Адамов проиграл Никитину

В пятницу на прошлой неделе Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил иск Александра Никитина к министру по атомной энергии Евгению Адамову о защите чести и достоинства. Суд признал, что распространенные министром сведения не соответствуют действительности, порочат честь и достоинство Никитина и обязал Адамова выплатить компенсацию за нанесенный моральный ущерб в размере 10 тыс. рублей. Средствам массовой информации, распространившим высказывания словоохотливого министра, предстоит дать опровержение.


«Со всей ответственностью могу заявить, что более половины, 70%, сведений, собранных Никитиным для организации «Беллона», не имеют ничего общего с экологией», – убеждал Адамов слушателей радиостанции «Эхо Москвы» 8 мая 1998 года.


«Это [затронутые в докладе проблемы] нормальные, профессионально поставленные разведывательные вопросы», – уверял многогранный министр, не уточнив при этом, откуда ему самому известно, какие вопросы разведывательные, а какие нет. Министр также поведал слушателям, что Никитин собрал технологическую информацию о российском военном потенциале.


5 ноября 1998 года Адамов опять запестрил в прессе с высказываниями на тему дела Никитина. По убеждению министра, Никитин разглашал критическую информацию, нарушал порядок обращения со сведениями, составляющими государственную тайну, и тем самым наносил ущерб государству.


Все эти откровения Адамова вынудили Никитина в конечном итоге обратиться с иском в суд.


Александр Никитин обвинялся в государственной измене и разглашении государственной тайны за участие в составлении доклада «Беллоны», посвященного вопросам радиационной безопасности на Северном флоте. После четырех с половиной лет следствия, дело оказалось в Городском суде Санкт-Петербурга. В декабре 1999 года, суд признал обвинение несостоятельным и оправдал Никитина по всем пунктам.


Обвинение в отношении Никитина основывались на главе 8 доклада («Аварии и катастрофы на АПЛ»), а также на подпункте главы 3, в котором рассказывалось о проблемах безопасности ядерных энергетических установок атомных лодок третьего поколения.


Минатом найдет секреты, если хорошо попросить

В пылу публичных обвинений, Адамов не заметил выводы собственного ведомства. 21 сентября 1996 года эксперты Минатома подготовили заключение, из которого следовало, что раздел об атомных установках третьего поколения не содержит государственной тайны. Одновременно, эксперты Минатома отказались рассматривать главу об авариях на атомных подводных лодках, сославшись на свою некомпетентность в этой области.


Но как только до Адамова дошла информация о том, что Никитин подал иск в суд, министр волевым решением создал новую экспертную комиссию. Хорошенько «разобравшись», комиссия пришла к выводу, что гостайна в подразделе все-таки имеется. При этом тайна была такой великой, что адвокаты Адамова отказались наотрез предоставить в суд копию заключения новой экспертизы. В судебном процессе адвокаты министра постоянно ссылались на высокое государственное положение господина Адамова, напоминали о том, что он состоит, например, в самом Совете безопасности и поэтому знает, о чем говорит. Однако эти аргументы суду показалось малоубедительными. В результате – иск Никитина был удовлетворен.


Адвокаты Адамова не стали распространяться, будет ли их клиент обжаловать решение, отвлекаясь от важных государственных дел.


Впереди – иски Никитина и «Беллоны» к СМИ Санкт-Петербурга, которые вели себя наиболее вызывающе во время процесса, стремясь оказать давление на общественное мнение и суд.

Игорь Кудрик