиологического органов. На момент принятия решения Центр Госсанэпиднадзора, Департамент природных ресурсов по Северо-Западному региону, Комитет по строительству и Комитет по экономике данный проект НЕ согласовали.

Сама необходимость для граждан оспаривать решение МВК по столь формальным основаниям, как нарушение собственного Положения — абсурдна. Немалые средства «алюминиевых» инвесторов, творческие силы проектировщиков из ВАМИ и деньги налогоплательщиков, оплачивающих труд сотен людей, занятых рассмотрением и экспертизой «алюминиевых» проектов во Всеволожске, могли бы быть сэкономлены. Инициаторам этой затеи достаточно было бы ознакомиться с действующим законодательством (ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» 1999 г., СанПиНы 2.1.6.1032-01 и 2.2.1/2.1.1.1031-01, ФЗ «Об охране окружающей среды» 2002 г.), согласно которым размещение предприятий 1-го класса опасности, к которым относится производство алюминия из глинозема методом электролиза, в предлагаемом месте недопустимо. Ни при каких объемах производства.

Митинги у заводских ворот не прекращаются. 16 апреля 2002 года МОД провело митинг у проходной завода с выдачей «Талонов на лечение флюороза в поликлинике завода прокатных изделий» и показом эксклюзивных мод весенне-летнего сезона для жителей Всеволожского и Красногвардейского районов. Им могут скоро понадобятся шапочки от выпадения волос, зонтики от кислотных дождей и респираторы для очистки ядовитого воздуха.

Дело к МВК будет рассматриваться в Смольнинском Федеральном суде, по месту нахождения ответчика — Правительства Ленинградской области.

Опыт организованного сопротивления МОД «Экологическая безопасность» может быть полезен не только жителям Всеволожска. Каждый день в офис движения идут люди и предлагают свою поддержку. Настоящую помощь оказывают экологические организации города, особенно Общество естествоиспытателей. Александр Карпов, глава программы «ЭКОМ», считает: «Ситуация во Всеволожске безобразная, но не безнадежная. В первую очередь потому, что противостоят безобразию грамотные люди, которые защищают собственные интересы, обладают ресурсами, обладают знаниями и умеют учиться, умеют объединяться и организовывать процесс».

Я спросила Ирину Гурееву-Дорошенко: «Является ли главной задачей МОД борьба с заводом, и есть ли у движения планы после окончания алюминиевой истории?» Она ответила: «Есть много и других проблем. В этом году мы заявили в муниципальном собрании представителей Всеволожского района три программы. Нас многое беспокоит, не только алюминиевый завод, но и состояние наших усадебных старинных парков, родниковых Ждановских озер. У нас есть программа приведения в порядок старинных усадеб и парков… Может быть, нам в жизни повезло, потому что вокруг борьбы против завода сплотилась наша община. Наша солидарность — это пример здоровой муниципальной общины, зарождающегося гражданского сообщества».

Движению действительно удалось наладить диалог с местной властью, с согражданами, с прессой, с дружественными общественными организациями и начать активное взаимодействие с областным парламентом. Все это внушает надежду, что «факел алюминиевого счастья» над нашими головами не задымит.

ИЗ ДОСЬЕ ЖУРНАЛА «ЭКОЛОГИЯ И ПРАВО»
По заключению Департамента природных ресурсов Северо-Западного региона, на территории Всеволожского района расположены 32 ценных природных объекта, занимающих 23% площади всего района. 21 лесопарк и 3 городские лесопарковые зоны «находятся в непосредственной близости от предполагаемого особо опасного производства». В пяти километрах от него же расположены 22 тыс. дачных участков Союза садоводческих товариществ «Дунай», обеспечивающие урожаем около 100 тыс. человек. В километровую санитарно-защитную зону попадает 105 семей, расселение которых должно обойтись в сумму не менее 1,7 млн. долл. (Механизм компенсационных выплат за ухудшение состояния окружающей среды остальным жителям Всеволожска, членам садоводческих товариществ, а также петербуржцам — в России не предусмотрен.) В зону поражения попадает также Красногвардейский район Санкт-Петербурга с населением в 330 тыс. человек.

Юлия Жукова