О нарушениях закона при проведении следственных действий

13/07-2001

ЗАЯВЛЕНИЕ
О нарушениях закона при проведении следственных действий

В ТИХООКЕАНСКИЙ ФЛОТСКИЙ ВОЕННЫЙ СУД
г. Владивосток

ЗАЩИТНИКОВ ПАСЬКО Г.М.

ЗАЯВЛЕНИЕ
О нарушениях закона при проведении следственных действий

Согласно материалам уголовного дела (л.д.15-19 т.5), 20 ноября 1997 года сотрудниками УФСБ по Тихоокеанскому флоту и по Приморскому краю был произведен обыск в квартире ПАСЬКО Г.М. Как следует из протокола осмотра предметов и документов, изъятое при обыске было осмотрено на следующий день старшим оперуполномоченным 1-го отдела УФСБ по ТОФ капитаном 2 ранга ДОРОВСКИХ В.В. с участием понятых ОНОПРИЕНКО и ШАБЛЕНКО (л.д.21-46 т.5).

Во время проведения указанного следственного действия ДОРОВСКИХ В.В. были допущены грубейшие закона, выразившиеся в фальсификации доказательств по уголовному делу.

Так, на 4 и 5 листах протокола осмотра подписи от имени понятых выполнены другими лицами, то есть, являются поддельными, что подтвердили эксперты, проводившие почерковедческую экспертизу 15 июня 1999 года в первом судебном заседании.

При экспертном исследовании 18 июня 1999 года протокола осмотра также было установлено, что в его текст вносились не оговоренные участниками осмотра дописки (заключения экспертов на л.д.л.д.163-166 и 168-174 т.20).

Военный суд Тихоокеанского флота частным определением от 20 июля 1997 года обратил внимание начальника УФСБ по Тихоокеанскому флоту и военного прокурора Тихоокеанского флота на факты фальсификации материалов уголовного дела. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке 21 ноября 2000 года признало частное определение законным и обоснованным, и оно вступило в законную силу. В связи с этим указанные в нем факты следует считать бесспорно установленными.

Поскольку приведенные в протоколе осмотра от 21 ноября 1997 года доказательства получены с нарушением закона, то в соответствии с ч.2 ст.50 Конституции Российской Федерации и ч.3 ст.69 УПК РСФСР они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Кроме того, как видно из протокола обыска от 20 ноября 1997 года, в квартире у ПАСЬКО Г.М. были изъяты различные документы, книги, блокноты и записи (всего 117 предметов) на 1762 листах. Однако при осмотре 21 ноября 1997 года изъятых в квартире предметов и документов, ДОРОВСКИХ В.В. указал в протоколе, что осмотрено 319 предметов на 2027 листах. То есть, в протокол осмотра им внесено больше на 202 документа на 265 листах, чем фактически изъято во время обыска.

При этом из анализа протокола обыска в квартире от 20 ноября 1997 года и протокола осмотра изъятых документов видно, что при проведении обыска у ПАСЬКО Г.М. не изымался ни один из 10 документов, в передаче которых японским гражданам он обвиняется. Между тем все эти 10 документов фигурируют в протоколе осмотра от 21 ноября 1997 года как якобы изъятые во время обыска в квартире ПАСЬКО Г.М. 20 ноября 1997 года.

В связи с этим полагаем, что судом будут приняты все предусмотренные законом меры к установлению обстоятельств появления в материалах уголовного дела документов, в том числе и признанных секретными, которые у ПАСЬКО Г.М. не изымались, однако вменены ему в вину как якобы собранные им с целью передачи и переданные японским журналистам.

13 июля 2001 года

АДВОКАТЫ
И.Ю.ПАВЛОВ
А.Ф.ПЫШКИН

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАЩИТНИК
А.П.ТКАЧЕНКО

Bellona

info@bellona.no