Зачем нужна секретность?

Информация, поступающая об аварии российской подлодки «Курск» очень запутанная, а порой вводит в заблуждение. Те, кто следит за развитием событий, не могли не заметить, что в российских флотских структурах, занятых в спасательной операции, до сих пор сохранился менталитет, характерный для времен холодной войны. И это не только отказ от помощи в первый день, так поразивший российских и международных наблюдателей и общественность, хотя позднее помощь от британских/норвежских специалистов была принята. Но также и тот факт, что многая другая информация из официальных источников является недостоверной. Командующий Северного флота, министр обороны и другие продолжают сообщать дезинформацию.


Сначала было сказано, что авария произошла в воскресенье, хотя не секрет, что норвежское судно «Марьята» и американский наблюдательный корабль находились вблизи места учений в Баренцевом море, завершившихся катастрофой. Российским специалистам известно, что эти два корабля могут зафиксировать малейший взрыв. И они это сделали. Норвежские военные подтвердили, что вслед за небольшим взрывом последовал взрыв большей силы. Зачем было всех обманывать в течение четырех дней, прежде чем было названо точное время аварии? Очевидно, они знали, что это неправда, что впоследствии и обнаружилось. В воскресенье днем Командующий Северного флота выпустил пресс-релиз, сообщив об успехе учений, а в это время 118 моряков-подводников боролись за жизнь внутри затонувшей подлодки. Разве они не научились ничему со времен Чернобыля? Почему высокопоставленные офицеры ВМФ заявили о радиоконтакте с АПЛ, хотя в реальности этого не было? Почему мы должны им верить, когда позднее они сказали, что такой контакт никогда установлен не был. Сейчас они хотят заставить нас верить, что связь идет путем перестукивания через корпус подлодки. Мы очень хотим надеяться, что на этот раз это правда, но есть и основания для подозрений. Особенно, когда в отчетах американской разведки говорится, что они не слышали ни малейшего звука с момента аварии.


Список странной и неверной информации можно было бы продолжить такими вопросами как, почему были сообщения о столкновении с другим кораблем? Не нужно больших знаний, чтобы убедиться в невероятности таких событий. Если столкновений было таким сильным, что «Курск» пошел на дно, другой корабль должен был тоже получить сильнейшие повреждения и оказаться на морском дне, или, в лучшем случае, в тяжелейшей аварийной ситуации из-за веса и прочности корпуса «Курска». Естественно, такой факт было бы невозможно скрыть.


Понятно, что в такой обстановке хаоса и драматизма отдельная информация может быть ошибочной. Это может случиться везде и особенно в такой кризисной ситуации. На этот раз здесь все по-другому, а именно, отношение к подаче недостоверной информации и попытка непризнания масштабности аварии. Это отношение несомненно привело к задержке того необходимого сотрудничества с другими странами, а следовательно к угрозе жизни подводников на борту «Курска».



Стратегия дезинформации хорошо сработала прошлый раз, когда инцидент произошел недалеко от Мурманска в мае 1998 года. По городу пошли слухи об аварии, а люди начали покупать йодные таблетки для защиты. Официальный ответ гласил, что слухи беспочвенны, а причиной слухов были учения по отработке спасательной операции. После того как были представлены фотографии с патрульных самолетов Норвегии подлодки с раскуроченным ракетным отсеком, Северный флот продолжал утверждать, что это были только учения, а российская пресса не уделила внимание этому происшествию.


Российский бюрократизм также может послужить возможным объяснением. Нужно быть смелым для принятия решения, находясь в системе иерархических отношений ВМФ России, когда есть риск потерять звезды на погонах при неблагоприятном развитии ситуации. Поэтому лучше не брать ответственность и сохранить звезды. Это может объяснить, почему норвежские и британские корабли и самолеты уже были в пути спустя несколько часов после просьбы российской стороны, которая поступила после публичного признания аварии президентом Путиным.


«Беллона» и Александр Никитин прожили пять лет, обвиняясь в государственной измене. Обвинения были основаны на информации, изложенной нами в докладе о Северном флоте, об авариях 20-30 летней давности на атомных подводных лодках. Сведения были взяты из открытых источников. Это показало нам, что параноидальный менталитет холодной войны существует среди людей занятых в операции по спасению подлодки «Курск». Этот опыт пугает. Даже несмотря на то что, новая Конституция дает право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, и о ситуациях которые могут угрожать здоровью граждан. Дело против «Беллоны» и Александра Никитина был позорным делом Кафки под руководством людей из министерства обороны и ФСБ. В общей сложности Никитину было предъявлено 9 обвинений, он прошел 13 судов и провел 10 месяцев в заключении. 29 декабря 1999 года мы победили в Санкт-Петербургском Городском суде. Оправдательный приговор суда стал выдающимся образцом юридической работы, проведенной судьей Сергеем Гольцом. Этот приговор полностью снял с Александра Никитина все обвинения в шпионаже за описание аварий на атомных подводных лодках в докладе о Северном флоте. В приговоре также была признана недействительной экспертиза 8 Управления Генштаба Министерства обороны, основанной на секретных и имеющих обратную силу приказах, в которой было указано, что сведения составляют государственную тайну. ФСБ была вынуждена подать протест в Верховный суд, который оставил приговор без изменений. Это было слишком много для Генеральной прокуратуры. Дело получило такую известность, что они не могли позволить ему развиваться. Аварии на подлодках должны оставаться секретными, и впервые со времен распада СССР дело такого рода было передано в Президиум Верховного суда России.


Заседание Президиума назначено на 13 сентября. Они примут решение, подтверждающее решение Верховного суда от 17 апреля 2000 года, и которое может раз и навсегда повлиять на менталитет холодной войны. Или они могут закрыть дело или послать его на дальнейшее расследование, вновь открывая дело Кафки. Если «Беллона» и Никитин победит, это будет победа открытости, которая является единственным путем для решения огромной экологической проблемы ядерной безопасности в Арктике.

Bellona

info@bellona.no