Полугосударственные структуры в проектах по ядерной безопасности

56ace79e7a2efb4d6ba59ada11a90146.jpeg

Доклад, подготовленный Институтом Фритьофа Нансена по поручению Министерства иностранных дел Норвегии, указывает на ряд скрытых дилемм, с которыми Норвегия сталкивается при совместной работе с Россией над проектами по ядерной безопасности. Многие проекты продвигаются очень медленно, а многочисленные бюрократические формальности между российскими партнерами ставят под угрозу их успешное выполнение.

Доклад основан на анализе документов и личных беседах с официальными лицами, задействованными в различных проектах. Авторы сообщают, что роль «Нуклида», де-факто подчиненной Министерству по атомной энергии России (Минатому), по координации международной помощи в области ядерной безопасности крайне противоречива как в России, так и Норвегии.
«Нуклид» организован как унитарное госпредприятие, которому переданы функции государственного заказчика в рамках Федеральной целевой программы «Обращение с радиоактивными отходами и отработавшими ядерными материалами, их утилизация и захоронение на 1995-2005 годы». Не только Норвегия, но и другие западные участники проектов по ядерной безопасности в России видят в «Нуклиде» «бизнес агента Минатома».

Начиная с 1995 года в качестве помощи на проекты по радиационной безопасности и модернизации АЭС в России было выделено около 343 миллионов норвежских крон (38 миллионов долларов США). «Нуклид» является главным российским партнером по внедрению проектов по радиационной безопасности. Значительная часть инвестиций была также потрачена на проекты в Норвегии.

Большая часть критики с норвежской стороны касается отсутствия финансовой прозрачности «Нуклида». Официальным представителям Норвегии отказывают предоставить финансовую документацию по проектам. После выхода доклада Института Фритьофа Нансена Контрольно-ревизионное ведомство Норвегии потребовало полного доступа к финансовым документам проектов с участием «Нуклида».

Вражда двух ведомств
Другие российские ведомства, работающие с норвежскими партнерами в области ядерной безопасности, еще более прямолинейны в своих критических высказываниях. «Нуклид», в частности, обвиняется в пренебрежении нормами безопасности и намерении монополизировать все сотрудничество с другими странами.

Одним из примеров может послужить проект по сооружению 40-тонных контейнеров для отработавшего ядерного топлива АПЛ в рамках программы «Военное сотрудничество в Арктике» (AMEC), когда «Нуклид» не пожелал участия Госатомнадзора (ГАН). Ссора двух ведомств была вынесена на правительственный уровень. В записке, адресованной вице-премьеру правительства России Сергею Шойгу, глава Госатомнадзора Юрий Вишневский пишет, что Минатом неправомерно передал функции государственного заказчика в рамках программ по радиационной безопасности предприятию «Нуклид».

В записке говорится, что опытный образец контейнера ТУК-108 для транспортировки/хранения ОЯТ, частично профинансированный AMEC, был изготовлен до завершения конструкторской организации работ над техническими проектами. В результате этого опытные образцы не соответствуют конструкциям, заложенными в технические проекты. Испытания опытного образца не были согласованы с ГАНом, также отсутствовала и какая-либо независимая экспертная оценка проекта. ГАН попытался отозвать лицензию у «Ижорских заводов» на производство контейнеров, но «Нуклид», Минатом и Министерство обороны России оказались проворней.

20 июня этого года правительство России издало указ № 471, который лишил ГАН права выдавать лицензии на проекты, относящиеся к «военному применению атомной энергии». Указ вошел в силу, и ГАН был удален из проекта по контейнерам.

С момента подписания указа Минатом («Нуклид») и Министерство обороны будут выдавать лицензии сами себе или друг другу, таким образом, исключая какую-либо независимую оценку текущих проектов.

Беспристрастные наблюдатели
Среди других претензий к «Нуклиду» – его нежелание проводить тендеры перед подписанием контрактов. Он сам выбирает субподрядчиков для проведения работ по фиксированным ценам. Вопрос очевиден: сколько денег уходит подрядчикам, и сколько оседает в карманах представителей «Нуклида» или уходит на взятки?

С другой стороны западные организации-доноры, которые пока пытались оставаться в стороне от того, что они называют «внутренней межведомственной войной», должны активнее настаивать на более эффективном использовании выделяемых инвестиций, а также на независимом контроле текущих проектов по радиационной безопасности со стороны гражданских государственных ведомств.

Томас Нилсен и Игорь Кудрик