О незаконности создания следственной группы

12/07-2001

ЗАЯВЛЕНИЕ
О незаконности создания следственной группы

В Тихоокеанский флотский военный суд

адвокатов Коровиной О.В.
Павлова И.Ю.
Пышкина А.Ф.
в защиту подсудимого
Пасько Г.М.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ
о незаконности создания следственной группы

24 ноября 1997 года старшим помощником Военного прокурора ТОФ Осипенко вынесено постановление о поручении расследования группе следователей (том 1 л.д. 106-107). Как видно из текста постановления, при его вынесении прокурор руководствовался положениями ст. 211 УПК РСФСР, предусматривающей полномочия прокурора по надзору за органами, осуществляющими предварительное расследование.

Однако, никакие положения ст. 211 УПК РСФСР не предусматривают полномочия прокурора по формированию следственных групп. Напротив, в соответствии с ч. 2 ст. 127-1 УПК РСФСР правомочие поручать расследование нескольким следователям находится в компетенции начальника следственного отдела. Именно положениями ст. 127-1 УПК РСФСР руководствовался начальник СО УФСБ по ТОФ Егоркин, когда своим постановлением 17.02.98 включил в состав следственной группы следователя Муравенко (том 1 л.д. 196).

Между тем, в материалах дела отсутствует соответствующее постановление начальника следственного отделения УФСБ по ТОФ о создании следственной группы из лиц, указанных в постановлении прокурора.

Таким образом, постановление о поручении расследования уголовного дела группе следователей вынесено лицом, не имеющим на то законных правомочий.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ № 8 от 31.10.95г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Результатом указанного нарушения должно стать исключение из числа доказательств протоколов тех следственных действий, которые произведены лицами, указанными в постановлении прокурора от 24.11.97 (том 1 л.д. 106-107).

12 июля 2001 года

Коровина О.В.
Павлов И.Ю.
Пышкин А.Ф.

Bellona

info@bellona.no