Протест Генеральной прокуратуры

25/07-2000

Протест Генеральной прокуратуры

Генеральная Прокуратура
Российской Федерации
103793, ГСП, Москва
ул. Б. Дмитровка 15а

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

Протест
(в порядке надзора)
30.05.2000 № 12/1-101сс-00
по делу Никитина А.К.

 

Санкт-Петербургским городским судом 23 декабря 1999 года НИКИТИН Александр Константинович, 1952 года рождения капитан I ранга-пенсионер Вооруженных Сил РФ, несудимый обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных ст.275 ч.2 ст. 283 УК РФ, оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ст.275 и ч.1 ст. 283 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 17 апреля 2000 года приговор оставлен без изменения, а кассационный протест прокурора о его отмене – без удовлетворения.

Считаю состоявшиеся судебные решения подлежащими отмене, поскольку выводы судов, изложенные в приговоре и определении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а допущенная неполнота может быть восполнена при новом расследовании.

Органами предварительного следствия Никитину предъявлено обвинение в государственной измене в форме шпионажа и разглашении сведений, составляющих государственную тайну, ставших известными ему по службе, повлекшем тяжкие последствия. Преступления им совершены при следующих обстоятельствах. До выхода в отставку в ноябре 1992 года Никитин проходил военную службу, в том числе в должности начальника группы Инспекций ядерной безопасности атомных установок Министерства обороны РФ, имел допуск формы №1 к сведениям, составляющим государственную тайну, и был допущен к таким сведениям. Он обладал информацией о местах базирования атомных подводных лодок (АПЛ) Северного и Тихоокеанского флотов, местах базирования АПЛ специального назначения и кораблей отстоя, о всех судостроительных и судоремонтных предприятиях промышленности и ВМФ, информацией о тактико-технических характеристиках, заводских и тактических номерах АПЛ, атомных надводных кораблей и о всех типах применяемых реакторов. При увольнении Никитин дал подписку о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну, которые ему были доверены и стали известны по службе.

В феврале 1994 года Никитин в Норвегии познакомился с сотрудником норвежского института проблем мира Р.Батхурстом, ранее работавшим в разведывательных органах США, и поддерживал с ним связь. Весной 1994 года в г. Мурманске он через Р. Батхурста познакомился с представителями норвежской общественной организации “Беллуна” и по их предложению написал рецензию на Доклад Версии № 1 этой организации под названием “Источники радиоактивного загрязнения в Мурманской и Архангельской областях”, которую переслал в их представительство.

Зимой 1995 года Никитин заключил официальный контракт о сотрудничестве с этой иностранной организацией за вознаграждение в размере 1200 долларов США.

По условиям контракта Никитин принял на себя обязательство с использованием своих знаний в области ядерной и радиационной безопасности атомных установок написать несколько разделов Версии № 2 Доклада, названного впоследствии “Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона”, а также оказывать этой иностранной организации консультативные услуги.

В процессе сбора засекреченных сведений 8 августа 1995 года Никитин с помощью своего знакомого Артеменкова B.C. – доцента одной из кафедр Академии ВМФ, используя свое несданное при увольнении в запас удостоверение личности офицера, незаконно проник на территорию Академии, получил в спецбиблиотеке совершенно секретные и секретные сборники о происшествиях и авариях на АПЛ и сделал из них выписки, содержащие государственную тайну: сведения о конструктивных недостатках, особенностях компоновки и эксплуатации отечественных ядерных реакторов, устанавливаемых на АПЛ, об использовании и эксплуатации АПЛ как вида вооружения и военной техники,

В период с 19 по 23 сентября 1995 года в г. Мурманске Никитин на основании добытых сведений, составляющих государственную тайну, подготовил текст раздела 2 главы 8 под наименованием “Аварии подводных лодок” к Докладу норвежской организации “Беллуна” “Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона”, который был переправлен в Норвегию.

Основным аргументом оправдания Никитина является то, что, по мнению суда, собранные им разглашенные и переданные иностранной организации сведения являются “другими сведениями”, а поэтому его действия не могут быть признаны государственной изменой и разглашением государственной тайны.

Большая часть приговора вопреки требованиям ст.314 УПК РСФСР состоит из исследования и толкования ряда статей Конституции РФ и рассуждений по поводу соответствия федеральных законов, определяющих ответственность эа разглашение государственной тайны, ее положениям.

Излагая свое толкование некоторых статей Конституции РФ, суд не учел положений, приведенных в статье 2-ой раздела второго Основного Закона о том, что “Законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в Силу настоящей Конституции применяются в части, не противоречащей Конституции РФ.

Это положение свидетельствует о том, что и после принятия 12 декабря 1993 года Конституции РФ в период совершения Никитиным преступных деяний продолжал действовать Закон РФ “О государственной тайне” в редакции от 21 июля 1993 года.

Закон был официально опубликован для всеобщего сведения и подлежал безусловному исполнению гражданами.

Что касается неопубликованных нормативных актов, то по этому поводу дано соответствующее разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации по конкретному уголовному делу.

В Постановлении от 20 декабря 1995 года по делу обвиняемого по ст.64 УК РСФСР Смирнова А. А. Конституционный Суд РФ разъяснил: “Реализация требований ст.29 (часть 4) Конституции Российской Федерации обеспечивается Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 года “0 государственной тайне”, в котором определено понятие государственной тайны и указаны сведения, относимые к государственной тайне”. Таким образом, установление уголовной ответственности за выдачу государственной или военной тайны иностранному государству не противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 3), 29 (часть 4), 55 (часть 3)’.

Иной подход к толкованию системы норм, регулирующих государственную тайну, означал бы признание возможности безнаказанного нанесения ущерба внешней безопасности Российской Федерации.

Действовавший Закон был вполне достаточен для понимания гражданами того, какой круг сведений относится к государственной тайне и защищается государством. В первую очередь это относится к секретоносителям, которым специально разъясняется понятие “государственная тайна”

По делу бесспорно установлено, что Никитин имел умысел на сбор сведений, составляющих государственную тайну, с целью передачи их иностранной организации, понимал характер и содержание этих сведений, а также их защищенность. Об этом свидетельствует характер его действий: проникновение с целью сбора секретных сведений незаконным способом на режимный объект, каковым является территория Академии ВМФ, получение также незаконным способом из специальной библиотеки Академии, куда он доступа не имел, закрытых сборников, касающихся сведений об АПЛ, выписывание из сборников, имеющих грифы “Совершенно секретно” и “Секретно” сведений, составлявших государственную тайну.

Соглашаясь с утверждением Никитина об использовании им при написании работ сведений из открытых источников, суд указал в приговоре, что для проверки этой версии судом изучен ряд названных Никитиным открытых источников, в том числе 2 справочника Jane‘s Fighting Ships, 1987-1988 и 1995-1996 годов. По результатам изучения суд пришел к выводу, что сведения, касающиеся некоторых АПЛ, подробно и всесторонне раскрыты в ранее изданных для широкого круга читателей книгах, а особенно в справочнике Jane‘s за1987-1988 годы, экспертиза по которому не проводилась, а не в тексте, составленном Никитиным для Доклада.

Обоснованность и объективность исследований, проведенных судом, вызывает сомнения. Выводы же, сделанные по результатам такого исследования, нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку справочники Jane‘s представлены защитой только в судебном заседании, при проведении экспертизы на предварительном следствии эти источники экспертам для исследования не представлялись. Кроме того, оба справочник составлены на английском языке и при отсутствии перевода эксперты не смогли подвергнуть их исследованию. В то же время суд, также не имея перевода, самостоятельно проанализировал тексты справочников и пришел к выводу, что они являются одним из источников полученной Никитиным информации для написания порученных ему разделов Доклада.

Суд установил, что протокол обыска, проведенного 5 октября 1995 года по месту жительства Никитина, составлен ненадлежащим лицом и на этом основании исключил из ряда доказательств.

В ходе обыска была изъята общая тетрадь в обложке синего цвета с записями, исполненными красным красителем. Как выяснено при расследовании, именно эти выписки из секретных и особо секретных сборников, сделанные Никитиным и были использованы им для написания разделов к Докладу в пользу иностранного государства, что и послужило поводом для возбуждения в отношении него уголовного преследования.

Несмотря на нарушение закона, допущенное при проведении обыска, факт внесения Никитиным в тетрадь записей, содержащих государственную тайну, с последующим разглашением подтверждается совокупностью других бесспорных доказательств, тем более что сам Никитин не отрицал и не отрицает принадлежность ему тетради и авторство производственных в ней записей. Судебно-почерковедческой экспертизой установлено, что содержащиеся в тетради записи выполнены его рукой. Также экспертным путем установлено, что сведения, взятые Никитиным из закрытых источников и перенесенные в тетрадь, содержат государственную тайну.

Вывод суда о неполноте, недостатках и нарушениях, допущенных при проведении предварительного следствия, считаю правильным, а решение суда 1-ой инстанции не направлять дело на новое расследование, соответствовало позиции государственного обвинителя.

Действительно, государственный обвинитель не предлагал вернуть дело на новое расследование по этому основанию, а суд с учетом требований Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года был лишен такой возможности.

Однако необходимость направления дела на новое расследование для восполнения его неполноты и устранения нарушений очевидна.

Так, в приговоре указано, что обвинение построено фактически на выводах экспертной комиссии при Генеральном штабе ВС РФ, основанных на секретных приказах Министра обороны РФ. Обвинение не конкретизировано, чем нарушено право обвиняемого на защиту.

При судебном разбирательстве дела у участников процесса возникло множество вопросов к экспертам. Для их разрешения, а также с учетом сомнений в выводах суда по результатам исследования открытых источников на английском языке проведение повторной экспертизы считаю необходимым.

Следственным и экспертным путем надлежит определить соотносимость представленных Никитиным суду открытых публикаций с подготовленным им для норвежской организации “Беллуна” разделом Доклада.

Представляется необоснованным и вывод судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации о том, что Никитин обвиняется в действиях, уголовная ответственность за которые отсутствовала в период их совершения, на том основании, что уголовным законом, действовавшим во время сбора и передачи Никитиным сведений, составляющих государственную тайну, предусматривалась ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству и отсутствовала ответственность за такие же действия в пользу иностранной организации.

Полагаю, что такое утверждение ошибочно. Выдача государственной тайны представителю иностранной организации, безусловно, нарушает интересы безопасности государства, а значит, не может исключать ответственность за разглашение государственной тайны.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.З71 и 376 УПК РСФСР,

ПРОШУ:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 29 декабря 1999 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2000 года в отношении Никитина Александра Константиновича отменить.

Дело направить на новое расследование прокурору г. Санкт – Петербурга.

Приложение: уголовное дело в 28 томах.

Заместитель Генерального прокурора
Российской Федерации

С.Г. Кехлеров

Bellona

info@bellona.no