Жалоба защиты

Жалоба защиты

Защита согласна с Городским судом в том, что обвинение не соответствует требованиям УПК РФ и противоречит Закону "О государственной тайне". Защита также поддерживает суд в том, что заключение экспертов неполное и не может быть принято судом. В то же время, защита требует прекратить дело за неконституционность его основы, а не направлять его на дополнительное расследование.


В СУДЕБНУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Адвокатов Шмидта Ю.М. и Павлова И.Ю.
191187, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская,
6-А, 3 этаж, Международная коллегия
адвокатов "Санкт-Петербург"
по делу Санкт-Петербургского городского суда
в защиту подсудимого Никитина А.К.

ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

Определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 октября 1998 года уголовное дело по обвинению НИКИТИНА А. К. возвращено прокурору Санкт-Петербурга для производства дополнительного расследования.

Считаем, что указанное определение подлежит отмене, а уголовное дело прекращению в связи с отсутствием в действиях подсудимого состава преступления.

1. Защита полностью согласна с судебной коллегией в той части, что предъявленное Никитину обвинение не соответствует требованиям ст. ст. 143 и 144 УПК РСФСР. Об этом подробно говорилось в наших многочисленных заявлениях и ходатайствах в стадии предварительного расследования, а также в адресованном суду ходатайстве о прекращении дела от 7.07.98г. Не вызывает возражений также содержащаяся в определении критика заключений экспертиз и, в частности, заключения дополнительной экспертизы от 28.05.97г., экспертизы по определению размера ущерба и вывод судебной коллегии о том, что вменяемая Никитину сумма 4.500 000 рублей ничем не установлена.

На эти и многие другие обстоятельства, исключающие возможность вынесения обвинительного приговора, указывал адвокат Шмидт, выступая 29.10.98г. с разъяснением представленного в письменном виде краткого ходатайства. К сожалению, суд не совсем верно понял позицию защиты. Мы, естественно, не могли просить о прекращении дела, вступившего в стадию судебного разбирательства. Речь шла о том, что допрос оставшихся свидетелей и экспертов ничего не даст для установления истины, в силу чего было предложено завершить судебное следствие без их вызова, а затем переходить к прениям сторон.

2. Итак, в оценке предъявленного подсудимому обвинения у защиты нет расхождений с судебной коллегией. В то же время мы совершенно уверены, что никакого дополнительного расследования, никаких экспертиз не требуется и ничего нового для установления истины по делу они дать не могут.

Во-первых, как видно из протокола судебного заседания, тщательно изучив представленные подсудимым источники информации, суд убедился, что все инкриминируемые Никитину как составляющие государственную тайну сведения были ранее опубликованы в открытых общедоступных источниках. Иными словами, суд сам сделал то, от чего так упорно уклонялось следствие и эксперты 8 Управления ГШ ВС РФ.

Во-вторых – и на стадии кассационного рассмотрения это является главным аргументом, позволяющим принять решение о прекращении дела – еще более очевидным стало то, что обвинение Никитина не имеет правовой основы.

2.1. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ, "любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения".

2.2. В период с 06.02.96г. по 24.02.98г. Никитину шесть раз предъявлялось обвинение, причем в качестве правовой основы во всех случаях использовались "Перечни сведений, подлежащих засекречиванию в ВС РФ", утвержденные приказами Министра обороны РФ. Четыре раза следствие ссылалось на приказ No. 071 от 07.09.93г., один раз заменила его ссылкой на приказ № 055 от 10.08.96г., один раз сослалось сразу на оба эти приказа. Ни тот ни другой приказ никогда не публиковался, оба они являются секретными.

2.3. 21 апреля 1998 года в ответе на жалобу защиты Заместитель Генерального прокурора РФ А.А. Розанов указал, что применение этих приказов противоречит ч. 3 ст. 15 Конституции России.

8 мая 1998 года Никитину было предъявлено седьмое обвинение, в котором в качестве правовой основы вывода о том, что собранные и переданные Никитиным сведения составляют государственную тайну, следствие использует п. 1 ст. 5 Закона РФ "О государственной тайне".

2.4. В период, к которому относятся инкриминируемые Никитину события, Закон «О государственной тайне» действовал в редакции 21 июля 1993 года. Статья 5 называлась: "Сведения, которые могут быть отнесены к государственной тайне". Пункт 1 данной статьи содержал полный перечень сведений, могущих быть отнесенными к государственной тайне в военной области. Статьи 4 и 9 Закона устанавливали, что "Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне", "утверждается Президентом РФ, подлежит открытому опубликованию и пересматривается по мере необходимости".

2.5. Итак, ст. 5 Закона (в редакции 21 июля 1993 года) не содержит перечня сведений, составляющих государственную тайну. Она, как показано выше, приводит перечень различных категорий сведений, в том числе в военной области, которые путем специальной процедуры могут быть отнесены к государственной тайне.

2.6. Одновременно с Законом Верховный Совет РФ принял Постановление о порядке введения его в действие. В ст. 2 Постановления Президенту РФ до 1 января 1994 года было предложено представить в Верховный Совет РФ проект Государственной программы по обеспечению защиты государственной тайны на 1994-1995г.г., в которой предусмотреть меры по правовому и организационному обеспечению механизма реализации указанного закона. В соответствии с п. 3 Постановления, Правительство РФ также в срок до 1 января 1994 года должно было внести в Верховный Совет предложения о приведении законодательных актов РФ в соответствие с указанным законом.

Однако в силу многих непредвиденных обстоятельств (в том числе, в связи с досрочным прекращением деятельности самого Верховного Совета) все обозначенные сроки были нарушены. Результатом этого явилось то, что предусмотренный ст. 4 Закона Указ Президента РФ "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне", был издан с большим запозданием – лишь 30 ноября 1995 года. В период совершения Никитиным инкриминируемых ему действий, утвержденного Указом Президента такого перечня не существовало. Он появился лишь спустя два месяца после их окончания.

Тем не менее следствие несколько раз использовало этот Указ (вместе с приказами Министра обороны) в качестве правовой базы для обвинения Никитина. Однако после повторных указаний Генеральной прокуратуры вынуждено было отказаться от его применения.

2.7. Известно, что в сентябре 1997 года в Закон РФ "О государственной тайне" были внесены изменения. В частности, ст. 5 стала называться "Перечень сведений, составляющих государственную тайну". Только с этого момента появилась возможность ее самостоятельного (без дополнительной ссылки на подзаконные нормативные акты) применения в качестве правовой базы для соответствующего обвинения.

2.8. Таким образом, шесть обвинений, предъявленных Никитину до 8 мая 1998 года, имели неконституционную правовую основу. Из постановлений, выносимых по ходатайствам защиты на разных этапах расследования дела, видно, что следствие прекрасно осознавало невозможность применения в качестве самостоятельной и единственной правовой базы обвинения в выдаче государственной тайны ст. 5 Закона в редакции 21 июля 1993 года. Именно поэтому оно упорно, несмотря на полученные еще 27 января 1997 года указания Заместителя Генерального прокурора М.Б. Катышева (т. 19 л.д. 1-3), держалось за эти нелегитимные приказы и не подлежащий применению в настоящем деле (ввиду противоречия ст. 54 Конституции и ст. 10 УК РФ) Указ Президента № 1203 от 30.11.95г. После повторных указаний Генеральной прокуратуры от 21 апреля 1998 года (т. 21, л.д. 25-26) следствие вынуждено было эти ссылки исключить.

Результатом стал переход от плохого к еще худшему: седьмое (последнее) обвинение не имеет вообще никакой правовой основы.

Из вышеизложенного со всей очевидностью следует, что в действиях Никитина, квалифицированных ст.ст. 275 и 283 УК РФ, отсутствует состав преступления.

3. В ходатайстве о прекращении дела от 7.07.98г. защита указывала также на то, что обоснование обвинения ссылкой на п.1 ст. 5 Закона РФ "О государственной тайне" в редакции 1993 года в целом является недопустимым.

3.1. Пункт 1 ст. 5 представляет собой полный перечень сведений в военной области, которые могут быть отнесены к государственной тайне. Он состоит из шести абзацев (частей), каждый из которых, в свою очередь, содержит целый блок: совокупность категорий сведений, могущих быть отнесенными к государственной тайне.

Для того, чтобы обвинение соответствовало требованиям УПК, следствию надлежало сослаться на конкретный абзац (часть) пункта 1. Учитывая, что в одном абзаце собрано несколько хоть и близких по классу, но в то же время различных категорий сведений, следовало также привести текстовую ссылку, чтобы обозначить конкретную категорию, к которой относятся сведения, собранные и разглашенные Никитиным.

Ссылка на перечень в целом равнозначна обвинению в преступлении, предусмотренном уголовным кодексом (без указания статьи).

3.2. Отсутствие в обвинении ссылки на конкретное положение пункта 1 ст. 5 Закона "О государственной тайне" объясняется не небрежностью следствия, а безвыходностью положения, в которое оно себя загнало. Дело в том, что перечень, содержащийся в п. 1 ст. 5 Закона в редакции 21 июля 1993 года, не включает в себя тех сведений, сбор и передача которых иностранной организации инкриминированы Никитину.

В разделе 8.2. Доклада "Беллуны" описываются ядерные и радиационные аварии атомных энергетических установок подводных лодок. В разделе 2.3. речь идет о некоторых конструктивных решениях, направленных на повышение безопасности эксплуатации ЯЭУ АПЛ. Таким образом, оба текста, написание которых вменяется Никитину, содержат сведения, касающиеся ядерных энергетических установок подводных лодок.

В сентябре 1997 года в часть 3 п. 1 ст. 5 Закона "О государственной тайне" дополнительно включена новая категория: "сведения о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения». Отнесение этой категории сведений к государственной тайне только в 1997 году лишний раз подчеркивает тот факт, что ранее они отсутствовали в перечне сведений, которые, в соответствии с Законом, могут быть отнесены к государственной тайне. Таким образом в указанный период времени данные сведения не могли быть отнесены к государственной тайне никакими подзаконными нормативными актами, включая указы Президента, постановления Правительства, приказы Министра обороны.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 5 п.2, 325, 331 и 339 п.3,

ПРОСИМ:

Определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 октября 1998 года в отношении Никитина А.К. отменить и дело о нем производством прекратить.

Приложение: Заключения докторов юридических наук профессоров Страшуна Б.А. на 10 листах и Красикова Ю.А. на 4 листах.

5 ноября 1998 года

Адвокаты:
Ю. Шмидт
И. Павлов

О дне рассмотрения дела в Верховном Суде РФ просим нас известить.

Bellona

info@bellona.no