“СТАТУС”, октябрь 1997 (2): Утилизация атомных подводных лодок

Согласно последней информации ВМФ РФ, из боевого состава Северного и Тихоокеанского флотов выведено 154 АПЛ. В это число входят все АПЛ первого и второго поколений, а также часть кораблей третьего поколения. Принимая во внимание трудности с обеспечением судоремонта, можно предположить, что в ближайшие три года число отстойных АПЛ достигнет 200 единиц.

В настоящее время из эксплуатации на Северном флоте выведено 92 АПЛ. Топливо выгружено из 27 АПЛ, из них 18 уже разрезано. Реакторные отсеки утилизированных АПЛ хранятся на плаву в Сайда губе на Кольском полуострове и в акватории Северодвинска.

На Тихоокеанском флоте из эксплуатации выведено 62 АПЛ. Топливо из 23-х было выгружено, из них 13 АПЛ было разрезано. 8 реакторных отсеков утилизированных АПЛ первого и второго поколений хранятся в бухте Разбойник, остальные 5 находятся в бухте Чажма.

Документы, определяющие схему утилизации

В 1986 г. вышло первое постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 1095-296 «О порядке сдачи на слом выводимых из состава ВМФ кораблей с ЯЭУ». Практические решения и подходы были оговорены в целом ряде последующих распоряжений и указов.

В соответствии с постановлением правительства РФ № 514, принятом 24 июля 1992 г., судоремонтным предприятиям Министерства оборонной промышленности предписывалось провести опытную утилизацию 13 атомных подводных лодок. На северо-западе России утилизацию проводили предприятия Северодвинска ПО «Севмаш» и НПО «Звездочка», а также СРЗ «Нерпа» на Кольском полуострове. На востоке разрезкой лодок занимался СРЗ «Звезда».

31 августа 1992 г. было принято еще одно постановление правительства № 644-47, которым поручалось проведение НИКОР в обеспечении безопасной эксплуатации АПЛ Минатому РФ. Головным исполнителем этих работ назначался Научно-исследовательский и конструкторский институт энергетической техники – НИКИЭТ (г. Москва).

В соответствии с этим поручением НИКИЭТ разработал целевую комплексную программу с название «Исследование проблем длительного хранения и утилизации реакторных отсеков, обеспечения ядерной, радиационной и экологической безопасности на всех этапах вывода из эксплуатации атомных подводных лодок с выгруженными активными зонами и аварийными ППУ. Разработанная схема утилизации сводилась к следующему:

  • из ректоров АПЛ выгружается ядерное топливо;
  • реакторные отсеки (РО) приводятся в экологически безопасное состояние для длительного хранения, при котором радиоактивное оборудование остается на штатных местах;
  • РО вырезается из корпуса корабля, концевые отсеки АПЛ подвергаются разделке и утилизации;
  • РО транспортируется к месту хранения в специальных хранилищах и устанавливается на подготовленное место;
  • производится хранение РО при соответствующем мониторинге региона хранилища.
  • До сегодняшнего дня при проведении утилизации следовали именно этой схеме. К примеру, на северо-западе России, вырезка выгруженных РО проводилась на предприятиях Северодвинска в Архангельской области и на СРЗ «Нерпа» в Мурманской области. После вырезки, отсеки транспортировались в Сайда губу на Кольском полуострове, где осуществляется их длительное хранение на плаву.

    Помимо этого, в 1995 г. Президент РФ подписал указ №76 «О дополнительных мерах по обеспечению утилизации атомных подводных лодок, выведенных из боевого состава ВМФ». В 1996 г. вышло постановление правительства № 344-24 «О мерах по обеспечению комплексной утилизации атомных подводных лодок и кораблей, выведенных их эксплуатации, а также атомных судов Министерства транспорта Российской Федерации». Эти законодательные акты расширяли и уточняли схему утилизации, приведенную выше.

    Атомные установки Минобороны вне закона

    Закон «О государственной тайне», принятый ГосДумой 19 сентября 1997 г. и подписанный президентом 6 октября, устанавливает, что вся информация по атомным установкам Минобороны (включая радиоактивные отходы) относится к государственной тайне. Введенный в действие с момента опубликования, т.е. 9 октября 1997 г., закон фактически запрещает любое вмешательство из вне в вопросы обеспечения радиационной безопасности на объектах ВМФ.

    Действие Закона «Об использовании атомной энергии», принятого в ноябре 1995 г. не распространяется на объекты Министерства обороны, деятельность которых регулируется другими законами. Проблема состоит в том, что «другие законы» до сих пор не приняты. Еще в июле 1995 г., до принятия Закона «Об использовании атомной энергии», инспекции Госатомнадзора были лишены права осуществления контроля над военными радиационно-опасными объектами. Закон только закрепил особый статус военных.

    ВМФ не согласен с принятой схемой утилизации

    Начиная с 1995 г., с ростом экономических проблем и сокращением финансирования флота, руководство ВМФ начало выражать свое несогласие с принятой схемой вывода из эксплуатации и утилизации кораблей, которая подразумевала безвозмездную передачу отстойных судов предприятиям промышленности. ВМФ настаивал на финансовой компенсации, относясь с недоверие к отчетам предприятий, которые показывали, что утилизация – это процесс убыточный.

    По оценкам экспертов ВМФ утилизация может быть рентабельной при соблюдении двух условий: снижении расценок на проведение работ до приемлемого уровня, что позволило бы получать прибыли при продаже продуктов утилизации; и организации поточного производства. Выполнение последнего условия было затруднено из-за перебоев с выгрузками активных зон из ректоров отстойных АПЛ.

    Начиная с 1996 г., официальный ВМФ начал высказывать свое негативное отношение к сложившейся практике транспортировки отработанного ядерного топлива в Сибирь на х/к «Маяк» для переработки.

    Несогласие с проводимой экономической политикой

    Проводимая экономическая была предметом споров между ВМФ и заводами Министерства оборонной промышленности с самого начала процесса утилизации. По словам вице-адмирала Топилина, до недавнего времени начальника Технического управления ВМФ РФ, за разделку АПЛ класса «Альфа» с ректором на жидком металле северодвинской ПО «Севмаш» прислало счет на 18,5 миллионов долларов США, что намного превышает действительные затраты. Согласно Топилину, такие предприятия как северодвинское НПО «Звездочка», СРЗ «Нерпа» на Кольском полуострове и СРЗ «Звезда» на Дальнем востоке ранее запрашивали за разделку лодки с реактором типа ВВЭР от 9 до 10 миллионов долларов США. ВМФ удалось сбить цену до 2,7 миллионов долларов.

    С другой стороны, флоту удалось перевести часть заказов на утилизацию атомных лодок заводам Министерства обороны. На Кольском полуострове такими являются СРЗ «Шквал» в г. Полярный, СРЗ «Севморпуть» в г. Мурманске и Росляковский СРЗ № 82, расположенный к северу от Мурманска. На Дальнем востоке находятся два судоремонтных завода Минобороны – № 30 и № 49.

    В 1996 г. СРЗ "Шквал" получил разрешение разрезать одну АПЛ. В этом году "Шквал" предполагал провести утилизацию еще трех атомных лодок. Остальные заводы Минобороны также рассчитывали на получение подобных заказов, но, очевидно, дальше планов и намерений нечего не пошло.

    Финансирование работ по проведению утилизации было в 1996 г. минимальным. Из предусмотренного бюджета в 100 миллионов долларов США фактически поступили только 16 миллионов. Деньги, в основном, пошли на выплату задолженностей по заработной плате. Таким образом, предусмотренные объемы проведения утилизации выполнены не были. 8-10 апреля в сухой док северодвинского предприятия "Звездочка" была поставлена на утилизацию стратегическая АПЛ К-418 класса «Янки» (проект № 667А). Это была первая АПЛ, утилизация которой проводилась в Северодвинске в 1997 г. Предположительно, она была и единственной за весь 1997 г.

    Несогласие с принятой схемой обращения с отстойными АПЛ

    – Я полагаю, что правительственные постановления, оговаривающие схему обращения с атомными лодками, в корне неверны, они вредны, – заявил вице-адмирал Топилин, выступая в апреле этого года на совместном заседании комитетов ГосДумы на тему: «Состояние дел и перспективы решения проблемы ядерных отходов в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока Российской Федерации».

    В частности, вице-адмирал выразил свое несогласие с применяемой до недавнего времени практики выгрузки реакторов, транспортировки топлива для переработки на х/к «Маяк» и вырезки реакторных отсеков утилизируемых АПЛ.

    Несогласие ВМФ с вышеперечисленными элементами имеет несколько причин.

    В марте 1997 г. Госатомнадзор лишил х/к «Маяк» лицензии на переработку отработанного ядерного топлива. В апреле месяце этого года единственный в России спецэшелон для транспортировки отработанного ядерного топлива был временно выведен из эксплуатации из-за различных технических неполадок. В мае месяце эшелон вывез топлива из Северодвинска и снова был поставлен на ремонт. Предположительно, эшелон снова будет в строю только к ноябрю месяцу этого года.

    За каждый эшелон ВМФ вынужден платить около 2 миллионов долларов США, и цены постоянно растут. В то же время, из предусмотренных на 1996 год правительственными постановлениями и программами средств фактически поступило только 14,4%. По подсчетам экспертов, к 2000 году на флоте скопится около 105 тыс. отработанных топливных сборок (75 тыс. на Северном флоте, остальная часть на Тихоокеанском). Сегодня топливо хранится в полуразрушенных береговых хранилищах и на борту судов технологического обслуживания, которые едва удается поддерживать на плаву. В 1996 г. было отправлено 8 эшелонов с топливом на х/к «Маяк»: 5 из Мурманска, два из Северодвинска, и один с Тихоокеанского флота. В мае 1997 г. был отправлен только один эшелон из Северодвинска. Планируемая на октябрь-ноябрь 1997 г. транспортировка топлива из Мурманска остается под вопросом. По этим причинам ВМФ только одну выгрузку топлива в 1997 г. В прошлом году было 6 операций по выгрузке АПЛ, что все равно не удовлетворяет потребностям флота.

    Принимая во внимание цифры, приведенные выше, для вывоза всего топлива ВМФ на х/к «Маяк» потребуется около 180 эшелонов.

    Ситуация осложняется тем, что на ВМФ имеется четыре аварийные АПЛ с оплавленной активной зоной реактора (одна на Северном флоте в акватории СРЗ «Шквал» в Полярном, и три на Тихоокеанском флоте в бухте Павловского), выгрузка топлива из которых не может быть проведена с помощью имеющихся средств. Часть топлива, находящегося в реакторах отстойных АПЛ также повреждена и не может быть извлечена и упакована в транспортные контейнеры ТК-18 с применением стандартных технологий. Несколько лет назад инспекция по ядерной безопасности Министерства обороны разрешила оставлять в реакторах выведенных из боевого состава АПЛ до 50 топливных элементов. На базе в Гремихе, расположенной в восточной части Кольского полуострова, сегодня находятся 21 отстойная АПЛ, перевести которые в судоремонтные заводы для выгрузки и разделки не представляется возможным из-за опасности их затопления. В то же время, суда технологического обслуживания Северного флота не могут, в свою очередь, по причине неудовлетворительного технического состояния, прийти в Гремиху для проведения операций по выгрузке топлива из реакторов АПЛ.

    В завершении нужно добавить, что для ВМФ очень накладно содержать 104 отстойные АПЛ с не выгруженными активными зонами. На АПЛ отстоя ВМФ держит до 5 тыс. человек личного состава, которые обеспечивают плавучесть этих кораблей. В денежном исчислении на эти цели ежегодно расходуется около 80 миллионов долларов США.

    Новая стратегия ВМФ

    Новая идеология и политика ВМФ в отношении проблем утилизации АПЛ и обращения с радиоактивными отходами, прежде всего, основана на условии, что увеличения финансовых средств на эти проблемы в ближайшем будущем ожидать нельзя, скорее наоборот. Таким образом, предлагаемые решения проблем должны быть просты в техническом осуществлении и, что самое главное, их воплощение должно быть возможно при минимальных затратах.

    Вначале появилось предложение для Тихоокеанского флота хранить вырезанные реакторные отсеки АПЛ на мелководье. Проект подразумевал, что 2/3 АПЛ может находиться в воде (предполагаемая глубина – около 8 метров) и 1/3 над водой. Хранение предполагалось осуществлять в бухте Разбойник в Приморье. Проект пришлось отложить, после того как был продан кран грузоподъемностью 1500 тонн, который мог быть использован для постановки отсеков на хранение (отсек АПЛ первого поколения весит около 800 тонн, отсек АПЛ второго поколения – около 1500 тонн).

    Второе предложение, которое касалось не только Тихоокеанского, но и Северного флота, было еще более «революционней» первого. Предлагалось вырезать сами реакторы без предварительной выгрузки активной зоны, упаковывать реакторы в контейнеры и помещать их на хранение в штольни Ара-губы на Кольском полуострове и в Павловске на Тихоокеанском фоте. Один реактор с не выгруженной активной зоной весит около 80-90 тонн. Штольни, о которых идет речь, имею протяженность 1000 м и более. Штольни никогда не использовались военными по назначению.

    – Ученые считают, что все требования безопасности при выполнении этого проекта соблюдаются. Мы должны выходить с этим проектом на правительство и поменять всю идеологию, которой мы на сегодня следуем при утилизации АПЛ, – заявил вице-адмирал Топилин. – Другого выхода у нас просто нет.

    Выполнив подобный проект, ВМФ смог бы решить целый ряд накопившихся проблем: избежать проведения выгрузки топлива и, соответственно, его последующего хранения; прекратить дорогостоящие и проблематичные транспортировки топлива на х/к «Маяк»; освободить средства, которые уходят на содержание отстойных АПЛ с топливо на борту. Другими словами – подобное решение было бы намного дешевле принятой на сегодня схемы.

    Для вырезки реакторов также требуется оборудование. На Украине сегодня строятся два специальных плавдока для ВМФ. Один из них должен был поступить на ВМФ еще в 1996 г., но неоплаченные счета задержали его прибытие. На Украине также строится судно технологического обслуживания (проект 2020, класса «Малина»), которое предназначено для проведения операций по выгрузке топлива из АПЛ. Завершение строительства судна и его передача ВМФ РФ находится под вопросом из-за отсутствия средств.

    В этой части ВМФ также нашел простое решение, не требующее больших финансовых затрат. Предполагается начать строительство подобных судов на предприятиях Северодвинска или С.-Петербурга. Их отличие от судна, простаивающего на Украине, будет состоять в том, что они будут упрощенного проекта. Еще одна деталь схемы ВМФ, лозунгом которой является: «Решение всех проблем при минимальных затратах».

    Заключение

    Ситуация, сложившаяся на сегодня, подталкивает ВМФ искать решения по утилизации атомных кораблей при возможно минимальных затратах. Таким образом, все предложения по новой схеме, исходящие от военных, основаны только на экономических соображениях и не рассматривают проблему в аспекте экологической безопасности.

    Осуществление обсуждаемой сегодня возможности освобождения ВМФ от ответственности за обращение с радиоактивными отходами и отстойными АПЛ в ближайшем будущем маловероятно: ВМФ не хочет передавать безвозмездно корабли на утилизацию судоремонтным предприятиям; заводы, в свою очередь, не хотят взваливать на себя дополнительную обузу, заявляя, что это только приведет к ухудшению их и без того неблагополучного финансового состояния.

    Намерение ВМФ отказаться от транспортировки отработанного топлива на х/к «Маяк» может только приветствоваться. С другой стороны, предложение по хранению реакторов с активными зонами в штольнях – не может быть приемлемым решением проблемы с точки зрения экологической безопасности.

    Выйдя из-под контроля Госатомнадзора, ВМФ имеет все возможности провести подобный проект через научные институты, так или иначе зависящие от Минобороны. Независимые эксперты не будут включены в обсуждение и не будут иметь возможности дать свою оценку проекту.

    Таким образом, на ближайшее время можно ожидать, что дорогостоящая и небезопасная ситуация с отстойными АПЛ, которая существует сегодня, перерастет в действительно опасную, но не требующую финансовых затрат. Притом, что проблема, так и останется нерешенной.

    Игорь Кудрик