Дума может отобрать у ГАНа последние права

В скором времени ГосДуме предстоит рассмотреть законопроект по внесению дополнений в Закон «Об использовании атомной энергии». Поправка предусматривает передачу лицензирующих функций от «органов государственного регулирования» «органам государственного управления». Другими словами, в случае принятии поправки, право лицензирования гражданских атомных объектов будет отнято у Госатомнадзора (ГАН) и передано Министерству по атомной энергии (Минатому). Единственными союзниками ГАНа в этой борьбе остаются «зеленые».

Недолгая история ГАНа может скоро закончиться
Осознание необходимости учреждения независимого государственного контролирующего органа пришло после Чернобыльской катастрофы. Но реальные шаги в этом направлении были сделаны лишь после распада СССР. ГАН был основан в 1992 году в качестве федерального органа и напрямую подчинялся Президенту Российской Федерации. Контролирующие функции до 1992 года находились в руках Минатома и Министерства обороны, наиболее могущественных ведомств в бывшем Советском Союзе.

Но молодая структура была слишком слаба для борьбы с такими административными монстрами. В сентябре 1993 года ГАН был лишен права осуществления контроля на атомных объектах Министерства обороны. Это коснулось, в частности, атомных подводных лодок ВМФ. Противники ГАНа в инспекции по ядерной безопасности МО смогли убедить Президента, что вмешательство гражданских может привести к нежелательной прозрачности, что затруднит сохранность государственной тайны. Однако реальной причиной было желание военных чинов из инспекции по ядерной безопасности сохранить свои звезды на погонах. Разделение контролирующих обязанностей между двумя госструктурами могло привести к понижению статуса одной из них.

В реальности это привело к тому, что военные атомные объекты по-прежнему находятся вне правового поля. Закон «Об использовании атомной энергии» в редакции 1995 года регулирует только гражданский сектор. В законе отмечено, что эксплуатация военных атомных объектов находится в ведении других законов. До сегодняшнего дня «другие законы» еще не появились. Опять же необходимость обеспечения сохранности гостайны привела к тому, что с 1996 года годовые отчеты Госатомнадзора имеют штамп «только для служебного использования».

В 1995-1996 году каждое предприятие, работающее с радиоактивными источниками, кроме военных, было обязано получить лицензию на эксплуатацию от Госатомнадзора. Это привело к серьезным противоречиям и разногласиям между ГАНом и Минатомом.

В 1997 году ГАН приостановил лицензию ПО «Маяк» в Челябинской области. Однако «Маяк» не прекратил переработку ядерного топлива, поскольку Минатому удалось добиться отмены этого решения. В 1999 году ГАН отказался выдать лицензии на эксплуатацию двух старейших реакторов по производству плутония в Северске (Томск-7). Реакторы также не были остановлены. Они и по сей день продолжают работать без лицензии Госатомнадзора.

Начиная с июня 2000 года, ГАН потерял право лицензировать и эти реакторы. Правительство России поддалось давлению Минатома и 20 июня 2000 года издало постановление о передаче права лицензирования военных атомных объектов Минатому. Кроме реакторов в Северске постановление разрешило еще один спор в пользу Минатома. Весной 2000 года ГАН аннулировал лицензию на производство контейнеров для перевозки и хранения отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), которая ранее была выдана Ижорским заводам в Ленинградской области. В проект были вовлечены также зарубежные средства. Российскую сторону представляли Министерство обороны и «Нуклид», дочерняя фирма Минатома в Санкт-Петербурге. По мнению ГАНа контейнеры имеют конструктивные недостатки и не соответствуют требованиям безопасности. Но правительственное постановление убрало препятствие в виде Госатомнадзора. Сейчас Ижорские заводы занимаются серийным изготовлением контейнеров.

Ядерная безопасность терпит поражение
Однако Минатом на этом не останавливается и желает полной победы. Автор новой поправки депутат ГосДумы Булат Нигматулин, брат замминистра по атомной энергии, предлагает передать все обязанности по лицензированию от Госатомнадзора Минатому. Это может лишить ГАН всякого влияния на соблюдение безопасности на атомных объектах и отбросить систему контроля над атомным сектором в до-чернобыльскую эпоху. Поправка обсуждается думскими комитетами и может быть скоро поставлена на голосование. По мнению экспертов, шансы, что поправка не пройдет, «стремятся нулю».

В интервью газете «Сегодня» глава ГАНа Юрий Вишневский рассказал о причинах кампании Минатома против своего ведомства. Вишневский подверг жесткой критике планы министра по атомной энергии Евгения Адамова относительно увеличения доли ядерной энергии с целью производства дешевой электроэнергии и импорта иностранного ядерного топлива для «решения экологических проблем». «Не верьте ни одному слову Адамова», – заявил Вишневский.

Руководитель ГАНа сравнивает 50-летний план развития атомной отрасли, представленный Адамовым в этом году, с решениями Политбюро в старые советские времена, которые «как тогда не выполнялись, так и сейчас не будут выполнены». «За столько лет или ишак помрет, или шах помрет. Этот принцип глава Минатома Евгений Адамов и использует», – считает Юрий Вишневский. Начиная с 2002 года, 12 реакторов (из 29) надо по графику выводить из эксплуатации, а средств на строительство новых реакторов нет. Новый атомный энергоблок стоит около 1 млрд. долларов, поэтому многие страны, включая Россию, работают над продлением срока эксплуатации реакторов. Проблема в решение данной проблемы в том, что Адамов собирается вложить 70-90 долларов на кВт мощности для реконструкции реакторов, в то время как, по мнению ГАНа, необходимые вложения составляют 200-300 долларов для обеспечения должной безопасности реакторов при эксплуатации сверх проектного срока.

Юрий Вишневский подверг критике также и другие проекты Министерства по атомной энергии, в частности, импорт зарубежного ОЯТ. По его мнению, «деньги проедят или украдут». Минатом утверждает, что 20 тыс. тонн ввезенного топлива после переработки будет достаточно для снабжения российских атомных реакторов в течение 10-20 лет. Однако, по мнению главы ГАНа, такие масштабы не достаточно велики, чтобы подвергать экологической опасности от перерабатывающих заводов всю страну.

Резкое выступление Юрия Вишневского свидетельствуют о сильной вражде двух ведомств. Минатом уже давно перестал быть государственной структурой, превратившись в чисто коммерческое предприятие. Победа в этой схватке будет выгодна для Минатома с коммерческой стороны. А коммерция и ядерная безопасность – это часто несовпадающие для Минатома понятия.

Природоохранные организации встают на защиту ГАНа
Наиболее влиятельные российские природоохранные организации выступили с обращением к Владимиру Путину и правительству России с просьбой не лишать ГАН права заниматься лицензированием атомных объектов. В обращении говорится, что такой шаг отбросит систему контроля над ядерными объектами в до-чернобыльский период.

«В 1995 году Госатомнадзор был лишен своих полномочий в части контроля за безопасностью атомных энергетических установок Министерства обороны. Это привело к усложнению международного сотрудничества в проектах по утилизации атомных подводных лодок, создало неразбериху на предприятиях, занимающихся утилизацией АПЛ», – говорится в обращении.

«Мы обращаемся к Вам с просьбой пресечь опасную тенденцию увеличения риска ядерных аварий и катастроф, связанную с попытками ослабить влияние и изменить функции Государственного надзора по атомной энергии», – говорится в письме Президенту России.

Однако сегодня «зеленые» являются единственным союзником ГАНа в этой борьбе. А ресурсы и возможности российского «зеленого» движения и Минатома несопоставимы.

Игорь Кудрик