Заявление для прессы защиты Никитина

ef91203be5599f9d15bcbeca9ba3c57d.jpeg

На протяжении нескольких лет судопроизводства по делу защита указывала на многочисленные нарушения норм процесса, допускаемые следственной службой ФСБ, и требовала их устранения. Прокуратура в большинстве случаев отклоняла наши жалобы, заявляя, что никаких нарушений нет.

И лишь после того как Санкт-Петербургским городским судом Никитин был оправдан, а Судебная коллегия Верховного Суда России подтвердила законность вынесенного приговора и отклонила кассационный протест, со стороны Генеральной прокуратуры последовало сенсационное признание: оказывается, нарушения были, причем весьма существенные, они даже привели к ущемлению права Никитина на защиту.

Данное обстоятельство настолько обеспокоило г-на Кехлерова, что он внес в Президиум Верховного Суда России протест, требуя отменить оправдательный приговор и возвратить дело в ФСБ для дополнительного расследования именно для того, чтобы восстановить нарушенные права. Иными словами – через пять лет после возбуждения уголовного дела вернуть Никитина в положение обвиняемого и под чутким руководством Генеральной прокуратуры начать «восстанавливать» его права…

Очевидно, что оправдание по суду является высшей формой восстановления прав, исправления нарушений, исправления допущенной несправедливости. И одновременно трудно представить более циничную позицию со стороны органа, призванного осуществлять высший надзор за законностью и соблюдением прав человека: свои собственные нарушения обвинение пытается использовать для ухудшения положения Никитина. Напоминаем, что до сего момента обвинение Никитину в общей сложности предъявлялось восемь (!) раз. На «дополнительном расследовании» это дело побывало уже трижды. Последний раз – по определению суда от 29 октября 1998 года. Тогда Генеральная прокуратура категорически протестовала против доследования, настаивала на возвращении дела в суд первой инстанции.

О последствиях гипотетической отмены приговора даже не хочется говорить. Ясно только, что через пять лет ничего «доследовать» невозможно и благоприятной для обвинения судебной перспективы у дела как не было, так и нет. Отмена приговора нужна прокуратуре и ФСБ только для того, чтобы как-то сгладить весьма неприятные для них последствия публичного оправдания путем «тихого» прекращения дела внутри своих ведомств.

В этом году предстоит рассмотрение жалобы Никитина в Европейском Суде по правам человека. Не только отмена приговора, но даже сам факт принесения протеста, не совместимого с европейской системой права, которую сегодня уже не может игнорировать Россия, весьма болезненно отразится на престиже нашей страны, да и на ее бюджете. Но для Генеральной прокуратуры, похоже, нет ничего важнее ее собственного, причем ложно понимаемого престижа.

1 августа 2000 г.
Защита Александра Никитина.

СПРАВКА:
Александр Никитин обвинялся в измене родине и разглашении государственной тайны за участие в составлении доклада объединения «Беллона» «Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона». Дело было заведено ФСБ 5 октября 1995 года. 6 февраля 1996 года Никитин был заключен под стражу и освобожден только в декабре 1996 года по личному распоряжению Генерального прокурора РФ. 29 октября 1999 года Городской суд Санкт-Петербурга оправдал Никитина по всем пунктам обвинения. 17 апреля 2000 года оправдательный приговор был оставлен в силе Верховным судом РФ.

Bellona

info@bellona.no