Постановление Президиума Верховного Суда РФ

Дело № 476п2000пр


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


г. Москва 13 сентября 2000 года




Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя- Лебедева В.М.


Членов Президиума- Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Смакова Р.М.




Рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 29 декабря 1999 года, по которому


НИКИТИН Александр Константинович, родившийся 16 мая 1952 года в г. Ахтырке Сумской области Украинской ССР, украинец, с высшим образованием, женатый, капитан 1 ранга – пенсионер Вооруженных Сил РФ, несудимый, –


оправдан по ст. ст. 275 и 283 ч.1 УК РФ за отсутствием в его действиях составов преступления. Мера пресечения в виде подписки о невыезде отменена.


Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2000 года приговор оставлен без изменения, а кассационный протест – без удовлетворения.


В протесте поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения с направлением дела на новое расследование.


Заслушав доклад судьи Верховного Суда российской Федерации Попова Г.Н. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест, а также выступление адвоката Шмидта Ю.М., Президиум Верховного Суда Российской Федерации


у с т а н о в и л :


органами предварительного следствия Никитину было предъявлено обвинение в государственной измене в форме шпионажа и в разглашении сведений, составляющих государственную тайну.


Преступления, согласно обвинительному заключению. Совершены им при следующих обстоятельствах.


До выхода в отставку в ноябре 1992 года Никитин проходил военную службу, в том числе в должности начальника группы Инспекции ядерной безопасности атомных установок Министерства обороны Российской Федерации, имел допуск формы №1 к сведениям, составляющим государственную тайну, и был допущен к таким сведениям. При увольнении Никитин дал подписку о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну, которые ему были доверены и стали известны по службе.


В феврале 1994 года Никитин в Норвегии познакомился с сотрудником норвежского Института проблем мира Р. Батхурстом, ранее работавшим в разведывательных органах США, и поддерживал с ним связь. Весной 1994 года в г. Мурманске он через Р. Батхурста познакомился с представителями норвежской общественной организации «Беллуна» и по их предложению написал рецензию на Доклад Версии №1 этой организации под названием «Источники радиоактивного загрязнения Мурманской и Архангельской областях», которую переслал в их представительство.


Зимой 1995 года Никитин заключил официальный контракт о сотрудничестве с этой иностранной организацией за вознаграждение в размере 1200 долларов США.


По условиям контракта Никитин принял на себя обязательство с использованием своих знаний в области ядерной и радиационной безопасности атомных установок написать несколько разделов Версии №2 Доклада, названного впоследствии «Северный флот- потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона», а также оказывать этой иностранной организации консультативные услуги.


В процессе сбора засекреченных сведений 8 августа 1995 года Никитин с помощью своего знакомого Артеменкова В.С. – доцента одной из кафедр Академии ВМФ, используя свое не сданное при увольнении в запас удостоверение личности офицера, незаконно проник на территорию Академии, получил в спецбиблиотеке совершенно секретные и секретные сборники о происшествиях и авариях на АПЛ и сделал из них выписки, содержащие государственную тайну: сведения о конструктивных недостатках, особенностях компоновки и эксплуатации отечественных ядерных реакторов, устанавливаемых на АПЛ, об использовании и эксплуатации АПЛ как вида вооружения и военной техники.


В период с 19 по 23 сентября 1995 года в г. Мурманске Никитин на основании добытых сведений, составляющих государственную тайну, подготовил текст раздела 2 главы 8 под наименованием «Аварии подводных лодок» к Докладу норвежской организации «Беллуна» «Северный Флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона», который был направлен в Норвегию.


В протесте отмечается, что выводы суда о том, что на момент совершения Никитиным действий, вмененных ему в вину органами предварительного следствия, не было соответствующего закона, отвечающего требованиям статей 15 (часть 3), 29 (часть 4), 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и определяющего перечень сведений, составляющих государственную тайну, за разглашение которых предусмотрена уголовная ответственность, не соответствуют действительности. Такой закон имелся. Им являлся Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне.


Кроме того, в протесте утверждается, что обстоятельства дела исследованы неполно, в связи с чем оно подлежит направлению на новое расследование.


Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к удовлетворению протеста по следующим основаниям.


Из материалов дела усматривается, что действительно, предъявляя Никитину обвинение в государственной измене в форме шпионажа, а также в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, органы предварительного следствия, в основном, исходили из положений, закрепленных в ст. 5 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне».


Однако по каждому эпизоду обвинения, обосновывая, что содержащиеся в них сведения являются секретными и составляют изменения и дополнения, внесенные Законом Российской Федерации «О государственной тайне» (в редакции от 6 октября 1997 года), то есть на закон, принятый и вступивший в силу после совершения Никитиным инкриминируемых ему действий, который обратной силы не имеет. Именно из положений, закрепленных в этом законе, исходили и эксперты, давая заключения о секретности разглашенных Никитиным сведений.


Такая формула предъявления обвинения и породила неконкретность обвинения и породила неконкретность обвинения, отмеченную в приговоре, которая не могла быть устранена.



Поэтому суд первой инстанции и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации обоснованно пришли к выводу о неправомерности вменения Никитину в вину указанных выше действий с учетом изменений и дополнений, внесенных Законом Российской Федерации «О государственной тайне» от 6 октября 1997 года.


Материалы дела также свидетельствуют, что уголовное дело в отношении Никитина расследовалось органами предварительного следствия более двух лет и органы следствия имели все возможности для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.


Более того, 29 октября 1998 года суд первой инстанции направил дело на дополнительное расследование, предложив органам следствия проверить ряд доводов Никитина о том, из каких источников- открытых или закрытых, секретных или несекретных – он собирал сведения для доклада, представленного норвежской общественной организации «Беллуна», конкретизировать его действия, раскрыть существо сведений, составляющих государственную тайну, то есть восполнить именно те пробелы предварительного следствия, на которые обращается внимание в протесте.


После проведения дополнительных следственных действий, признав предварительное следствие законченным, а собранные доказательства достаточными, органы следствия составили обвинительное заключение, и после его утверждения прокурором дело было направлено в суд.


Представленные органами следствия материалы (уголовное дело) суд исследовал в полном объеме, при активном участии государственного обвинителя. В частности, судом были удовлетворены все ходатайства участников процесса, допрошены лица, чьи показания имели существенное значение для дела, проведены экспертные исследования, истребованы и исследованы необходимые документы, в том числе данные о личности, вещественные доказательства. При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод об отсутствии в действиях Никитина составов инкриминируемых ему преступлений, а также о том, что возможности собирания и получения новых доказательств его вины исчерпаны.


Оснований к удовлетворению протеста не имеется.


С учетом изложенного и руководствуясь ст. 378 п.1 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации


п о с т а н о в и л :


протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по делу в отношении Никитина А.К. оставить без удовлетворения.




Председатель В. М. Лебедев


Верно: Начальник Секретариата

Президиума Верховного

Суда Российской Федерации Т. А. Амелина

Bellona

info@bellona.no