Окончательная победа

4ef44a2d4be5a3a25a7a5025d09e77f0.jpeg Photo: Thomas Nilsen/Bellona

17 апреля 2000 года Верховный суд РФ оставил в силе оправдательный приговор Санкт-Петербургского Городского суда по делу Никитина. Судебная коллегия Верховного суда РФ нашла приговор «законным и обоснованным». Таким образом, суд подтвердил, что обвинения Никитина в государственной измене в форме шпионажа за сбор и передачу государственной тайны иностранной организации (статья 275 УК РФ) и в разглашении государственной тайны (статья 283) никогда не были основаны на законе. Более подробной изучение решения Судебной коллегии Верховного суда РФ показывает:

  • никакие секретные сведения не были собраны, переданы или разглашены Никитиным;
  • Никитин был оправдан не из-за дыры в законе;
  • Никитин был бы оправдан, если бы совершил свои действия и сегодня;
  • нет никаких сомнений в невиновности Никитина.

Никитин секретов не разглашал
Один важный момент в тексте приговора Верховного суда сводится к тому, что сведения об авариях на атомных подлодках и об ядерных энергетических установках третьего поколения, опубликованные в докладе «Беллоны» по Северному флоту, «не могут быть признаны содержащими государственную тайну». Никаких секретных сведений не было собрано, передано или разглашено Никитиным. Таким образом, это говорит об отсутствии «в действиях подсудимого Никитина составов, инкриминируемые ему преступлений».

Верховный суд также подчеркнул тот факт, что во время совершения Никитиным своих действий, государственная измена в форме шпионажа была определена статьей 64 (а) действовавшего в то время Уголовного Кодекса. Это положение предусматривает уголовную ответственность лишь за передачу сведений иностранному государству, а не иностранной организации, в чем и обвинялся Никитин. Следовательно, «Никитин обвинялся в действиях, уголовная ответственность за которые отсутствовала в период их совершения», что является нарушением статьи 54 Конституции РФ, а также статьи 10 УК РФ.

Утверждения о пробелах в законодательстве не соответствуют действительности
Из вышеупомянутого следует, что Никитин был оправдан, так как обвинения против него не имели действующей правовой основы. Тем не менее, Санкт-Петербургская газета «Час пик» и печально знаменитый ГТРК «Петербург» заявили, что Никитин был оправдан именно из-за «пробелов в законодательстве».

Однако с началом действия Конституции РФ 1993 года, законы в России уже не подчинялись лишь тоталитарному принципу, по которому все действия, не разрешенные государством, являются противозаконными, а принципу, согласно которому никто не может быть признан виновным в уголовном преступлении, которое в момент его совершения таковым не являлось. Этот принцип является основой правового государства и важнейшей защитой против произвола и злоупотреблений со стороны властей.

Более того, Верховный суд не пришел к выводу, что инкриминировавшиеся Никитину сбор, передача и разглашение сведений в докладе «Беллоны» не нарушали закон из-за «пробелов», а из-за того, что российские власти не видели необходимости в засекречивании этой информации. Коллегия Верховного суда подтвердила все аргументы приговора Городского суда, который не только отверг утверждение обвинения, о том, что обсуждаемые сведения могли быть и были секретными, согласно секретным и имеющим обратную силу приказам, но и то, что эти сведения не могли быть засекречены, поскольку относятся к вопросам охраны окружающей среды.

Это следует из статей 15 (3) и 54 Конституции РФ, утверждающих, что обвинение не может быть основано на секретных и имеющих обратную силу нормативных актах. Таким образом, только официально опубликованные законы имеют значение при вынесении решения по делу. Городской суд уделил много внимания тому факту, что согласно официально опубликованному российскому законодательству в 1995 году, когда имели место инкриминируемые Никитину «преступления», сведения, относящиеся к вопросам охраны окружающей среды, не были и не могли быть засекречены.

Статья 5 Закона «О государственной тайне» содержит список различных сведений, которые могут быть засекречены, но сама по себе статья ничего не засекречивает. Кроме того, статья 7 гласит, что сведения об авариях, создающих угрозу окружающей среде, а также другие сведения, имеющие важность для экологии, не могут быть засекречены. Эти принципы также выражены в более общей форме в статьях 42 и 41 Конституции РФ. Верховный суд полностью поддержал эту точку зрения. Следовательно, он подтвердил правовую оценку, изложенную в оправдательном приговоре Городского суда:

  • конституция имеет больший правовой вес, чем секретные нормативные акты;
  • обсуждаемые сведения не являлись государственной тайной;
  • сведения не могли быть засекречены, поскольку экологическую важность.

Никитин был бы оправдан, если бы совершил свои действия сегодня
Вышеупомянутые СМИ пытались также создать впечатление, что Никитин не был бы оправдан, если бы совершил свои действия сегодня, а не в 1995 году. Это абсолютная неправда, так как Верховный суд указывает, что «Никитин обвиняется в собирании, передаче и разглашении сведений, не указанных в названных выше абзацах ч.1 ст.5 Закона РФ «О государственной тайне» (с изменениями и дополнениями от 6 октября 1997 года)».

Таким образом, обвинение нарушает границы засекречивания, установленные в статье 5 Закона «О государственной тайне» в редакции 1993 года, а также во все еще действующей реакции 1997 года. Если бы те же самые сведения были собраны, переданы и разглашены сегодня, они все равно не являлись бы секретными, и Никитин был бы оправдан.

Как указано выше, основанием оправдательного приговора стало то, что действия, в совершении которых обвинялся Никитин, не являлись преступлением, а сведения в 1995 году не были секретными. Последнее в свою очередь основано на том факте, что он обвинялся в сборе, передаче и разглашении сведений, которые не могли быть засекречены согласно статьи 5 закона «О государственной тайне» (даже в издании 1997 года), и что до 30 ноября 1995 года не существовало списка секретных сведений, который бы соответствовал требованиям Конституции.

Поскольку существующий сейчас список соответствует этим требованиям, суд мог, конечно, не базировать оправдательный приговор на отсутствии такого списка. Однако если бы основания для оправдания должны были быть в какой то степени изменены, два оставшихся основания остаются в силе, и дают более, чем достаточно причин для оправдательного приговора.

Кроме того, суд также подчеркнул отсутствие в действиях Никитина субъективной вины. У него отсутствовало намерение совершить преступление, предусмотренное статьей 275 УК РФ, и он не мог умышленно разгласить государственную тайну, как того требует статья 283 УК РФ, когда сведения были засекречены лишь в закрытых нормативных актах, которые частично были изменены после его ареста. Однако суду даже не было необходимости углубляться в эти вопросы, поскольку объективные требования статей были нарушены (сведения не были секретны).

Протест не поддержан
Обвинительная сторона в своем протесте утверждала, что оправдательный приговор Городского суда не соответствовал фактам по делу, основан на ошибочном применении закона и неполном изучении дела. Верховный суд отверг все эти утверждения, назвав их «не основанными на законе», «неприемлемыми» и «безосновательными»:

  • аргумент протеста о том, что Никитин мог быть осужден на основе статьи 5 Закона «О государственной тайне» 1993 года издания назван беспочвенным. Статья в этой редакции не могла быть применена, поскольку она не засекречивала никакую информацию;

     

  • утверждение о том, что Городской суд неправильно истолковал статью 15 (3) Конституции РФ, постановив, что подзаконные акты подлежат публикации при использовании их в качестве основы для обвинения, также названо «безосновательным». Подзаконные акты, использованные для подтверждения этого аргумента, несостоятельны, поскольку они «могли применяться лишь в части, не противоречащей Конституции РФ»;

     

  • аргумент протеста о том, что действия Никитина могут быть оценены на основе законодательства, вступившего в силу после совершения им инкриминируемых, действий «не основаны на законе»;

     

  • утверждение, что действия Никитина незаконны, поскольку при увольнении он давал подписку о неразглашении сведений, «не могут быть приняты», потому что обсуждаемые сведения не были секретны в момент совершения Никитиным инкриминируемых ему действий.

     

  • обвинение было таким неопределенным, что препятствовало работе защитников, поскольку не была определена категория тайны, к которой принадлежали сведения. Однако это не может служить оправданием возвращения дела на дополнительное расследование, как того требовал прокурор, когда слушалось дело о протесте. Сведения не были секретными и никогда не будут, сколько бы раз не проводили расследование дела;

     

  • утверждения обвинения, что приговор Городского суда основан на неполном исследовании дела, а обыск на квартире Никитина 5 октября 1995 года соответствовал закону, также были отклонены Верховным судом;
  • Верховный суд отверг все аргументы протеста обвинения, сделав это таким недвусмысленным образом, что приговор не оставляет никаких сомнений в невиновности Никитина в преступлениях, в совершении которых он обвинялся четыре года назад.

Заключение
Верховный суд постановил, что нет никаких причин для передачи дела на новое судебное слушание или на дополнительное расследование. Он оставил приговор Городского суда без изменений и отклонил все пункты протеста обвинения.

Таким образом, сейчас оправдательный приговор вступил полностью в силу. Никитин стал свободным гражданином после более, чем четырехлетней борьбы. Хотя все еще существует теоретическая возможность обжалования приговора Генеральным прокурором в Президиум Верховного суда, основания судебного решения такие ясные и недвусмысленные, что это выглядит маловероятным. В случае, если такой протест и будет направлен, он несомненно будет отклонен.

Более того, ФСБ, похоже, смирилась с оправдательным приговором. Были возвращены компьютеры, конфискованные во время обыска 5 октября 1995 года в мурманском офисе «Беллоны», Никитину был выдан заграничный паспорт.

Констатирующая часть решения Верховного суда показывает, что дело было изучено независимо и на основе закона, а не «в интересах ФСБ». Таким образом, не только Никитин и «Беллона», но и другие силы, работающие над созданием правового государства в России, вышли победителями в этой битве.

Йон Гаусло