Дело Пасько в Верховном суде

c7ad6a3319667dd954e21a2145b2100a.jpeg

25 июня 2002 года исполнится ровно полгода с того дня, когда Григорию Пасько надели наручники в зале Тихоокеанского флотского военного суда во Владивостоке, а затем поместили в одиночную камеру Владивостокского СИЗО.


Сам Пасько не будет присутствовать на заседании в Верховном суде. Судьей-докладчиком назначен генерал-лейтенант юстиции Юрий Пархомчук. Именно он в феврале 2002 года отклонил ходатайство защиты об изменении меры пресечения для Пасько, и Григорий остался за решеткой.


Несбывшаяся мечта

В то время как защита требует вынесения полного оправдательного приговора, обвинение настаивает на более суровом наказании, нежели 4 года заключения, что на 8 лет меньше минимального срока предусмотренного Уголовным Кодексом за государственную измену.


Возможно несколько вариантов исхода дела в Верховном суде. Если Верховный суд согласится с защитой по поводу отсутствия фактической и правовой основы дела, и что оно было сфабриковано на основе незаконно собранных “доказательств”, он может объявить, что в действиях Пасько нет состава преступления, закрыть дело и освободить Григория.


Суд может, однако, с большей вероятностью отменить решение Тихоокеанского флотского суда и вернуть дело на третье по счету судебное рассмотрение, оставив Пасько в заключении. Такое решение похоже на фарс, но оно будет в рамках действующих российских законов.


С другой стороны, в случае признания решения Тихоокеанского флотского суда законным, Пасько будет перемещен в исправительную колонию на Дальнем Востоке, где он, вероятно, проведет остаток срока, работая на лесоповале. Если приговор не будет изменен, то Григорий Пасько будет освобожден 25 апреля 2004 года.


Для завершения описания ситуации необходимо упомянуть, что в случае решения в пользу Пасько обвинение еще имеет возможность подать протест в Президиум Верховного суда. В свою очередь Пасько таким правом не обладает при неблагоприятном для него решении. Таким образом, даже после четырех лет с момента ратификации Россией Европейской Конвенции по правам человека принцип равенства сторон остается несбывшейся мечтой.


Один раз оправдан, два раза приговорен

Григорий Пасько работал журналистом в газете “Боевая Вахта” Тихоокеанского флота. Многие его статьи касались вопросов радиационной безопасности на Тихоокеанском флоте. ФСБ арестовала его 20 ноября 1997 года и обвинила в государственной измене: он якобы передавал закрытую информацию японским журналистам.


20 июля 1999 года Тихоокеанский флотский военный суд снял с Пасько обвинения в шпионаже, но приговорил его к трем годам лишения свободы за злоупотребление служебным положением, в чем он никогда не обвинялся, и был освобожден по амнистии. В ноябре 2000 года Военная коллегия Верховного суда РФ отменила приговор и вернула дело для рассмотрения в том же суде, но в ином судейском составе.


Новый суд начался 11 июля и закончился 25 декабря 2001 года обвинительным приговором за измену родине и наказанием в виде лишения свободы на 4 года.


Шпиономания

Приговор вызвал возмущение в России и за рубежом. Международная Хельсинкская Федерация занялась изучением дела, а “Международная Амнистия” объявила Пасько узником совести и охарактеризовала приговор как “мотивированный политическим противодействием за освещение практики обращения с ядерными отходами”.


В феврале 2002 года Европейский принял резолюцию, где выразил озабоченность приговором суда. В конце апреля 2002 года Парламентская ассамблея Совета Европы назначила Рудольфа Биндинга докладчиком по делу.


Приговор создал значительный общественный резонанс в России. Часть крупных государственных чиновников, включая спикера Совета Федераций Сергея Миронова, выступили с критикой решения суда.


С другой стороны, президент Владимир Путин заявил, что даже адвокаты Пасько не оспаривают факт передачи Пасько секретных сведений японским журналистам. Президент, как часто бывает, оказался дезинформированным. В приговоре Пасько в передаче сведений как раз не обвиняется.


С Пасько были сняты 97% обвинений, и приговорен он был за обладание якобы секретными сведениями и за “намерение” передать эти сведения японским СМИ. Защита Григория Пасько, состоящая из адвокатов Ивана Павлова, Генри Резника, Анатолия Пышкина, а также общественного защитника Александра Ткаченко, аргументировано опровергает эти предположения.

Йон Гаусло